Москва 2004 Редакторы и издатели серии «Из архива Г. П. Щедровицкого»: Г. А. Давыдова


Ильясов. Категорий «объект» и «субъект». Щедровицкий



страница60/171
Дата10.05.2018
Размер3.98 Mb.
1   ...   56   57   58   59   60   61   62   63   ...   171
Ильясов. Категорий «объект» и «субъект».

Щедровицкий. Нет, только не «объект» и «субъект», поскольку категории объекта и субъекта суть категории гносеологии, а не исследования. То, что это все время путают (и И.Кант дал для этого основания), есть сейчас основной тормоз в развитии советской науки. Когда мы начинаем обсуждать категории, характеризующие структуру знания (т.е. эпистемические структуры, или категории эпистемологии), то сразу же всплывают и появляются категории гносеологии, или категории субъекта и объекта, и тогда всему наступает конец, поскольку уже ничего нельзя понять и выяснить, всему наступает каюк.

Ильясов. А категории истины и лжи?

Щедровицкий. Это логические категории.

Ильясов. Иначе говоря, есть три типа категорий?

Щедровицкий. Да. Я благодарю вас за вопрос.

Все начинается с логики. Логика поставила вопрос об отношении, и дальше она не сделала ни одного шага. Она только сейчас начинает делать какие-то шаги, поскольку до самого последнего времени у нее стояла лишь проблема истинности, или соответствия представления – но чему? Сегодня же мы должны различать фактическую истинность, онтологическую истинность, модельную истинность, теоретическую истинность, практическую истинность, категориальную истинность и т.д. – их невероятно много. Если еще Платон и Аристотель работали на примитивных эпистемических структурах, когда было всего одно высказывание и суждение и одно онтологическое представление, или онтологическая схема, то сейчас мы имеем дело с многоэлементными формами организации эпистемических структур. Я уже писал и сейчас утверждаю, что примитивнейший научный предмет обязательно предполагает восемь или девять элементов. И только когда есть эти восемь или девять элементов, по которым идет вся система согласований, мы приходим к научному исследованию. Кроме того, есть масса донаучных форм исследования – начиная от пары элементов сопоставления и далее.

При этом логика зафиксировала само отношение истинности; отсюда появляются категории истинности и ложности, но не категория «истины», потому что категория истины требует четкой фиксации онтологии в ее особой вещной функции.

Как раз за день до сегодняшнего обсуждения я участвовал в очень интересной парадигматической дискуссии, которая развернулась при обсуждении типологического метода. М.Савченко делал доклад о типологии современных архитектурных представлений и вел рассуждение в онтологической модальности; его интересовал тип архитектурных сооружений. Вопрос ставился так: существует ли тип архитектурных сооружений? Он опирался в своем рассуждении на работы А.Раппопорта и задавал разные типы. А И.Бакштейн стал спрашивать его: с точки зрения кого существуют такие типы?

Так вот вопрос о существовании типов, как он был поставлен Бакштейном – существуют ли типы в деятельности архитекторов или они появляются только с возникновением знаний о типах (потому что типологическая проблематика появляется в архитектуре только на рубеже XIX–XX веков), а если они существовали до появления знаний, то кто это зафиксировал, в действительности какого исследователя они стали существовать? – правильно поставлен (люди, мало-мальски знакомые с диалектикой, понимают, что так и надо ставить вопрос), но дело в том, что онтологический подход предполагает элиминирование этого отношения. Онтология и есть представление об истине, а говорить, что это чья-то истина – моя, его, третьего, четвертого – бессмысленно. И хотя мы знаем, что то или иное представление каждый раз кем-то получается, и фиксируем какой-то этап в развитии человеческой мысли и представлений, но если мы это представление маркировали как онтологическое, то теперь об этом внутри предметной структуры мы обязаны говорить как о чем-то, что есть само по себе, т.е. истина, имеющая отчужденное существование. Поэтому в онтологической модальности мы можем говорить, что, например, типы, архетипы, прототипы всегда существуют в деятельности архитекторов.

Но тогда появляются другие категории. В частности, категория сущности в противоположность явлению фиксирует то, что есть на самом деле. Явление есть то, что мы с вами видим: один видит одно явление, другой видит другое явление. А сущность – это то, что есть безотносительно к нам. И когда мы вводим пару «сущность – явление», то этим мы фиксируем модальное отношение между релятивным (относительным) и абсолютным и вводим такую структуру, которой приписываем объяснение существования. В этом и состоит методологический смысл принципа материалистичности...




Каталог: biblio -> rus
rus -> Игра и детское общество
rus -> Смысл и значение I. Введение в проблему: лингвистический и семиотический подходы в семантике
rus -> Логика и методология науки
rus -> Г. П. Щедровицкий
rus -> Техгнология мышления
rus -> О различии исходных понятий формальной и содержательной логик
rus -> Курс лекций Москва 2003 Ответственные редакторы и издатели серии «Из архива Г. П. Щедровицкого»
rus -> Лекции-доклады на структурно-системном семинаре (июнь июль 1965 г.) Москва 2004
rus -> О принципах анализа объективной структуры мыслительной деятельности на основе понятий содержательно-генетической логики


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   56   57   58   59   60   61   62   63   ...   171


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница