Н. А суровегина Гендерные проблемы в антропологии Н. А. Бердяева: идеи и философские перспективы



Скачать 258.21 Kb.
страница1/4
Дата20.03.2018
Размер258.21 Kb.
  1   2   3   4

Н. А Суровегина

Гендерные проблемы в антропологии Н. А. Бердяева:

идеи и философские перспективы
Как оценить степень сложности историко-философской задачи “Гендерные проблемы в русской философии”? Ссылка на относительно небольшое количество материала легко может породить иллюзию чуть ли не очевидности. В самом деле, согласно христианской традиции, признание строгой иерархии “телесное – душевное - духовное” есть в то же время утверждение духовной сущности человека как образа и подобия Божия, тогда как гендерные проблемы – это проблемы “телесно-душевной” жизни человека. Поэтому они по меньшей мере несущественны для христианской жизни и, соответственно, “выпадают” из круга (а точнее говоря, и не попадают в круг) основных проблем христианской антропологии. Например, совсем не случайно христианский идеал человека либо оказывается независимым от принадлежности к полу, либо интерпретируется исключительно как мужской. Вместе с тем “когда мы говорим об идеальном образе человека, то нельзя говорить об этом, отвлекаясь от мужчины и женщины. Идеал мужской и женский всегда будут различны. Только образ святости одинаково был мужским и женским. Все же остальные образы человека, раскрывавшиеся в истории, были по преимуществу мужскими образами”1. Впрочем, при ближайшем рассмотрении христианские представления об идеале человека оказываются не столь простыми, особенно если обратиться к различным концепциям в области софиологии.

Вообще, как отмечает Н. А. Бердяев, “отношение к полу настолько странно и настолько не походит на все остальное, что наводит на мысли об особенной связи пола с падением человека. Пол есть как бы печать падшести человека, утери целостности человеческой природы. Только в конце XIX и начале XX века мысль, наука и литература пошли на большие разоблачения тайны пола и половой жизни… ХХ век обозначал радикальное изменение человеческого сознания в отношении к полу”2.

“Христианство прикрыло пол идеей греха”3С ветхозаветных времен (а в книге Бытия говорится, что даже начиная от Адама и Евы) осознание половых особенностей и различий (по крайней мере, в их телесном выражении) ассоциируется со стыдом. “И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились… И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили себе смоковные листья” (Быт. 2:25, 3:7). Этот ветхозаветный фрагмент комментируют так: до грехопадения первые люди не имели нужды в одежде и не были знакомы с ощущением стыда, который есть плод греха, естественный вид телесной наготы не пробуждал в них нечистых мыслей, и если нагота служила синонимом детской невинности и чистоты первых людей, то впоследствии мучительное ощущение ее стало “победным знаком чувственности и греха”. Здесь же комментатор добавляет, как бы напоминая о непроходимой границе между духовным, внутренним, и телесным, внешним: “Внешнее око, - по глубокомысленному выражению Оригена, - открылось после того, как закрылось духовное”4.

В соответствии с этим В. С. Соловьев указывает на тот “основной факт антропологии и истории”, что половая стыдливость у человека имеет “коренное значение”. Это определяет “этическое отношение человека к материальной природе”. То, что “самый факт природы ощущается как постыдный”, свидетельствует, по Соловьеву, что здесь заявляет о себе “высшее человеческое достоинство”, что “человек не есть только факт природы и не должен служить страдательным орудием ее жизненных целей”5. Половая принадлежность человека тем самым не выводится за пределы его “животной природы”, остается “по ту сторону” его личностного бытия, которое, в свою очередь, постоянно стремится к выходу за пределы земной жизни.

В противоположность этому Н. А. Бердяев называет проблему пола “основной для антропологии”, поскольку “половая полярность характеризует человеческую природу”6, и ссылается на исследования З. Фрейда. Это никоим образом не означает, что Бердяев отказывается от основных принципов христианского персонализма. Напротив, он замечает, что известный “эротический философ” В. В. Розанов не прав в своих решениях (хотя и прав в проблематике, прав в своей критике, будучи “величайшим критиком христианского лицемерия по отношению к полу”7) вследствие “нечувствительности к человеческой личности и ее вечной судьбе”, ибо для него “подлинной первореальностью и носителем жизни является не личность, а род”8.

По-видимому, мы не исказим концепцию Бердяева, если представим ее в форме трехаспектного единства, а именно:



(Возможно, не следует упускать и еще один аспект: пол как проблема религиозной метафизики. Однако подобное рассмотрение потребовало бы обращения к софиологии, но в этом случае мы слишком далеко отошли бы от текстов Бердяева, который лишь упоминает о софийности в связи с восстановлением андрогинного образа человека, а также подчеркивает, что “София есть вечная девственность, а не вечная женственность”9.)

Каталог: data -> downloads
downloads -> Введение в политологию
downloads -> А. В. Бородина права женщин: академический дискурс и образовательный процесс 1 Задача
downloads -> Ирина Чикалова И. Арманд и а. Коллонтай: феминизм, коммунизм и женский вопрос в послереволюционной россии
downloads -> Феминистская критика современного социологического знания
downloads -> В поисках языковой самореализации женщин На материале современного немецкого языка и немецкоязычной женской литературы
downloads -> В. И. Успенская Суфражизм в конце XIX – начале XX века
downloads -> Гендер как инструмент политологического анализа Наталия Козлова


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница