Методологические установки п. Фейерабенда как выражение ментальных характеристик постнеклассической науки



Pdf просмотр
страница5/9
Дата04.06.2018
Размер0.69 Mb.
ТипСтатья
1   2   3   4   5   6   7   8   9

ISSN 1997-292X
№ 9 (71) 2016 81 Главным проводником универсальных идей европейской цивилизации в XX веке является наука. Она заменила миф, но, по Фейерабенду, является такой же, как миф, догматичной системой, не отличается рациональностью, используется для порабощения неевропейских культур, делая их представителей людьми второго сорта. Фейерабенд опровергает мысль о превосходстве науки по отношению к мифу, он показывает их сходство, привлекая статью Р. Гортона Африканское традиционное мышление и западная наука. В ней проводится мысль о том, что теория подразумевает поиск единства, служащего основанием видимой сложности, она помещает вещи в контекст, который более широк, чем каузальный (причинный) контекст здравого смысла. Гортон делает вывод на основании этого рассуждения, что науке и мифу свойственно надстраивать над здравым смыслом теоретическую суперструктуру Там же, с. 297]. Фейерабенд убеждён, что наука гораздо более близка к мифу, чем об этом заключает даже Гортон. Подчёркивая разрушительную роль науки для жизни культурных традиций, он полагает необходимым отделить её от государства Там же, с. 300]. Таким образом, концептуальное видение Фейерабенда связано с эпистемологическим анархизмом. Реализация этого методологического подхода возможна при условии соблюдения «контрправил»: принципа пролиферации и принципа несоизмеримости. В логике заданного дискурса (повествования) он отрицает необходимость универсальных идей в культуре.
Нормативная составляющая концепции Фейерабенда
Уже было отмечено, что важнейшей посылкой в рассуждениях Фейерабенда является его критическое отношение к универсальному методу и вообще к возможностям существующей в науке методологии. Он последовательно проводит мысль об ограниченности возможностей любой методологии и показывает примеры, доказывающие, что именно отход от признанных научным сообществом методов приводит к открытию. На примере интерпретации, используемой Галилеем, где чувствам придаётся статус инструментов исследования в связи с реальностью относительного движения, он показывает революционный переворот Там же, с. 100], совершённый Галилеем. Возможность этого переворота, по Фейерабенду, связана стем, что Галилей вводит новый язык наблюдения, благодаря которому опыт, частично противоречащий идее о том, что Земля движется, интерпретируется как опыт, подтверждающий движение хотя бы в отношении земных вещей Там же.
Фейерабенд, описывая эту ситуацию в науке, комментируете как поддержку неадекватной теории Коперника неадекватной идеей неоперационного характера совместного движения и замечает, что в процессе взаимной поддержки обе теории укрепились. Результатом оказалось обесценивание эмпирического опыта, он становится изменчивым, заменяется опытом, включающим спекулятивные элементы. С этим изменением, по Фейерабенду, связан переход от аристотелевской точки зрения к современной теории познания.
Фейерабенд считает науку сложными разнородным историческим процессом, где одновременно соседствуют предвосхищения будущих открытий, утончённые теоретические системы наряду с изжившими себя формами мысли Там же, с. 147]. Для продвижения науки, по Фейерабенду, просто необходимо допускать иррациональные, сточки зрения устоявшейся мысли, ходы. Он считает, что коперниканство и другие концепции, признаваемые сегодня, смогли сохраниться в науке лишь благодаря тому, что на этапе их утверждения разумна некоторое время был отстранён» Там же, с. 156]. В числе теорий, утвердившихся благодаря отхождению от методологических правил своего времени, Фейерабенд называет атомизм как древний, таки современный, коперниканство, волновую теорию света, теорию Н. Бора. Он считает, что разум не может быть универсальным в существующей науке и невозможно исключить неразумность Там же, с. 170]. Он утверждает, что без частого отказа от разума невозможен прогресс Там же, с. 180]. Наряду с наукой существуют другие формы построения мировоззрения, к примеру мифы, теология, метафизические системы. Обмен между этими ненаучными системами и наукой, способствующий росту знания и развитию культуры, возможен, по Фейерабенду, лишь благодаря анархизму. Свой радикальный вывод о необходимости анархизма Фейерабенд обосновывает, опираясь на последнее и наиболее удачное методологическое основание современной ему эпистемологии – версию И. Лакатоса. Необходимо заметить, что Лакатос отстаивал возможности рационализма и, вслед за Поппером, предлагал набор правил, которыми могли бы руководствоваться учёные, обеспечивая продвижение научного знания. Подвергая критике их усилия, Фейерабенд, по замечанию Реале и Антисери, редко достигает цели [12, с. 685]. Сих точки зрения, это связано с недооценкой Фейерабендом его оппонентов. В частности, по Фейерабенду, для прогресса науки иногда нужно нарушать правило, не рекомендующее вводить гипотезы ad hoc (предназначенные для объяснения отдельных, специальных явлений) [16, с. 172]. Однако Поппер считал, что подобные гипотезы могут со временем стать контролируемыми, подтверждение тому – гипотеза нейтрино Паули. Реале и Антисери считают также, что Фейерабенд произвольно упрощает суть дела [12, с. 686], когда речь идёт о разработке и защите гипотез менее информативных в сравнении с теориями с большим содержанием [16, с. 170]. Они усматривают некорректное обращение Фейерабенда к проблеме опровержения теории и отказа от неё Там же, с. 173], уточняя, что процедура опровержения является вопросом логики, в то время как отказ от теории – это вопрос методологии. Постановка проблемы несоизмеримости теорий Фейерабендом, сих точки зрения, имеет более адекватное решение у Поппера, который говорит о несоизмеримости религиозных и философских систем, считая, что рациональные теории вполне сопоставимы [12, с. 686]. Выбрав себе в оппоненты И. Лакатоса, Фейерабенд ведёт диалог, как уже было замечено выше, в провокационной манере, рассчитывая на достойные аргументы потенциального собеседника. Он признаёт достоинства предложенной Лакатосом эпистемологии, выделяя автора как одного из немногих, заметивших пропасть между образами науки и реальным положением вещей. Фейерабенду близки два положения Лакатоса.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница