Мировоззренческо-методологические основы постижения культуры: проблема концептуализации


Глава вторая «Становление и основные направления культурологии»



страница5/12
Дата31.01.2018
Размер0.59 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
Глава вторая «Становление и основные направления культурологии» по­священа рассмотрению процесса становления и оценке эв­ристического потен­циала основных направлений концептуального представления куль­туры.

§ 2.1. Становление культурологии как науки. Рассмотреть процесс станов­ле­ния культурологии – значит, по сути дела, после­довательно шаг за шагом просле­дить, как и когда знание о культуре возникло в ка­честве самостоятельной и специ­фической научной дисциплины. Адекватный анализ данного процесса оценивается как задача «повышенной трудности». Во-первых, в силу самой его объективной сложности и внутренней противоречивости. Во-вторых, в силу слабой проработан­ности в этом отношении надежных и, если уж не одно­значных, то хотя бы более или менее оп­ределенных критериев и методоло­гических процедур.

Чаще всего решение этой задачи сводится к характеристике взглядов на куль­туру тех или иных мыслителей в ту или иную историческую эпоху – в эпоху ан­тичности, эпоху средневековья, Возрождения, Нового времени и т.д. (Г.В. Драч). Не менее распространена характеристика рассматриваемого процесса, основанная на оценке так называемых «вкладов», внесенных в изучение культуры «различ­ными научными направлениями». С этой точки зрения, в становлении культуроло­гии как области научного знания принято выделять следующие периоды: этногра­фический (1800-1860), эволюционистский (1860-1895), исторический (1895-1925). При этом считается возможным фиксировать относительно «становления культу­рологии» то, что другие исследователи содержательно относят к «становлению культурной антропологии» (В.Е. Носов, Э.А. Орлова и др.).

Проблематичным остается вполне естественный и принципиальный в плане самоопределения любой науки вопрос об «отце», или «основоположнике» культу­рологии, в связи с чем и хронологические рамки процесса ее становления как науч­ной дисциплины предстают достаточно противоречиво. Таковым считается то С. Пуфендорф, то И.Г. Гердер (Л.З. Немировская), то К.Г. Маркс (В.Д. Жукоцкий), то Э.Б. Тайлор (М.Б. Туровский), то одновременно Ф. Боас, Э. Сепир и Б. Уорф (Е.В. Мордвинова), то Л.А. Уайт (В.А. Глуздов, И.И. Лукичева, А.А. Касьян).

Методологические основания исследования становления культурологии в ка­честве науки нуждаются в серьезной дополнительной рефлексии, как относительно категориального содержания понятия становления, так и относительно критери­альных признаков науки как таковой и их специфического выражения на той или иной стадии ее становления. В связи с этим, конечно же, наибольший эвристиче­ский потенциал заключают в себе исследования, пусть пока еще немногочислен­ные, но нацеленные – каждое по-своему (М.С. Каган, В.И. Полищук, Т.В. Кузне­цова) – на постижение внутренней логики процесса становления культурологии как науки о культуре.

Согласно диссертанту, исходной совокупностью инвариантных на­учному зна­нию критериев, формирующейся в классическом, а затем, так или иначе, воспроиз­водящейся в позднейших типах рациональности (Н.С. Автономова, В.С. Степин, С.Л. Кропотов и др.), является система «предмет – метод». Если у науки чего-либо в этом отношении нет, то ей или нечего изучать, если даже есть чем, или нечем изучать, если даже есть что. Поэтому возникновение предмета и метода, позво­ляющих в своей комплиментарности фактуально зафиксировать определенное объ­ективное содержание и способ его познания и интерпретации – это рубеж, знаме­нующий возникновение науки в собственном смысле слова. Сам процесс возник­новения того и другого, собственно говоря, и есть ее станов­ление в качестве тако­вой. Все другие черты науки, фиксируемые в литературе (Н.В. Блажевич, В.В. Ким, И.Т. Касавин, Л. Лаудан, О.П. Огурцов, В.Н. Порус, А.И. Ра­китов, С.В. Девятова, В.И. Купцов, В. Ньютон-Смит и др.), могут быть рассмот­рены, во-первых, как про­изводные от этих двух, и, во-вторых, как характеризующие уже определенное ее качественное состояние, как проявление того или иного типа научной рациональ­ности и соответствующего ему уровня рефлексии.

Процесс становления предмета науки осуществляется под воздействием двух основных факторов: объекта и познавательной задачи. Взятый сам по себе, объект не является предметом науки, таковым он становится лишь в результате активной конструирующей деятельности субъекта, связанной с форму­лировкой определен­ной познавательной задачи, посредством которой как раз и про­исходит тот или иной «срез» в объекте. Являясь средством различения существен­ного и несущест­венного в объекте, постановка познавательной задачи яв­ляется поэтому крите­рием его предметной спецификации (Р. Амезедер, В.А. Лек­торский, Б.А. Старос­тин, В.П. Фофанов и др.). На основе разработки соответствующего познавательной за­даче методологи­ческого инструментария формируется исходная система базис­ных понятий науки, очерчивающая внешние границы и раскрывающая внутреннее со­держание ее предмета.

Что касается метода науки, то в самом общем виде вряд ли сколько-нибудь серьезно может быть оспорено положение, что в системе научных методов единст­венно универсального, пригод­ного для решения любых познавательных задач, ме­тода не существует, что каждый из них обладает как своими достоинствами, так и недостатками. Вместе с тем, в этом отношении следует все же полагать наличие некоего конституирующего эле­мента, вне и помимо которого система научных ме­тодов любой науки немыслима именно как система. Таковым, вслед за Платоном, можно считать сравнение как методологическую про­цедуру, позволяющую, с од­ной сто­роны, «разделять все на виды, на естествен­ные составные части, стараясь при этом не раздробить ни одной из них», а с дру­гой, – «охватывая все общим взглядом, возводить к единой идее то, что повсюду разрозненно, чтобы, давая оп­ределение каждому, сделать ясным предмет поуче­ния»3. В современной литературе данное положение оценивается как вполне коррект­ное (И.Я. Лойфман, В.П. Фофа­нов, М. Фуко и др.). Задавая внутренний ме­ханизм саморазвития в исследовании того или иного предмета, удерживая его все­гда в границах исходной самотождест­венности при практически без­граничных возможностях внутренней саморазличен­ности – и на уровне рассмотрения его строения (тождество и различие), и на уровне рассмотрения его функционирования (устойчивость и изменчивость), и на уровне рассмотрения его развития (преемст­венность и обновление), – сравнение является своеобразной «исходной клеточкой», со­держащей внутри себя целый спектр раз­нообразного рода модификаций, реали­зация которых способствует формированию достаточно весомого и длинного ряда других методов научного познания.

Сопряжение двух основных моментов – постановки познавательной задачи и реализации в задаваемом ею исследовательском ракурсе эвристических возможно­стей метода сравнения – означает, что становление той или иной области знания в качестве науки, собственно говоря, в целом состоялось и «на повестку дня» выхо­дит проблематика, связанная уже с ее развитием, с развертыванием исходной сис­темы ее базисных понятий.

В процессе достаточно длительной эволюции объем и содержательное напол­нение термина «культура» уточнялись и расширялись как, во-первых, за счет включения в мир культуры все новых и новых видов и результатов преобразова­тельной деятельности человека, так и, во-вторых, за счет работы абстрагирующей мысли, пытавшейся во всех многообразных формах явлений, соотносимых с куль­турой, выделить то общее, главное, что им присуще. Взятые в своем единстве и со­отнесенности, эти разнонаправленные тен­денции являются глубинным внутренним противоречием данного процесса, пре­допределявшим и его содержание, и его ха­рактер.

Поскольку становление – более или менее длительный и дифференцирован­ный внутри себя процесс (Г.В.Ф. Гегель, А.А. Матюшин, В.А. Вазюлин и др.), в становлении культурологии как науки можно выделить четыре основные стадии: первая, продолжавшаяся приблизительно до середины XVII века, – стадия форми­рования исходных предпосылок, основное содержание которой – фиксация и опи­сание отдельных разнообразных форм проявления культуры; вторая стадия – при­мерно середина XVII века – стадия начала процесса становления, заключающаяся в вы­делении культуры в качестве самостоятельного объекта, подлежащего изуче­нию; третья стадия – с середины XVII века до семидесятых годов XIX века – соб­ственно процесс становления культурологии как науки, основное содержание ко­торой – формирование предметных и методологических основ изучения культуры; четвер­тая стадия – семидесятые годы XIX века – стадия оформления культуроло­гии как науки, имеющей свой собственный предмет, исходный методо­логический инстру­ментарий и некоторую совокупность базисных понятий.

С семидесятых годов XIX века можно говорить о проблематике, связанной уже с развитием культурологии как науки о культуре.


Каталог: jirbis -> files -> upload -> jirbis data2 -> base -> Avtoreferaty
Avtoreferaty -> Одиночество как психический феномен и ресурс развития личности в юношеском возрасте 19. 00. 07. педагогическая психология
Avtoreferaty -> Плужник И. Л. Формирование межкультурной коммуникативной компетенции студентов гуманитарного профиля в процессе профессиональной подготовки
Avtoreferaty -> Герои и героизм в культурно-историческом бытии народов европы и россии
Avtoreferaty -> Процесс профессионального самоопределения городской молодежи
Avtoreferaty -> Эпическое творчество Николая Клюева (организация мотивов) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук
Avtoreferaty -> Типология форм бытия
Avtoreferaty -> Структура многочленных фразеологических омонимов
Avtoreferaty -> «Архетип» как категория философии культуры


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница