Мировой Суперорганизм: эволюционно-кибернетическая модель возникновения сетевого сообщества



страница1/10
Дата05.05.2018
Размер355 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Мировой Суперорганизм: эволюционно-кибернетическая модель возникновения сетевого сообщества


Франсис Хейлиген
Введение

Уже давно существует мнение, что общество обладает рядом качеств, делающих его похожим на живой организм, что это живое создание со своими клетками, обменом веществ и нервной системой. При таком сравнении различные общественные институты играют роль органов, каждый из которых выполняет свою особую функцию в поддержании жизнедеятельности организма. Например, армия работает аналогично иммунной системе, защищая организм от вторжений извне, тогда как правительство функционирует подобно мозгу, управляя всем и принимая решения. Эту метафору можно найти еще у Аристотеля. В ней черпали вдохновение Комте, Дюркхайм и Спенсер [56] отцы-основатели социологии.

Взгляд на общество как на суперорганизм не находит широкого отклика среди современных теоретиков. Да, их модели общества более хаотичны и открыты, чем у предшествующих социологов, они научились распознавать присущие обществу сложность и непредсказуемость. Статичная, централизованная, иерархическая структура с жестким разделением труда, которая лежала в основе старых социологических моделей, рассматривавших общество как единый организм, едва ли подходит для понимания нашего быстро эволюционирующего общества. Тем более, чтовзгляд на общество, когда индивидуумы воспринимаются как маленькие клеточки, подчиненные всеобщей системе, нашел свое место в идеологии тоталитарных государств Гитлера и Сталина и послужил мотивом мрачных антиутопий Орвела и Хаксли. И в результате, модель общества-организма сегодня отбрасывается большинством социологов.

Между тем, в своем развитии наука отошла от механистического взгляда на организмы. Изучая живые системы, биологи более не заостряют внимание на статичной структуре их внутренней анатомии, ученых привлекает многообразие процессов, с помощью которых организм адаптируется к постоянно изменяющейся внешней среде. В последнее время множество идей и методов, объединенных в области "теории сложности", привели к пониманию того, что организмы - это самоорганизующиеся, адаптивные системы. Большинство процессов в этих системах децентрализовано, неопределенно и постоянно изменяется. Сложное адаптивное поведение подобных систем возникает в процессе свободного взаимодействия между отдельными автономными компонентами. Модели же, в которых управление подчинено отдельному планирующему блоку, были признаны непригодными для большинства реальных систем.

Подобное развитие научных взглядов вновь открывает возможность моделирования организмов и обществ в виде сложных адаптивных систем. В самом деле, типичные примеры исследований [36, 37], использующих системный подход, касаются и биологических (иммунная система, нервная система, происхождение жизни), и социальных (фондовый рынок, города, древние цивилизации) вопросов. Однако, этот подход пока еще не очень хорошо развит и предлагает лишь ряд интересных идей и методов, но не целостную теорию организма или общества.

Пробел может быть заполнен старой традицией, сходной с подходом теории сложных адаптивных систем: кибернетикой и теорией систем . Хотя некоторые из первоначальных кибернетических моделей были централизованны и имели жесткую структуру, большинство последних подходов делает упор на самоорганизацию, автономность, децентрализованность и взаимодействие между многочисленными составляющими. Внутри кибернетики и системной теории можно выделить несколько моделей, которые могут быть использованы при изучении как живых организмов, так и социальных систем: теория живых организмов Миллера, теория автопоэзиса Матураны, теория перцептивного контроля Пауэрса и теория Турчина о метасистемных переходах.

Перечисленные выше научные подходы наряду с более мистической теорией Т. де Шардена [59] вдохновили некоторых авторов возродить взгляд на общество как на единый суперорганизм [58, 52, 16, 17, 18, 61] . Подобный рост популярности этой идеи был вызван бурным развитием коммуникационных сетей, которые можно рассматривать как зарождающуюся нервную систему социального организма. Однако, все возникшие теории остаются на уровне метафор, указывающих на аналогии, но не анализирующих сами механизмы.

Настоящая статья ставит своей задачей развитие новой, более детализированной модели мирового сообщества, которая бы базировалась на упомянутых ранее моделях и объединила бы их. Особенно я хотел бы сфокусировать внимание читателя на эволюционных процессах, постоянно создающих и совершенствующих природу. Подобный угол зрения сможет дать нам лучшее понимание нашего сегодняшнего быстро изменяющегося общества, и направления, в котором оно движется. Положенная в основу модели кибернетическая теория поможет нам в анализе все возрастающей важности понятия информации в развивающемся взаимосвязанном обществе.

Главная идея данной модели состоит в том, что мировое общество может рассматриваться как единый суперорганизм и, что в условиях сегодняшнего быстрого развития технологий оно становится все более похожим на суперорганизм. Суперорганизм - это живая система высшего порядка, элементы которой (в нашем случае, отдельные индивидуумы) сами являются организмами. Биологи соглашаются с тем, что социальные колонии насекомых, например, муравейники или пчелиные улья, лучше всего анализировать как суперорганизмы. Если отдельные клетки являются организмами, тогда многоклеточный организм - тоже суперорганизм. Человеческое общество, вероятно, очень похоже на плесневый грибок, чьи клетки могут выживать как по одиночке, так и целыми колониями.

Вопрос не в том, является ли общество организмом, а в том, насколько полезна подобная точка зрения. Это то, что Гейнс [20] называл "коллективная позиция", рассматривать коллектив, как целостного индивидуума. На мой взгляд, подобная позиция помогает разобраться в том многообразии важных изменений, которые происходят в структуре общества, и эта точка зрения более действенна, чем традиционный взгляд на общество как на сложное образование взаимодействующих индивидуумов (см. Хейлиген и Кемпбел, [24]). Моя точка зрения состоит в том, что и общества, и биологические организмы можно рассматривать с самых общих позиций как частные случаи "живых" или "автопоэзийных" систем, которые будут обрисованы ниже.

В данной статье я, в первую очередь, постараюсь определить, что означает для системы быть "организмом", и рассмотрю более детально две основные подсистемы любого организма: обмен веществ и нервную систему. Затем я постараюсь показать, что "обмен веществ" и "нервная система" общества под воздействием ускоряющегося технологического прогресса становятся все более и более взаимосвязанными. Такое развитие в особенности будет способствовать возникновению "мирового разума" суперорганизма. В заключении я постараюсь рассмотреть значение подобного развития для будущего.


Общество как автопоэзийная система.

Если мы хотим охарактеризовать общество как живую систему, то для начала нам следует определить, что такое сама жизнь в самом широком смысле этого слова. Вероятно, наилучшая абстрактная характеристика живого образования дана Матураной и Варелой [43] жизнь - это автопоэзис (от греч. "самовоспроизведение"). Автопоэзийная система состоит из сети процессов, которые постоянно воспроизводят свои компоненты, таким образом отделяя себя от окружающей среды. Это определяет автопоэзийную систему как автономную единицу, она сама заботится о собственном поддержании и росте и воспринимает окружение лишь как возможную причину нарушения внутреннего функционирования. Разумеется, и живую клетку можно охарактеризовать как сложную сеть химических циклов, которые постоянно образовывают молекулы, необходимые для нормального существования клетки.

Воспроизведение, которое часто называют основной характеристикой жизни, в нашем случае не просто аспект автопоэзиса, если ты можешь воспроизвести свои компоненты, тогда ты сможешь создать и копию самого себя. Воспроизведение без автопоэзиса, что точнее следует назвать дублирование - не требует наличия жизни, некоторые кристаллы, молекулы или, например, компьютерные вирусы могут множиться, не будучи при этом живыми. Наоборот, автопоэзис без воспроизведения действительно подразумевает жизнь, вы же не станете отрицать принадлежность вашей бездетной тети к живой природе лишь на том основании, что она не может иметь детей.

 

Рис. 1. Автопоэзийная сеть.

Система S состоит из сети компонентов или подсистем {a, b, c, d,...} , связанных друг с другом через входы и выходы, они постоянно воспроизводят собственную организацию. Например, вход компонента l связан с выходами k и h (товары, услуги, информация,) , а выход l связан с входом с. В целом, сеть замкнута (пути, соединяющие компоненты, находятся внутри системы), но она связана с окружающей средой E через вход I и выход O. В сети существует ряд избыточных или "параллельных" путей, которые начинаются из одного и того же компонента (например, i) и заканчиваются на одном компоненте (например, l ). В этом особом случае компонент h выполняет ту же самую функцию для l как j и k , к тому же l может предпочесть обходной путь i - › j - › k - › более короткому пути i - › h - › l.

Принятие определяющей характеристикой живого автопоэзиса, а не воспроизведения устраняет серьезное препятствие к рассмотрению обществ как живых организмов - хотя общества не воспроизводят себя целиком, они, несомненно, создают (воспроизводят) свои отдельные компоненты. Действительно, если мы воспринимаем всех людей вместе с созданными ими артефактами (здания, машины, дороги, компьютеры, книги, и т.д.) и одомашненными животными и растениями как компоненты общества, то каждый из компонентов возник при взаимодействии компонентов этой же системы. Люди с помощью артефактов создают других людей, а артефакты вместе с людьми, в свою очередь, производят другие артефакты. Совместно они постоянно обновляют структуру общества. Эти процессы воспроизводства наглядно отображают цикличную организацию, которая характерна для автопоэзиса (рис. 1): компонент типа А используется, чтобы создать компонент В, который нужен для создания компонента С, и так далее, пока компонент Z снова не создаст компонент А.

Хотя общества редко воспроизводятся в том смысле, что порождают другие, самостоятельные общества, в принципе их устройство дает возможность воспроизводства. Можно поспорить с тем, что британские колонии в Северной Америке или Австралии после обретения ими независимости следует рассматривать, как отпрысков британского общества. Но ведь, как и все дети, колонии унаследуют многие характеристики своих родителей, такие как язык, обычаи и технологии, при этом они развивают свою индивидуальную личность. Такая форма воспроизводства наиболее близка к типу бесполого, вегетативного размножения, наблюдающегося у многих растений, например, вьющихся трав, у которых растение-родитель пускает побеги, разрастающиеся в разные стороны от центра. Укоренившись, побег отделится от материнского растения, он будет существовать обособленно, как новый росток. Таким образом, рост общества больше похож на рост растений, нежели высших животных, к которым мы близки. В подобных живых системах a priori не существует четкого разделения между родителем и отпрыском. В современном глобальном мире географическое положение не может обеспечить реальной независимости. Тем не менее, мы могли бы представить себе глобальное общество, пускающее побеги в форме колоний на других планетах.

Общество, подобно всем автопоэзийным системам - это открытая структура, ему требуется поставка материала и энергии (ресурсов) для создания своих компонентов, а само оно выбрасывает в окружающую среду отходы своей жизнедеятельности в виде промышленных отходов и тепла. Несмотря на то, что оно открыто с точки зрения термодинамики, оно, как и любая автопоэзийная система, организационно замкнуто, его структура явно определена как внутренняя. Окружающая среда не подсказывает системе, как ей следует строить себя; среда лишь служит источником сырья. Поведение автопоэзийной системы встроено в ее собственную внутреннюю организацию. Замкнутость означает, что каждый компонент системы может быть создан внутри системы. Ни один компонент или подсистема компонентов не могут воспроизводиться сами по себе вне системы. Если бы подсистема могла существовать вне системы, тогда бы подсистема стала самостоятельной автопоэзийной системой вместо того, чтобы быть частью общей структуры.

Необходимость выполнения условия замкнутости, вероятно, и делает приложение автопоэзиса к социальным системам таким противоречивым. Замкнутость позволяет четко отделить то, что находится внутри системы, ее части, от того, что находится снаружи - частей окружающей среды. Первоначальное определение автопоэзиса, данное Матураной и Варелой [44] , добавляет ко всему выше изложенному, что каждая автопоэзийная система должна иметь свою границу, иными словами пространственное или топологическое разграничение между системой и окружающей средой. В отличие от биологических организмов большинство социальных систем не обладают явной пространственной границей. Более того, для многих социальных систем требование замкнутости выполнимо лишь частично. Например, страна может произвести большую часть необходимых ей компонентов у себя, но она все равно будет импортировать отдельные компоненты (людей, артефакты) или знания из-за рубежа. Это означает, что любая граница, которую мы обрисуем вокруг социального организма, будет пористой и расплывчатой. Единственная возможность выполнить требование организационной замкнутости - это рассматривать всемирное общество целиком, как автопоэзийную систему. Ни одна из его подсистем, идет ли речь о странах, корпорациях, институтах, компаниях или семьях, не является в должной мере автопоэзийной. Все они до известной степени зависимы от внешней организации.

Это наблюдение, возможно, объяснит, почему различные авторы не друг с другом в вопросе о том, могут ли социальные системы быть автопоэзийными. Хотя Матурана, создатель концепции автопоэзиса, ограничил ее применение только биологическими организмами, некоторые другие (например, Люман, [42] ; Роб, [51] ; Зелени, [68] ; Мингерс, [47] ) предполагали, что социальные системы могут быть автопоэзийными, расходясь между собой лишь в том, какие именно системы проявляют автопоэзис. Мне кажется, что данное противоречие может быть преодолено только, если рассматривать мировое сообщество как суперсистему, которая охватывает все прочие социальные системы, и, таким образом, может считаться подлинно автопоэзийной.

Проблему, связанную с обязательным наличием границы, можно решить путем ослабления требования к автопоэзийной системе, состоящего в том, что автопоэзийная система непременно должна создавать вокруг себя физическую границу (подобно мембране у живых клеток). Хотя страны, города или компании иногда и окружают себя границами, например, стенами или "железным занавесом", общество в планетарном смысле не нуждается в подобном ограничении. Земля, на которой мы живем, обладает собственной границей, состоящей из атмосферы, защищающей социальный организм от космических лучей и метеоритного дождя, и литосферы, предохраняющей его от высоких температур и магмы из внутренностей планеты. Если организм, как, например, краб-отшельник, использует для своей защиты готовый панцирь, а не прилагает усилия к созданию специальной брони, то вряд ли мы можем утверждать то , что он недостаточно автопоэзивен.

Если мы посмотрим на концепцию границы в менее буквальном, в не совсем физическом смысле, то обнаружим, что общество определенно отделяет свои внутренние компоненты от окружающей среды. Иммунная система является тем механизмом, с помощью которого организм отличает и отделяет внутренние составляющие от вторжений извне. Иммунная система запрограммирована на распознавание и удаление всех чужеродных материй, всех "захватчиков", которые не подчиняются правилам игры. Эти чужаки, например, раковые клетки, могут включать созданные внутри организма компоненты, которые по каким-то причинам перестали подчиняться регулирующим жизнь организма законам. У общества тоже имеется иммунная система, пытающаяся контролировать и внешние угрозы (например, диких животных, инфекционные заболевания, ураганы, вторжение врагов), и внутренних ренегатов (преступники, террористы, компьютерные вирусы, и т. д.). Типичные компоненты иммунной системы общества - это полиция, органы юстиции и армия.

И самая сильная, и самая слабая стороны концепции автопоэзиса состоят в том, что обе они слишком крайние, система либо организационно замкнута, либо нет; она либо одушевлена , либо безжизненна. На практике же различие между структурой, произведенной внутри и вне системы, не столь очевидно. Организмам не просто нужны материалы и энергия, эти ресурсы должны проявлять определенную форму организации. Например, животное, в отличие от растения, не может воссоздать свои компоненты на основе воздуха, воды и минералов. Ресурсы, необходимые животному, должны сначала быть преобразованы определенным образом, и только затем попасть в организм в виде сложных органических молекул - углеводов, белков и витаминов. Сходным же образом общество до некоторой степени зависимо от организации внешнего мира. Например, наше сегодняшнее общество зависит от наличия деревьев в лесах, нужных для производства мебели и дров, а также от ископаемых горючих материалов, необходимых для извлечения энергии.

Все это наводит на мысль, что можно различить степень автопоэзийности: система будет более автопоэзийной, если она производит большую часть своих компонентов внутри себя, и, значит, менее зависима от окружающей среды. Как мы позднее увидим подробнее, эволюция общества обыкновенно приводит к увеличению автономности и способности самостоятельно производить свои составляющие, минимально взаимодействуя с окружающей средой.

Чтобы осознать, каким образом общество достигает автопоэзиса, нам следует детальнее рассмотреть, как сеть производственных процессов позволяет достичь создания устойчивой организации вопреки зависимости от поступления ресурсов извне и вне зависимости от пертурбаций в окружающей среде. Этот механизм можно функционально разделить на несколько подзадач, выполняемых различными подсистемами. Самые важные из подсистем - это система обмена веществ, ответственная за обработку материалов и энергии, и нервная система, отвечающая за анализ информации. Цель обеих подсистем - поддержание стабильности всей системы, компенсируя или препятствуя влияниям на нее извне. Теперь мы перейдем к детальному обсуждению различных компонентов каждой из подсистем и способа их взаимодействия.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница