Молчанов В. И. Исследования по феноменологии сознания



Pdf просмотр
страница217/385
Дата26.04.2018
Размер3.69 Mb.
1   ...   213   214   215   216   217   218   219   220   ...   385

261
ii. cogito. Основой хайдеггеровской интерпретации является отождествление акта представления и акта приведения к достоверности. Акт представления есть некоторое удостоверение. Такое отождествление возможно только при условии, что акт представления понимается как акт суждения. Если все же отличать акт представления от акта суждения, то очевидно, что хотя каждое удостоверение требует акта представления, ноне каждое представление удостоверяет.
Вышеуказанному отождествлению предшествует у Хайдеггера рассуждение о том, что cogitare есть раздумывающее, перепроверяющее, перерассчитывающее представление «cogitare est dubitare».
Хайдеггер предупреждает, что можно впасть в ошибку, если понимать это буквально. Мышление не есть сомнение в том смысле, что повсюду высказываются только колебания… Акт сомнения понимается скорее как акт, который сущностно отнесен к несомненному, к тому, что не вызывает раздумий, и к его удостоверению. И здесь Хайдеггер невольно следует Декарту, трактуя сомнение как научное предположение (вид суждения, которое действительно отнесено к несомненному.
Для чего, задает вопрос Хайдеггер, представляющий рассчитывает и овладевает представленным Для чего Для дальнейшего акта представления В основе своей это верная характеристика субъективизма, который полагает цели лишь для того, чтобы полагать новые цели. Однако как раз представление, как бы его ни понимать, не отсылает, по своей сущности, к дальнейшему представлению. Отсылка к дальнейшему — это прерогатива суждения. Научное удостоверение сущего не имеет иной цели, кроме дальнейшего удостоверения признания или отрицания того или иного положения дел. Представление, восприятие, созерцание принципиально конечны, они содержат в себе свои собственные границы, какими бы многообразными ни были оттенки предмета. Суждения речения и речи, пересуды и болтовня, передача информации и формирование научных теорий — не имеют внутренней мотивации для остановки.
Утверждение Сущее превращается в объект для субъекта характеризует скорее объективизм, ноне субъективизм. И хотя это две стороны одной и той же медали, но все же различные стороны. Субъективизм как овладение и господство над сущим остается не- проясненным, пока остается нераскрытым, какие средства овладения и господства имеет в своем распоряжении субъективность. Для того чтобы субъект, подобно царю Мидасу, превращал для себя все сущее в объект, уже недостаточно представления, но необходимы суждение и воля.
Хайдеггер справедливо указывает, что задачей Декарта было заложить метафизическую основу освобождению человека для новой свободы, которая сама себе дает достоверный закон. Свобода новоевропейского человека — это, однако, несвобода представлять (о такой свободе вопрос еще не стоит, но свобода судить. Наука как основное явление Нового времени (Хайдеггер) предполагает прежде всего свободу суждений и подчинение представлений и восприятий (насколько это возможно) суждениям. Это требует как раз субъекта, очищенного, свободного от любого представления, восприятия, созерцания это требует чистого Я, субъекта суждения, претендующего на роль центрального члена.
Субъект-Я, к которому сводится и вокруг которого собирается все объективированное сущее, не может быть только субъектом представляющим, но должен быть субъектом прежде всего судящими подчиняющим себе акты представления. Для того чтобы подчинить себе сущее, субъект должен подчинить себя себе самому, подчинить свои представления и восприятия признанию или отвержению того или иного положения дел для того чтобы дать законы природе, субъект должен сначала дать закон самому себе, закон, согласно которому восприятие, созерцание формируется на основе рассудка. Эта точка зрения кульминирует в Критике чистого
разума, введение к первому изданию которой начинается примечательными словами Опыт есть первый продукт, который производит наш рассудок.
,
, Как бы ни совершалась модификация субъективности, ведущая к субъективизму, она содержит по крайней мере три аспекта 1) смешение представления (восприятия) и суждения 2) замещение представления суждением 3) как результат, господство суждения над представлением. Последнее составляет собственно сущность субъ-
16
Ibid. S. 147. Ср. русский перевод B. B. Бибихина: Хайдеггер М. Европейский нигилизм Проблема человека в западной философии. МС. ективизма. На языке Брентано это можно было бы выразить так смешение трех классов психических феноменов, решение (воля) отдать преимущество суждению.
Истоки субъективизма — здесь Хайдеггер абсолютно прав — мы находим в философии Декарта, которая является своеобразным полемическим местом встречи в феноменологической, и не только феноменологической, философии.
Как известно, исходный пункт философии Декарта — сомнение. Однако действительное философское рассуждение у Декарта начинается не тогда, когда он замечает, что на свете много чего сомнительного, но тогда, когда он, отделяя практический разум от теоретического, преобразует в сфере последнего опыт сомнения в последовательность отрицательных предположений. Философия Декарта начинается с усиления сомнения до предположения абсолютной ложности сомнительного предмета. Наиболее определенно говорится об этом в Первоначалах философии: Мы должны также считать все сомнительное ложными Однако это сомнение не следует относить к жизненной практике (§ 3)18. Очевидно, что усиление сомнения — это искусственная процедура, исходная точка которой уже заранее положена вне опыта сомнения.
Сомнения могут усиливаться, крайняя степень сомнения — это отчаяние, но сомнение нельзя усилить волевым решением. Для Декарта, однако, смешение сомнения и предположения выглядит вполне естественно. Констатируя во ii
Медитации, что во всеобщем сомнении мы познаем по крайней мере то, что нет ничего достоверного, Декарт пишет Итак, я допускаю, что все видимое мною ложно»19.
Декарт вовсе не хочет показать, что в опыте сомнения сам акт сомнения несомненен. Он преобразует сомнение в отрицательное предположение для описания ситуации тотальной и абсолютной недостоверности любого опыта. Если достоверность невозможна нив каком опыте, то тогда ее следует искать вне опыта, в том, что является общим для всех видов опыта, — в мыслящей субстанции. Такой ход рассуждений был бы вполне традиционным, если бы не способ введения этой субстанции и не сама эта субстанция.
Ситуация тотальной неопределенности и недостоверности — это ситуация отчаяния, ситуация абсолютной некоммуникабельности.
18
Р. Декарт. Первоначала философии Пер. С. Я. Шейнман-Топштейн, И. Н. Сре- тенского. Соч. в х т. Т. 1. МС Р. Декарт. Размышления о первой философии Пер. С. Я. Шейнман-Топштейн.
Цит. изд. Т. 2. M., 1994. С. 21.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   213   214   215   216   217   218   219   220   ...   385


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница