Мишель Фуко: о «смерти человека», о свободе и о «конце философии»



Скачать 245.88 Kb.
Pdf просмотр
страница1/8
Дата07.08.2018
Размер245.88 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8

Вестник истории и философии КГУ. Серия Философия. 2008. № 2 45
Мишель Фуко о смерти человека, о свободе и оконце философии

А.В. Дьяков
Курский государственный университет, кафедра философии
305000 г. Курск, ул. Радищева, 33
Автор обращается к философии Мишеля Фуко, чтобы выяснить, какое место в ней занимают концепты смерти человека и конца философии. Обращаясь к фукольдиан- скому анализу субъективности, он систематизирует основные значения концепта смерти человека и делает вывод о неправомерности его буквального понимания, утверждая, что деконструкция традиционного представления о субъекте у Фуко не означает устранения проблемы субъекта из пространства философии.

«Вера в то, что Фуко вновь открыл, обнаружил
субъективность, вначале им отвергнутую, является
таким же недоразумением, как и смерть человека
Ж. Делѐз, «Вскрыть вещи, вскрыть слова»
Говоря о смерти человека, Фуко прежде всего выступает против самодовлеющего представления о производстве человека человеком. На протяжении всей истории люди постоянно меняли свою субъективность, формировали себя при помощи бесконечной серии различных субъективностей, которые никогда не могут привести к некой конечной сущности человека. Он отказывается предварительно задавать какую бы тони было теорию субъекта и от вопрошания о формах знания исходя из этой теории. Его интересует именно то, как складывался субъект в той или иной детерминированной форме. Отказавшись от априорной теории субъекта, Фуко получил возможность проанализировать отношения между формированием субъекта, практиками власти и играми истины. Субъекту Фуко — не субстанция, но форма, которая никогда не является самотождественной. Поэтому вопрос, который он задаѐт в отношении субъекта, звучит не как кто мы, но как мы узнаѐм о том, кто мы такие. Термин субъекту Фуко употребляется в двух значениях, причѐм оба связаны с производством во-первых, индивида производят в качестве субъекта, те. контролируют и ставят в зависимость во-вторых, индивид сам производит себя в качестве субъекта, проявляя заботу о себе. Эти аспекты не являются принципиально различными и независимыми один от другого, ведь в обоих случаях речь идѐт о производстве на основании некоторого знания, которое можно представить как технологию. Это то знание, которое обеспечивает индивиду власть — власть над собой, оборотной стороной которой является власть над другими. Как сказал бы Делѐз, речь идѐт о становлении и о бытии становления. Между этими двумя аспектами у Фуко не существует никакой диалектики или противоположности. Субъект производимый, те. становление, конституируется благодаря сопротивлению властным воздействиям, каковые, в свою очередь, и складываются благодаря его сопротивлению. Поэтому ни сам этот субъект, ни производящие его властные отношения, строго говоря, не могут быть охарактеризованы как негативность. Скорее, речь идѐт о силе в ницшевском смысле. Субъект, сам себя производящий, те. бытие становления, формируется благодаря заботе о себе и, опять-таки, не может характеризоваться как чистая позитивность, поскольку несѐт в себе негацию в отношении другого. Как понимать отношения фукольдианского
субъекта с другим, мы поговорим ниже, обсуждая лакановские влияния на философию Фуко. А пока отметим два следствия, вытекающих из такого распределения аспектов субъективности. Первое субъекту Фуко всегда существует как становление и бытие становления, но никогда — как ставшее. Второе касается самой мысли Фуко как сказал тот же Делѐз,
© А.В. Дьяков, 2008.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница