Москва 2004 Редакторы и издатели серии «Из архива Г. П. Щедровицкого»: Г. А. Давыдова


Ильясов. Истины или истинности? Щедровицкий



страница59/171
Дата10.05.2018
Размер3.98 Mb.
1   ...   55   56   57   58   59   60   61   62   ...   171
Ильясов. Истины или истинности?

Щедровицкий. Я говорю об «истинности». А про «истину» мы будем говорить дальше. То, что вы называете «истиной», связано с появлением онтологии и метафизик, т.е. с развитием научного исследования. А для этого надо обсуждать развитие структуры научной организации. Мне же сейчас (поскольку я работаю на более низких уровнях исследования) важно зафиксировать то обстоятельство, о котором я говорил выше, т.е. что исследование связано с установлением истинности.

А это обстоятельство было установлено не Марксом, как вы думаете, а за несколько тысяч лет до него Левкиппом, Демокритом и Аристотелем. Это Аристотель говорил, что вопрос об истинном – это вопрос о том, соответствуют ли наши суждения, высказывания и утверждения тому, что реально есть, или, наоборот, не соответствуют.

Мне очень важно подчеркнуть, что цель исследования не есть получение образа, или отражения. Этот образ, или отражение, получается за счет естественной работы нашего сознания, которое и производит эти образы, но сами эти образы, как утверждают Левкипп и Демокрит, суть не знания, а лишь мнения и представления. И поэтому каждый раз приходится спрашивать, чьи они – какого профессионала, какой личности, – и, таким образом, атрибуцию приходится каждый раз осуществлять по отношению к человеку, а не к истине, т.е. не к объекту.

А когда мы поняли, что имеем лишь мнения и представления и что некоторые из них могут быть истинными, а другие ложными, т.е. ввели понятия «истинности» и «ложности», нам стали нужны особые процедуры для выяснения этого отношения – отношения истинности.

Следовательно, исследование всегда имеет дело с соотношением одного и другого (объекта и представления), с установлением соответствия между одним и другим. И нам, соответственно, нужна иная техника.

Но здесь возникает очень интересный вопрос: а как же нам дан, или бывает дан, объект?

Поставив вопрос таким образом, Демокрит и Левкипп создали очень сложную проблему для Платона, а потом и для Аристотеля, поскольку сопоставление представления с объектом как таковым есть прерогатива Господа Бога (или богов, если говорить о богах-олимпийцах).

Люди не могут прорваться к работе с таким отношением, и поэтому возникает невероятно интересный вопрос: а как же представлен объект? И тогда только тезис об истинности наших представлений и высказываний начинает перерабатываться и трансформироваться в проблему истины.

Ведь тогда ясно, что если наша главная задача (задача исследователей) есть сопоставление наших представлений, суждений, каких-то форм с объектом самим по себе – и только так, собственно, и может решаться задача исследования, – то это уже не есть проблема отношения. Если мы имеем или видим объекты, имеем наши представления, то сопоставить одно с другим, проверить их на соответствие друг другу очень просто. Вопрос состоит в том, как же иметь этот объект, как его получить, причем, в формах, которые по исходной постановке вопроса лежат вне форм представления и знания.

И возникает вторичный вопрос: откуда мы имеем непосредственное видение объекта, которое к тому же должно быть истинным? Иначе говоря, это вопрос о том, кому и как дана истина видения объекта.

Я могу сказать, что как только вопрос поставлен таким образом, он автоматически переходит в другой вопрос: как мы получаем непосредственное видение объекта, или «объекта на самом деле»? Но тогда вопрос об истинности как о соответствии, т.е. вопрос, конституирующий исследование как таковое, переходит в вопрос об объекте, и оказывается, что сутью исследования является вопрос об объекте, или об истине объектного представления. И это есть ход к онтологии.

Поэтому, первое, что делает Платон – он начинает строить онтологию, или представление о том, что существует на самом деле. И Платон ставит вопрос: как можно получить то, что есть на самом деле?

С этого места и начинается развитие проблематики истины – вплоть до Ф.Энгельса. В ходе этого развития давались самые разные ответы: относительность истины, объективность истины, практика как критерий истины, истина как непрерывный исторический процесс и т.д. Создается масса разных учений об истине, которые все связаны друг с другом той проблемой, что для осуществления исследования необходимо иметь подлинное представление об объекте, а иметь его человек не может.

Как же решается эта проблема у Платона? Прежде всего, она решается им за счет введения различия функционального и материального в речи. Это первое, и это очень важный пункт. Тогда оказывается, что понятие объекта всегда будет пустым местом: нам нужен объект, и мы можем ввести его как определенное место.

Этот момент для меня очень важен. Развитие идеи исследования привело к тому, что появилось понятие об объекте, и это понятие об объекте задавало не сам объект, а место объекта в определенных структурах сопоставлений, т.е. определенное место в формах организации нашего мышления. Соответственно, усложнилось само мышление. И это в первую очередь и должно нас с вами интересовать (в частности, при обсуждении вопроса о том, что делает Славина).

Теперь мы можем сказать, что исследовательская работа связана, во-первых, с сопоставлением имеющихся у нас представлений и мнений с объектом, во-вторых, с определением самого объекта как условия и предпосылки осуществления такого сопоставления, которое конституирует исследовательскую работу.

Итак, возникает как бы вторичная цель, которая становится затем главной. Нам теперь уже надо не сопоставлять представления с объектом, а все время получать подлинное, истинное представление об объекте – в противоположность мнению о нем. И поэтому вопрос ставится так: у меня есть мнение, представление, я выдвинул гипотезу и полагаю, что так устроено то, что я исследую, но в чем мои основания для того, чтобы считать мое мнение, мое представление, соответствующим объекту? Как мне вообще достичь объективности моего мнения? Как мне прорваться за границу моей «субъективности» и иметь не мои представления, не мои знания, а подлинные? И это есть основная проблема метафизики, или онтологии (как мы сейчас говорим, снимая метафизичность метафизики и учитывая кантовскую критику и развитие этого в работах Фихте, Гегеля, Маркса и т.д.).

Кстати, надо очень четко понимать, что Кант был антиметафизиком и боролся с метафизикой, – но боролся, чтобы через критику показать, как можно строить метафизику, т.е. не для того, чтобы выбросить метафизику, ибо без метафизики – если понимать метафизику как онтологию – не может быть исследования, а для того, чтобы обосновать возможность построения метафизики и разработать технологию такого построения.

И каждый раз, когда это забывают, история очень жестко за это наказывает. Мы имеем недавний пример: неопозитивизм попробовал выбросить из исследования метафизические установки. Что же показала 30-летняя история? Она показала, что выбрасывание метафизических положений приводит к выбрасыванию всей науки. Не может в принципе быть науки, научного исследования без ответа на вопрос об истине, т.е. построения онтологических представлений.

Но характер онтологических представлений, которые у нас есть, это тоже дело наших рук. Мы только маркируем определенного рода представления как «объективные», как «истинные», или как истины. Но место объекта при этом все время остается; структура мышления, заданная наличием этого места объекта, установками на истину (объект) остается, а наполнение этого места, его морфология, все время исторически меняется и есть исторически относительное образование. За счет такого структурного расслоения и расщепления самого понятия «объекта» на объект как функциональное место в структурах нашего мышления и на объект, который обладает определенностью, мы после Гегеля можем решать все вопросы, связанные с понятием истины и т.д.

Именно Гегель невероятно четко и первым подчеркнул тот момент, что мы всегда принимаем существование объекта, но мы никогда не можем ответить на вопрос о том, каков этот объект, какова его определенность, поскольку каждый раз, когда мы отвечаем на этот вопрос, мы имеем дело уже не с объектом как таковым, а с определенным его предметным представлением. И этот предмет, функционирующий в роли объекта, все время исторически меняется.

Сам объект меняется, но структуры мышления, характеризуемые как исследование, остаются. И главное не в том, как мы на том или ином этапе заполнили место объекта в этих структурах мышления, а в том, что мы все время развиваем структуры мышления, связанные с признанием существования объекта.

Поэтому, кстати, и получается, что материалистическая установка является методологическим принципом. Именно методологическим принципом, поскольку эта установка все время заставляет нас заполнять место объекта в структурах мышления и отвечать на вопрос, каков объект, хотя мы при этом всегда знаем, что мы устанавливаем некоторую относительную истину, т.е. некоторое преходящее представление.

Тогда получается, что мы, фактически, все время сопоставляем одни представления с другими представлениями. Инвариантом в таком случае является именно функциональная структура сопоставления. Собственно, когда возникла эта функциональная структура и когда я непосредственно данную мне действительность (непосредственно отражаемое) начинаю расчленять, расслаивать и выделять «мое представление», которое я получил, тогда, чтобы это представление было не мнением, а знанием, оно должно быть сопоставлено с подлинным объектом в соответствии с этой функциональной структурой. Я как бы расслаиваю свою действительность на представление и реальность, или объектность, и это уже есть моя структура, и я теперь должен в ней работать, производя соответствующие сопоставления и отнесения. То, что заполняет эту структуру, будет каждый раз моими или нашими представлениями, но каждый раз разными.

Иначе говоря, мы выполняем требования этой функциональной структуры, сопоставляя – по морфологии, или материально – разные представления, которые мы функционально по-разному маркируем.

Отсюда следует идея многих знаний и сопоставления многих знаний. Отсюда следует идея метода «сплавщика», поскольку мы в «место» объекта в этой функциональной структуре мышления можем класть разные представления и приводить в соответствие с ними другие представления; вопрос, который каждый раз будет при этом ставиться, состоит в том, каковы наши критерии и основания для того, чтобы положить то или другое представление в место объекта. А дальше мы можем получать парные сопоставления, тройные, четверные и т.д.

Таким образом, сама структура может меняться, и на пути развития самой этой структуры мы придем на каком-то этапе к собственно научному исследованию, т.е. к тем структурам, которые задают научное исследование.

Итак, исследование всегда предполагает оппозицию представления и объекта, сознательную постановку вопроса о соответствии имеющегося у нас представления объекту. И дальше можно выделять виды и типы исследования по тому, какие здесь структуры сопоставления – парные, тройные, четверные и т.д., – поскольку дальше эта структура тоже начинает развиваться.

В этом плане было бы вообще интересно проследить основные этапы и стадии формирования исследовательских структур, или, иначе, тех структур, которые задают формы организации исследовательского мышления. Здесь принцип усложнения этих структур может служить путеводной ниточкой.

Но кроме того, параллельно с процессом усложнения и формирования исследовательских структур идет развитие категорий. Например, категорий явления и сущности...




Каталог: biblio -> rus
rus -> Игра и детское общество
rus -> Смысл и значение I. Введение в проблему: лингвистический и семиотический подходы в семантике
rus -> Логика и методология науки
rus -> Г. П. Щедровицкий
rus -> Техгнология мышления
rus -> О различии исходных понятий формальной и содержательной логик
rus -> Курс лекций Москва 2003 Ответственные редакторы и издатели серии «Из архива Г. П. Щедровицкого»
rus -> Лекции-доклады на структурно-системном семинаре (июнь июль 1965 г.) Москва 2004
rus -> О принципах анализа объективной структуры мыслительной деятельности на основе понятий содержательно-генетической логики


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   55   56   57   58   59   60   61   62   ...   171


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница