Молчанов В. И. Исследования по феноменологии сознания



Pdf просмотр
страница235/385
Дата26.04.2018
Размер3.69 Mb.
1   ...   231   232   233   234   235   236   237   238   ...   385

283
iii. ния отменяет («aufhebt») соответствующий опыт, или саму очевидность. Очевидность нового опыта есть тов чем неоспоримость предыдущего опыта претерпевает отмену, перечеркивание как модификацию веры (Glaubensmodifi kation der Aufhebung, der Durch- streichung), и только так может очевидность претерпевать эту модификацию. Очевидность опыта, таким образом, всегда уже предполагается. Осознанное отторжение (Aufl ösung) заблуждения в изначальности опыта теперь я вижу, что это иллюзия — само есть вид очевидности, а именно очевидность недействительности того, что дано в опыте, соответственно, очевидность отмены прежде немодифицированной) очевидности опыта. Это распространяется также на любую очевидность и на любой опыт в самом широком смысле. Даже очевидность, представляющая себя в качестве аподиктической, может раскрыть себя как заблуждение и предполагает все же для этого некоторую подобную очевидность, о которую она разбивается (Итак, согласно Гуссерлю, мы идем от очевидности к очевидности, причем каждая последующая очевидность может отменить, уничтожить предыдущую. Оставляя в стороне вопрос о бесконечном регрессе, который почему-то Гуссерля здесь не беспокоит, мы обращаемся к проблеме уничтожения предыдущей очевидности. Она, говорит Гуссерль, разбивается, мы отторгаем заблуждение, мы видим, что это была иллюзия, мы осознаем заблуждение с очевидностью.
В самом деле, мы говорим Я вижу, что это иллюзия. Гуссерль выделяет слово вижу, однако не осознает с очевидностью, что это метафора. Мы можем видеть какой-либо предмета затем осознавать, что это была иллюзия, что перед нами в действительности был другой предмет. Мы можем также видеть этот другой предметно мы не можем видеть (или вообще как-либо ощущать) переход к осознанию иллюзии. Иначе говоря, если очевидность связана, по
Гуссерлю, с первичным, те. непосредственным, созерцанием, то переход от одной очевидности к другой и аннулирование предыдущей это существенно иная операция сознания (мы сознательно избегаем слова акт, чем созерцание. Следуя Гуссерлю, можно было бы сказать, что отторжение иллюзии опирается на созерцание, однако смысл этой опоры, или фундирования, остается весьма неопределенным. Здесь опять-таки, как и при формулировке принципа всех принципов, выявляется некий теневой источник, сопровождающий, если следовать логике Гуссерля, созерцание.
Кроме того, в рассуждении Гуссерля о возможности заблуждения не принимаются во внимание границы опыта, в которых мы отличаем действительное от кажущегося. Различение дамы и восковой куклы в музее восковых фигур (пример Гуссерля) и различение змеи и веревки (не в музее) предполагают совершенно разные исходные ситуации. Дело даже не в различных ситуациях икон- кретных смешениях, а в изначальной настроенности на это различение. В отношении метафоры видеть можно привести более простой и более убедительный пример я ищу кого-либо, вхожу в комнату и вижу, что его/ее здесь нет. Вижу ли я отсутствие Какой комплекс ощущений соответствует небытию искомого Несомненно, что в этом описании, оперируя метафорами, Гуссерль не различает, по крайней мере, достаточно отчетливо, прямой и фигуральный смысл.
В какой мере вообще допустимо употребление метафор в философском тексте Видимо, в той мере, в какой возможно осознать, что это — метафоры, те. различить прямой и переносный смысл. Для Гуссерля это составляет большую проблему его манера письма такова, что он, как правило, вводит некоторый образ, берет это слово в кавычки, дабы продемонстрировать, что это образно уже через несколько строк это слово употребляется без кавычек и превращается в философский термин.
Почему вообще возникают трудности различения прямого и переносного смысла Почему мы действительно зачастую видим в философских текстах их смешение?
Проблема не разрешается простым указанием на необходимость их различения. Она, собственно, состоит в том, что неясным остается формирование прямого смысла. То, что это формирование связывают обычно (и Гуссерль не исключение) только с созерцанием, а созерцание работает с образами, ведет к указанным трудностям.
Очевидность для Гуссерля есть предмет описания. Очевидность не есть особое иррациональное чувство, которое добавляется к размышлению, или интуиция гения, недоступная простым смертным. Очевидность, по Гуссерлю, есть особый акт сознания, а именно акт отождествления замысла и созерцания. Мы усматриваем с очевидностью в том случае, когда у насесть сознание (акт) тождества подразумеваемого и созерцаемого. В случае адеквации в широком смысле мы можем говорить, в соответствии с градациям




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   231   232   233   234   235   236   237   238   ...   385


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница