Москва 2004 Редакторы и издатели серии «Из архива Г. П. Щедровицкого»: Г. А. Давыдова


Ильясов. Да, психологическая позиция человека... Тюков



страница93/171
Дата10.05.2018
Размер3.98 Mb.
1   ...   89   90   91   92   93   94   95   96   ...   171
Ильясов. Да, психологическая позиция человека...

Тюков. Это вы говорите о «психологической позиции», но, судя по вашему ответу, оказывается следующее. Я начал представлять себе, что действия педагога суть вовсе не действия или деятельность педагога, а некоторые внутренне представляемые условия моего существования – как эманации этой индивидуальной деятельности, – и я внутри них (пусть даже искусственно организуемых) ориентируюсь. Вот что получается.

Щедровицкий. Я еще сильнее скажу, чтобы усилить оппозицию.

С
точки зрения педагогики мы имеем дело с одной целостной, сложной и многофокусной (по крайней мере двухфокусной) ситуацией, где есть деятельность педагога, деятельность ученика, и сама ситуация учения-обучения (если предположить существование такой ситуации) является сложной ситуацией содеятельности. Это есть подлинная органическая единица того, что происходит. И, вроде бы, так, как это зафиксировано у Славиной и как это фиксируется в ранних работах Гальперина, здесь и надо рассматривать ситуацию учения-обучения или обучения-учения в зависимости от того, где вы ее будете центрировать. В нашем случае это единая ситуация.


И только у нее есть законы и нормы существования – она реальна. Но признать это – значит отказаться от психологизма, от психологической точки зрения, встать вновь, совершенно откровенно и точно, на позиции Выготского, признать правым его, а не Харьковскую группу, которая настаивает на том, что психологический анализ может быть анализом лишь индивидуальной деятельности со всеми соответствующими субъективными оценками.


Кстати, если у Гальперина и у других где-то и проявляется деятельностный подход в смысле психологической концепции деятельности Леонтьева, то только здесь, и в этом подлинная суть этой концепции, а именно в том, что она вынуждает исследователя искусственно разрезать, раскалывать эту органическую единицу и, вместо того чтобы анализировать сложную содеятельность ситуации учения-обучения или обучения-учения, пользуется явно неадекватной и несоответствующей делу схемой субъективного действия ученика, где другие содеятельности, в которые он включен по закону социально-культурной организации, по законам семиотической организации являются лишь внешними условиями его индивидуальной деятельности.

Здесь действует требование такого видения структур деятельности, в котором производится насильственная предметизация этих структур. И одно из двух: либо признать как факт ситуацию учения-обучения и исследовать совсем другое, то самое, что исследовала педагогика, законы и нормы чего она ищет, и отказаться от психологизма либо оставаться психологом традиционного, до Выготского, периода и рассматривать только такую индивидуальную деятельность, как учение, и, соответственно, типы ориентировок в учении и т.д. Среднего здесь нет.

Таким образом, идеология профессиональной традиции заставляет корежить и кромсать предмет изучения и делать его бессмысленным.




Каталог: biblio -> rus
rus -> Игра и детское общество
rus -> Смысл и значение I. Введение в проблему: лингвистический и семиотический подходы в семантике
rus -> Логика и методология науки
rus -> Г. П. Щедровицкий
rus -> Техгнология мышления
rus -> О различии исходных понятий формальной и содержательной логик
rus -> Курс лекций Москва 2003 Ответственные редакторы и издатели серии «Из архива Г. П. Щедровицкого»
rus -> Лекции-доклады на структурно-системном семинаре (июнь июль 1965 г.) Москва 2004
rus -> О принципах анализа объективной структуры мыслительной деятельности на основе понятий содержательно-генетической логики


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   89   90   91   92   93   94   95   96   ...   171


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница