Москва 2004 Редакторы и издатели серии «Из архива Г. П. Щедровицкого»: Г. А. Давыдова



страница12/171
Дата10.05.2018
Размер3.98 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   171
Тюков. Я бы добавил, что само обсуждение представления о субстанции есть особый ход, чтобы ответить на ваши или чьи-то еще претензии в отношении психических явлений. Именно идея субстанции и связанное с ней обсуждение монизма, дуализма или плюрализма может быть таким ходом.

Например, сейчас Давыдов, возвращаясь к работам Леонтьева, идет – в противоположность Декарту – от идеи монизма и начинает рассматривать психику, или психическое, как всеобщую пластическую способность в субстанциональном взаимодействии, монистическом взаимодействии, в отличие от психики, представленной в дуалистических или плюралистических формах, когда имеется множество субстанций.

Но это не только психологическая точка зрения, это также, нравится вам это или нет, логика рассуждений в философии...

Щедровицкий. Прекрасно, я как раз хотел сделать ход к этому. Я бы присоединился к Тюкову и сказал, что если вы говорите об общепсихологической теории, то вы неизбежно приходите к субстанциональной точке зрения.

Но у меня, кроме всего, акцент поставлен на слове «теория». Декарт и Спиноза жили до появления научных теорий, они своей работой только готовили условия для появления научных теорий, а поэтому на уровне философских рассуждений они могли говорить о субстанциях. Но все дальнейшее развитие наук в их оппозиции к философии привело к отрицанию возможности такого субстанционального мышления. Вся философия науки (кстати, ведь после Декарта философия разделяется: одна линия развивается как обыденная философия и приводит потом к «философии жизни», другая линия развивается как философия науки, разворачивающаяся в методологию) и вся методология, осмысляющая ход развития и формирования науки, приходят к отрицанию идеи субстанции. Возьмите, к примеру, неокантианское направление, да и вообще всю философию науки и вы увидите, что здесь разворачиваются новые представления о формах организации знаний и о новых типах объекта. Поэтому, скажем, Э.Кассирер одну из своих работ так и называет: «Понятие о субстанции и понятие о функции». И он понятие функции в этой работе противопоставляет понятию субстанции и утверждает, что науки описывают некоторые функциональные структуры и процессы, но отнюдь не субстанции.

Именно так я понимаю основную линию развития психологии, т.е. все больший и больший переход ее от философии к научности. Мы можем говорить, что этот процесс еще не завершен, мы можем даже разделиться, и одни будут говорить, что психология всегда должна оставаться философией, а другие скажут, что психология должна быть научной. Но граница между той и другой точкой зрения проходит именно в этом пункте, и, может быть, этот пункт и является решающим.

Иначе говоря, идея общепсихологической теории является философской идеей – это наследие философского подхода в психологии. Это ненаучная и антинаучная идея. Если же мы берем развитие научных элементов в психологии, то оно будет представлено в гештальт-психологии, с одной стороны, в бихевиоризме, с другой, в идеях деятельности, с третьей. И, вроде бы, так утверждалось и в 20-е, и в 30-е, и в 40-е, и в 50-е годы: что это и есть основная дорога развития советской психологии. И как потом на этой основной дороге, построенной на отрицании идеи субстанции, приходят к поиску общепсихологической теории – это вопрос.

С моей точки зрения, это есть несуразность или, во всяком случае, какая-то проблема. Поэтому нам нужно сосредоточить на ней наше внимание и, в частности, объяснить, почему в заглавии книги А.Н.Леонтьева стоит «Деятельность. Сознание. Личность» и утверждается, что эта книга излагает основы общепсихологической теории, т.е. теории психической субстанции. Когда вы читаете эту книгу, то там есть про все, кроме психики. Можно сказать, конечно, наоборот, что в этой книге все про психику, а не про деятельность, сознание и личность, но тогда это будет, по меньшей мере, очень странная ситуация.

На этом я закончу кусок проблематизации, который был рефлексией нашей прошлой дискуссии. Для меня этот кусок очень важен, поскольку все, о чем мы сейчас с вами говорили, потребуется для объяснения происхождения концепции поэтапного формирования умственных действий, ибо здесь, на мой взгляд, заключена суть всего и основные противоречия этой концепции.

А сейчас я хочу предоставить слово В.Л.Даниловой, чтобы она объяснила нам, почему то, что я говорил о психологах, прямо противоположно тому, что говорит Гальперин.


Каталог: biblio -> rus
rus -> Игра и детское общество
rus -> Смысл и значение I. Введение в проблему: лингвистический и семиотический подходы в семантике
rus -> Логика и методология науки
rus -> Г. П. Щедровицкий
rus -> Техгнология мышления
rus -> О различии исходных понятий формальной и содержательной логик
rus -> Курс лекций Москва 2003 Ответственные редакторы и издатели серии «Из архива Г. П. Щедровицкого»
rus -> Лекции-доклады на структурно-системном семинаре (июнь июль 1965 г.) Москва 2004
rus -> О принципах анализа объективной структуры мыслительной деятельности на основе понятий содержательно-генетической логики


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   171


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница