Н. Римашевская человеческий потенциал россии и проблемы «сбережения населения»



Скачать 398.23 Kb.
страница1/8
Дата11.08.2018
Размер398.23 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8

Н.Римашевская

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ РОССИИ

И ПРОБЛЕМЫ «СБЕРЕЖЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ»
1. Вводные положения и постановка исследовательских задач

Главное богатство любой общественной системы — человеческий потенциал, в конечном счете определяющий могущество страны и общества; главный фактор развития последних в современном мире — фактор человеческий. Этот тезис фактически никем прямо не оспаривается, но всегда ли он учитывается (учитывается должным образом) в социальной практике вообще и российской в частности?

Итоги специальных исследований позволяют утверждать: страна с большим демографическим ресурсом при прочих равных условиях обладает и большей совокупной мощью. Разумеется, сам этот ресурс сегодня определяется не только и не столько количественными, сколько качественными параметрами. Однако правительства и правящие элиты развивающихся стран во многих случаях всячески стимулируют рост населения, надеясь «конвертировать» его в геополитическое влияние и усматривая в нем гарантию национального суверенитета. Примеров тому множество. Индийская программа «нулевого демографического роста» была совершенно сознательно свернута правящими кругами, посчитавшими, что огромное население Индии само по себе дает определенные гарантии против угроз, исходящих как от Китая, так и от исламского мира (в первую очередь от Пакистана). Высокий уровень рождаемости по тем же мотивам блокирования внешних угроз поддерживается режимами Ирана и Ирака. И т.д.

В середине XX столетия в работах Т.Шульца и Г.Беккера, как известно, была обоснована концепция «человеческого капитала», трактуемого в качестве единства знаний и квалификации, одновременно выполняющего функции «средства производства» и «предмета длительного пользования»1. Появление этой кардинально новой оценки населения стало велением времени. Вложения в человеческий капитал, рост ценности человеческого труда превращались в важнейшие факторы преобразования экономики, модернизации экономических институтов. Развитие представало уже не просто как повышение темпов экономического роста, а как органически, с абсолютной необходимостью включающее гуманитарные инвестиции и ликвидацию бедности.

Постиндустриальное общество, в направлении к которому движутся мир и наша страна, конституируется не только информационно-коммуникационными технологиями: должны в полной мере утвердиться также био- и нанотехнологии, воплощающие достижения принципиально новых областей научного знания, Инновационное реструктурирование отечественной экономики предполагает переход от развития, базируемого на использовании природных ресурсов, к динамике, основанной на эксплуатации человеческого интеллекта, на наукоемких производствах и фундаментальных открытиях. Очевидно, что приоритетным становятся сохранение и наращивание человеческого потенциала страны, способного эффективно адаптироваться к «уплотнению» потока нововведений.

В развитых странах налицо смена государственных приоритетов — относительное сокращение доли военных исследований и ускоренный рост инвестиций в фундаментальные науки, связанные, в частности, с системой здравоохранения. На роль базового фактора развития экономики выдвигается образование, в том числе системы, обеспечивающие получение профессиональных знаний в течение всей жизни; «жизненный цикл знаний», навыков, профессий сегодня оказывается чрезвычайно коротким.

В условиях утверждения «глобально-информационного уклада» все более жесткими становятся требования к качеству рабочей силы. В современной мирохозяйственной конкуренции побеждают «не числом, а умением», и основным источником национального богатства становится «интеллектуальный капитал». Согласно оценкам Всемирного банка, данным применительно к 192 странам, на долю физического капитала (накопленных материально-вещественных фондов) приходятся в среднем 16% общего богатства, на долю природного капитала — 20, а капитала человеческого — 64%. Для России эта пропорция — 14, 72 и 14%, тогда как в Германии, Японии и Швеции удельный вес человеческого капитала достигает 80%.

Концепция человеческого капитала, интенсивно развивавшаяся во второй половине XX столетия довольно быстро трансформировалась в концепцию «расширения человеческих возможностей» — возможностей, замещающих материальное и экономическое благосостояние. Из этой теории непосредственно следует, что цель развития заключается не только и даже не столько в том, чтобы увеличить производство и потребление; главное — предоставить человеку «возможность выбора», реализуемую прежде всего в здоровой жизни и в ее долголетии, в свободном развитии интеллектуальных и всех иных творческих способностей2.

Наряду с концепцией «человеческого капитала» существенную роль в завершающемся ныне парадигмальном переходе от «экономического роста» к «человеческому развитию» сыграли две концептуальные постановки. Одна из них, адаптированная Международной организацией труда, — концепция «базовых нужд», согласно которой социально-экономическая политика должна строиться исходя из: 1) императива удовлетворения круга минимальных потребностей семьи (в пище, одежде, жилище и домашнем оборудовании); 2) необходимости поддержания определенного состояния сферы общественных услуг, касающихся санитарного состояния мест проживания, общественного транспорта, здравоохранения и образования.

Вторая постановка сопряжена с предложениями Всемирного Банка относительно перераспределения получаемых в процессе экономического роста доходов в пользу бедных страт населения. Рост объемов производства и ВВП сам по себе, без включения перераспределительных механизмов, не обеспечивает решения проблемы нищеты и бедности.

Новейшие концепции развития базируются на постулате: конечная цель — это не уровень дохода, а расширяющийся человеческий выбор в области здравоохранения, образования, экономической и общественной деятельности. Есть три ключевые потребности: 1) в долголетии и здоровье; 2) в получении знаний; 3) в доступе к ресурсам, необходимым для достойного уровня жизни. Их удовлетворение — условие реализации политических и экономических свобод (передвижения и выбора места жительства, создания семьи, творчества и др.). Понятно, впрочем, что удовлетворение этих потребностей и обретение свобод возможны лишь при определенном уровне материальной обеспеченности.

Концепции, о которых идет речь, по сути фиксируют два взаимопроникающих процесса: 1) развитие человеческого капитала (некоей интегральной суммы таких составляющих, как здоровье, знания, культура и свобода личности), предъявляющее все более высокие требования к человеку-участнику общественного производства; 2) ориентация самого этого производства на удовлетворение развивающих и развивающихся потребностей человека.

В этом контексте нельзя не отметить роль населения как носителя интеллектуального потенциала общества3. Она особенно велика и многократно возрастает в странах, далее других продвинувшихся на пути постиндустриализма; в них именно интеллект нации, интегрирующий интеллекты отдельных личностей, становится реальным двигателем и определяющим фактором прогресса. Но и в России, отстающей в этом отношении, любые (как в количественном, так и в качественном отношениях) потери людских ресурсов, причем независимо от конкретных причин, оборачиваются комплексом серьезнейших внутренних и внешних, в том числе геополитических, проблем. Эти потери дестабилизируют и ослабляют страну, а в экстремальных ситуациях чреваты угрозами национальной безопасности.

Вообще, в области формирования человеческого потенциала в постсоветской России накопились многочисленные негативы. Отчасти они связаны с историческими традициями недооценки человеческой жизни в общественном и индивидуальном сознании. Однако ключевую роль играют привнесенные в страну извне и, главное, энергично практически реализуемые, идеи «экономики дешевого работника»4 и «экономически эффективного населения». Последнее, по утверждениям ревнителей подобных антироссийских по своей сути построений, надлежит «оптимизировать» на уровне 50 млн. человек, занятых в нефтегазодобывающих отраслях и лесохозяйственном комплексе (и в обслуживающей их инфраструктуре), а судьба остального, составляющего «чистую нагрузку на экономику», населения, никоим образом не должна быть предметом озабоченности правящих элит.

С учетом вышеизложенного в настоящей статье: 1) на основе разработанных автором и его коллегами по ИСЭПН РАН методолого-теоретических подходов даются количественная и (в максимально развернутом виде) качественная характеристики человеческого потенциала России (и его некоторых составляющих) в статическом и динамическом аспектах; 2) выявляются воздействующие на него главные факторы; 3) обозначаются болевые проблемы «сбережения» российского населения и намечаются некоторые возможные подходы к их решению, в том числе связанные с применением программно-целевых методов.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница