Миграции в глобальном контексте а. Вишневский, М. Денисенко



страница3/7
Дата22.01.2018
Размер1.16 Mb.
1   2   3   4   5   6   7
Рисунок 5. Кадр из фильма «Гибель Японии» (1973)

И, наконец, нельзя не вспомнить о том, что ненасильственные миграции, к которым мир привык за последние несколько столетий, скорее, исключение, чем правило в истории человечества. Поэтому, задумываясь о будущем, нельзя исключать и таких ситуаций, при которых миграции сопрягаются с территориальными притязаниями (у Гитлера была именно такая логика – завоевание жизненного пространства). Глобальная демографическая ситуация содержит определенные риски и в этом смысле, что тоже должно учитываться при выработке долгосрочной политики.

Так или иначе, но следует прислушаться к словам Умберто Эко, писавшего еще в конце минувшего века: «Третий мир стучится в двери Европы и входит в них, даже тогда, когда Европа не согласна пускать <...> В следующем тысячелетии Европа превратится в многорасовый или, если предпочитаете, в многоцветный континент. Нравится вам это или нет, но так будет»8. Можно отгораживаться от иммигрантов высокими плотинами запретов, но в один прекрасный день они все равно рухнут под напором миграционной стихии. Лучше делать в этих плотинах пропускные отверстия, чтобы предотвратить возможный разрушительный прорыв.

5. Нынешнее место России в мировом глобальном контексте во многом определяется тем, что она включилась в этот контекст позднее, чем большинство развитых стран – реципиентов миграции. И не только потому, что СССР был практически закрытой страной, но и потому, что внутри СССР она долгое время была миграционным донором, а не реципиентом. После окончания Второй мировой войны и вплоть до середины 1970-х гг. Россия (тогда РСФСР) отдавала свое население другим союзными республиками. Ситуация изменилась после того, как в районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности были направлены мощные инвестиции, а в республиках была налажена подготовка своих местных кадров.

Сразу после распада СССР Российская Федерация оказалась присоединенной к системе глобальных миграционных процессов. В одночасье межреспубликанские миграционные потоки – временные и постоянные (долгосрочные) - превратились в потоки между новыми независимыми государствами, а Россия стала восприниматься как один из главных центров притяжения мигрантов. Сейчас основные миграционные доноры России – бывшие республики СССР, что напоминает ситуацию во многих развитых странах, имеющих наиболее тесные миграционные связи со своими бывшими колониями.

Согласно оценкам ООН, в 2013 г. Россия входила в пятерку стран с наибольшим числом мигрантов, занимая в ней второе место (США – 46 млн, Россия – 11 млн, Германия – 10 млн, Саудовская Аравия – 9 млн, ОАЭ и Великобритания – по 8 млн человек)9. Однако, интерпретируя эти данные, следует учитывать принятые экспертами ООН критерии, согласно которым к числу мигрантов относятся лица, живущие не в той стране, где они родились. Применительно к России в публикациях ООН делается оговорка, что большое число мигрантов здесь «обусловлено переклассификацией лиц, которые переезжали в СССР до 1990 г. в качестве внутренних мигрантов и которые стали международными мигрантами в момент распада, никуда не перемещаясь в это время»10. По переписи населения 2010 г. число жителей России, родившихся за ее пределами, составило 11,2 млн, но очень большая часть из них – это родившиеся за пределами РСФСР, в других республика СССР, дети или внуки выходцев из России, например, целинников, военнослужащих, служивших в разных республиках Союза, представителей депортированных народов и пр., а также и уроженцы других республик, переехавшие в Россию еще в советское время.

Советское наследие сказалось и на реальных миграциях постсоветского времени. Их интенсивность была очень высокой в 1993-1995 гг., когда Россия превзошла страны классической иммиграции - Австралию, Канаду и США, - но тогда это была в основном репатриация выходцев из России или их потомков, что подтверждается данными об этническом составе мигрантов. После пика 1994 г. приток мигрантов в Россию стал сокращаться (рис. 6).

Рисунок 6. Миграционный прирост (на 1000 населения) в России, США, Канаде и Австралии

Источник: Росстат, Australian Bureau of Statistics, Statistics Canada, The United States Census Bureau

Сейчас по интенсивности иммиграции Россия больше похожа на некоторые страны плотнонаселенной Европы, миграционный прирост в России на фоне европейских стран находится на среднем уровне, ряд стран с похожей демографической ситуацией существенно опережают Россию по этому показателю (рис. 7).





Рисунок 7. Коэффициент миграционного прироста населения России и некоторых европейских стран. 2013 г., на тыс. человек населения

Источник: Eurostat, для России - Росстат.

6. Как и перед другими развитыми странами, совершившими демографический переход, перед Россией стоят два вида миграционных вызовов, на которые ей придется отвечать на протяжении XXI в., - внутренние и внешние вызовы.

Внутренние вызовы обусловлены тенденцией к сокращению численности населения и его старению, которая в случае России усугубляется деформированностью ее возрастной пирамиды, волнообразными изменениями численности трудоспособного населения, а также наличием огромных слабо освоенных территорий. Страна неизбежно будет сталкиваться с такими проблемами, как:



  • Сокращение предложения рабочей силы и ее дефицит в отдельных секторах экономики;

  • Сложность обеспечения экономического роста;

  • Снижение уровня инновации и предприимчивости, которые в большей степени свойственны молодым обществам11;

  • Увеличение государственных расходов на обеспечение пожилых людей;

  • Обезлюдение отдельных территорий.



  1. Внешние вызовы будут определяться миграционным давлением со стороны развивающихся стран, которое будет нарастать не просто вследствие небывалого роста населения, но и в результате обострения проблем, обратных тем, которые будут испытывать нынешние развитые страны, включая и Россию. К ним относятся:

  • Избыток рабочей силы, прежде всего низкой квалификации, высокий уровень безработицы;

  • Трудности повышения уровня жизни в условиях быстрого демографического роста;

  • Недостаточная склонность к инновациям и предприимчивости из-за невысокого уровня образования и недостатка капитала;

  • Высокая нагрузка на государственный бюджет из-за высоких расходов на образование и здравоохранение детей;

  • Перенаселенность крупнейших городов и отдельных территорий.



  1. Сопоставление «внутренних» и «внешних» вызовов показывает, что оба мира – развитый «Север» и развивающийся «Юг» - в известном смысле дополняют друг друга, и эта взаимодополнительность создает основу для возникновения «миграционного моста» между ними. Миграция выступает в качестве связующего звена, которое путем перераспределения населения способствовать «облегчению участи» обеих сторон. В развитых регионах с миграцией в идеале связывают преодоление демографического спада, торможение старения населения, смягчение дефицита работников отдельных профессий и квалификаций, ускоренное накопление человеческого капитала. Для развивающихся регионов миграция означает поступление значительных объемов валюты (денежные переводы мигрантов), снижение уровня бедности, приток новых знаний и технологий, интенсивнее накопление и эффективное использование человеческого капитала, поддержание политической стабильности и т.д. При прочих равных условиях и на «Севере», и на «Юге» от миграции ждут дополнительного ускорения для развития.

Проблема, однако, заключается в том, что демографические массы обоих миров несопоставимы, и потенциальное «предложение» со стороны «Юга» намного превосходит потенциальный «спрос» со стороны «Севера». Эта несбалансированность содержит в себе очень большие риски для всех стран «Севера», в том числе и для России.

  1. Перед лицом этих рисков, не отказываясь от иммиграции полностью (это невозможно), Россия может выбрать одну из двух противоположных миграционных стратегий:

  • Ограничить число принимаемых постоянных мигрантов минимально необходимым, неизбежным по тем или иным причинам, числом, везде, где можно, используя возможности временной миграции или полагаясь на собственные силы (в дальнейшем – «первая стратегия»);

  • Наращивать число принимаемых постоянных (долгосрочных) мигрантов или иммигрантов настолько, насколько это позволяют возможности их интеграции и включения в российский социум, и делая все, чтобы неуклонно расширять эти возможности («вторая стратегия»).

Конечно, это идеальные стратегии, какая бы из них ни была выбрана, на деле будут реализовываться какие-то промежуточные варианты, включающие в себя элементы и той, и другой, но все же многое будет зависеть от того, какой вектор будет принят как определяющий. Мировой опыт говорит о наличии стран с преобладанием как одного, так и другого векторов.

  1. Примерами стран с преобладанием вектора «первой стратегии» могут служить страны Персидского залива и Германия.


Каталог: data -> 2016
2016 -> [Оставьте этот титульный лист для дисциплины, закрепленной за одной кафедрой]
2016 -> Программа дисциплины «Практическая философия: Что и как определяет человеческие поступки?»
2016 -> Область применения и нормативные ссылки
2016 -> Ального опыта пытаются найти ответ на жгучие вопросы современности
2016 -> Государственного междисциплинарного экзамена по социологии
2016 -> Программа выпускного экзамена по направлению подготовки «Культурология»
2016 -> Программа дисциплины «Философия»
2016 -> Российское здравоохранение в новых экономических условиях: вызовы и перспективы


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница