Методологические проблемы исследования территориальных общностей



Дата12.06.2018
Размер63 Kb.

Ф.С. Файзуллин,

академик АН РБ

Н.Х. Хазиахметов,

ст. преподаватель УГАТУ

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ОБЩНОСТЕЙ
Государству следует создавать необходимые условия для успешного формирования гражданского общества как одного из факторов социальной стабильности и прогресса современной России. Под гражданским обществом чаще всего понимается независимая от государства и существующая наряду с ним особая сфера общественной жизни, состоящая из различных социальных групп, движений, объединений, культурных, национальных, территориальных и иных общностей и служащая формой выражения многообразных интересов личности. Это общество представляет собой определенное единство независимых друг от друга индивидов, социальных групп, взаимодействующих между собой на основе добровольных согласия и сотрудничества. Сотрудничество и соглашения между людьми строятся на их взаимном уважении, на вере в то, что каждый свободный человек обладает способностью самостоятельно или совместно с другими, тоже свободными людьми разрешить свои проблемы без административного вмешательства со стороны государства. Необходимо сказать, что для государства характерно господство иерархических связей, вертикальных отношений, основанных на использовании властных ресурсов, а в гражданском обществе превалируют горизонтальные, невластные, коллективные действия.

Одной из теорий формирования гражданского общества является концепция «коммунитаризма». Коммунитаризм выражает точку зрения на проблемы благосостояния, подчеркивающую общие интересы и ценности, являющиеся продуктом общественных связей.

Коммунитаризм – это коллективное действие индивидов, включающее в себя следующие компоненты: общность цели каждого и всех в отдельности; добровольное сотрудничество; взаимное доверие; способность объединяться для личной и общей выгоды; естественная способность к социализации; достаточный общественный капитал; социальный и нравственный порядок.

Когда-то такие идеи казались утопичными, а сегодня они необходимы для создания гармоничного общества у нас в стране. Между тем общие для современного мира проблемы постиндустриального общества еще недостаточно осознаны и наблюдаются попытки сконструировать некую национальную модель и внедрить ее сверху. Коммунитарная идея, появляющаяся в способности к общению и коллективным действиям, самореализуется в понятии «коммьюнити» (территориальная общность).

Происходящая в настоящее время трансформация российского общества привела к значительным и вместе с тем противоречивым изменениям в регионах России. Сложность и неоднозначность процессов реализации реформ на местах, проявление таких негативных тенденций, как нарушение пространственных связей, нарастание центробежных сил и явлений сепаратизма и т.п., обусловили усиление различий как в характере протекания самих преобразований, так и в их социальных результатах для конкретных территорий. Поскольку особенности пространственной среды могут создавать благоприятные условия для осуществления процессов реформирования либо формировать ограничения для них, различные территориальные общности в ходе радикальных перемен сталкиваются с разными проблемами, имеют неодинаковые возможности их решения и получают разные результаты. Общий же успех или неуспех преобразований в стране в значительной мере предопределяется их ходом на местах. Довольно часто бывает практически неизвестно, что происходит в низовых территориальных звеньях: какие основные субъекты действуют на территории в новых условиях, каковы особенности их интересов и поведения в изменяющейся ситуации, какие процессы порождаются их взаимодействием, какие социальные регуляторы приобретают наибольшую значимость в условиях реформ, какие способы регулирования наиболее эффективны и каких социальных последствий следует ожидать.

Социальные проблемы концентрируются преимущественно на уровне местных сообществ, где складываются основные общественные связи и проявляется большинство социальных последствий любых процессов, происходящих в стране. Сложность, противоречивость и изменчивость этих процессов ставит местные сообщества перед сложнейшей задачей управления социальной сферой в условиях жесткой ограниченности ресурсов, при невозможности зачастую воздействовать на причины и природу самих явлений.

В отечественной социологической науке практически не разработаны подходы к исследованию функционирования территориальной общности в быстро и радикально меняющихся условиях. Поэтому обоснование концепции функционирования территориальной общности в условиях трансформации общества приобретает огромное значение.

Понятие «территориальная общность» (community) широко распространено в социологической (преимущественно зарубежной) литературе (далее в тексте понятия «территориальная общность» и «коммьюнити» употребляются как синонимы). Однако, по замечанию Н. Смелзера, «слово «общность» имеет много оттенков значений и поэтому почти невозможно дать точное определение этого понятия». Это один из наиболее расплывчатых социологических терминов, который, по сути, до сегодняшнего дня так и не приобрел точного значения.

В переводной литературе можно встретить ряд понятий, близких по смыслу: первичные сообщности, общества (в отличие от «общество») (Эдуард Шилз); сообщности, понимаемые в качестве единиц социальной организации – как микрокосмы общества (Элберт Рейс-младший); «местные общества» (Л. Пал).

В настоящее время среди социологов бытует точка зрения, что концепция «коммьюнити» – одна из наиболее сложных и противоречивых в современной общественной науке. При этом несогласованность определений возникает не столько из-за трудностей вербального описания социальной действительности, сколько является результатом разных ее трактовок.

Можно привести несколько определений понятия территориальной общности:

1) «Любое множество социальных отношений, осуществляемых главным образом внутри некоторых границ поселений или территорий»1;

2) Социальная сеть взаимодействующих индивидов, обычно концентрированных в рамках определенной территории;

3) «Это наименьшая территориальная группа, которая может объять все аспекты человеческой жизни. Это локальная группа, достаточно обширная, чтобы «включать» все главные институты, все статусы и интересы, которые, может быть, и составляют общество. Это наименьшая группа, которая может быть и часто является обществом»2.

Я. Щепаньский в работе «Элементарные понятия социологии» выводит понятие территориальной общности из более широкого понятия «социальная совокупность», которую он рассматривает как «объединения людей, в которых создана и сохраняется хотя бы в течение короткого периода определенная социальная связь»3.

Общность, по Я. Щепаньскому, понимается как территориальная общность, в рамках которой члены могут удовлетворять основные потребности. Он определяет территориальную общность как группу людей, «члены которой связаны узами общих отношений к территории, на которой они проживают, и узами отношений, вытекающих из факта проживания на общей территории».

Одним словом, понятие «коммьюнити» относится «к местам, где люди содержат свои дома, зарабатывают себе на жизнь, воспитывают детей и осуществляют большую часть своей жизнедеятельности».

Сегодня большинство социологов используют это понятие для обозначения единиц территориальной организации общества, которые в определенном смысле образуют замкнутую совокупность, например, деревня, небольшой городок, какой-либо пригородный район и т.п.

Однако не все территориальные совокупности становятся территориальными общностями (например, это понятие вряд ли применимо к большому городу). Общность относительно невелика по своим масштабам, в ней образуется чувство общности, вызванной близостью проживания и сходством повседневных дел, постоянными личными контактами, сходным стилем жизни, множеством общих местных дел, общей системой ценностей. Общность, следовательно, – это территориальная группа специфического рода.

Вместе с тем социологи испытывают определенные трудности в отделении коммъюнити от других единиц социальной организации. Вопросы о том, что является коммьюнити, а что нет, где провести границу, отделяющую коммьюнити от других социальных образований, встают достаточно часто.

В обыденном значении английского существительного community включаются три момента: географическая территория, взаимосвязанные экономические институты и собственные органы управления. В таком понимании к коммьюнити можно отнести деревушки, села, маленькие городки, крупные города. Сообщества, которые в свою очередь являются составными частями регионов, районов, областей, государств.

Другое понимание возникает в связи с развитием промышленного производства средствами коммуникации, когда связи между сообществами становятся более интенсивными. Согласно этой традиции коммьюнити есть социальная группировка, в которой определяющим фактором является природа человека. С этой точки зрения коммьюнити подразумевает социальные отношения, характеризующиеся доверительностью, эмоциональной глубиной, высокими моральными принципами, социальной сплоченностью и устойчивостью во времени. В этой традиции понятие коммьюнити предполагает определенным образом упорядоченный набор социальных связей, основанных на чем-либо общем для всех участников данных отношений; как правило, это общность идентификации.

В современной традиции под сообществом (community) понимают достаточно разные по размерам, плотности и природе связей и прочим характеристикам группы.

Первое серьезное исследование территориальной общности связано с именем Ф. Тенниса, выдвинувшего в 1887 г. идею противопоставления двух специфических форм социальной организации «общины» и «общества» .

Выдвигая конструктивный тип коммьюнити, он связывал этот тип с социальной и культурной гомогенностью, консенсусом, взаимопомощью и другими формами «коммунального» поведения и общения, характерными для сельской жизни. По его мнению, отношения между людьми, проживающими на одной территории, освещены традицией, построены на принципах согласия, неформальны и содержат цель в себе, а не служат достижению целей. Предполагается относительная замкнутость коммьюнити, поддерживающая культурную гомогенность. Подобная культура не предполагает существования индивида в качестве обособленной личности, вследствие чего отделение личности от культуры сельской общины рассматривается последователями как разрушение коммьюнити. Общность была для Ф. Тенниса синонимом тепла очага, семьи, идеализированной общины традиционного образца, что часто навлекало критику из-за отождествления ее с доиндустриальным обществом. Напротив, общество он обозначает синонимом «чужое». Однако, как представляется, Gemeinschaft Тенниса подразумевает прежде всего отношения, тогда как сообщество в современном понимании характеризуется, помимо особого рода скрепляющих его отношений, еще и физико-географо-экономической автономностью. Иными словами Gemeinschaft Тенниса – это идеальный тип, а локальное сообщество – ее (Gemeinschaft) конкретное проявление, отличное от идеального существования. Возрождение интереса к идеям Тенниса в наше время связано с тем, что в центре его творчества находилась обыденная жизнь людей, основанная на созидательном единении.

В изучение локальных сообществ в современном обществе большой вклад был сделан социологами так называемой Чикагской школы в 20-х гг. Общность рассматривалась как производное от совместного места жительства, как целостный самодостаточный организм с собственным жизненным процессом. Общие интересы членов коммьюнити выступают как функция от проживания в одном месте.

Наиболее последовательное выражение экологический взгляд на коммьюнити получил в творчестве А. Хоули. Он рассматривает коммьюнити как целостный самодостаточный организм с собственным жизненным процессом. Солидарность и общие интересы членов коммьюнити являются, по мнению А. Хоули, функцией проживания в одном месте. Однако еще в конце 20-х гг. было установлено, что территориальный принцип является препятствием адекватных эмпирических исследований.

Изменения ориентации теории общности, начавшиеся в 30-х гг., стали более отчетливыми в 60–70 гг. Предмет исследования коммьюнити в значительной мере переместился на взаимодействие групп, их контакты.

Это объясняется кризисом экологического подхода и стремлением отразить реальные изменения в процессе развития общества, связанные с исчезновением традиционных автономий, деревенского типа общины, разлада общинных отношений. Последовательный анализ этих процессов проведен
М. Стейном и Р. Уорреном.

С функциональной точки зрения, сообщество представляет собой сочетание социальных единиц и систем, которые выполняют основные функции, значимые для данной территории. Таких функций Р. Уоррен выделяет пять: производство – распределение – потребление; социализация; социальный контроль; социальное участие; взаимопомощь.

На основе исследований Р. Уоррена М. Стейн, рассматривая локальные общности как микрокосмы большого общества и анализируя макропроцессы на локальном уровне, пришел к выводу, что под воздействием 3-х основных процессов – урбанизации, индустриализации и экономического кризиса – нарушилась локальная автономия и изменилась человеческая жизнедеятельность в локальных общностях.

Стейн и Уоррен сделали попытку рассмотрения трансформации локальных общин под влиянием общества. Эти работы отличает стремление к проникновению в существо перемен, длительное время происходящих на локальном уровне.

Параллельно начал развиваться подход, расценивающий территорию как фактор, подчиненный психологическому консенсусу и общему образу жизни. Коммьюнити приобретает вид социально однородного «района», где общие интересы, ценности и цели являются результатом взаимодействия индивидов и групп. Характерно, что возможные размеры территории, определяемой как коммьюнити, не ограничены. Так, Р. Макайвер считал коммьюнити любую территорию, население которой живет общей жизнью: деревню или город, район или страну или даже еще более обширный регион. Чтобы называться коммьюнити, данная территория должна быть каким-либо образом отделена от других территорий, а общая жизнь населения на этой территории должна обладать какими-либо собственными характеристиками. Где бы люди ни жили, они вырабатывают... общие традиции, манеры, отличающиеся от прочих. Это – свидетельство и последствия общинной жизни».

Вместо территориального фактора здесь делается акцент на динамику социального общения и межличностные контакты. Посредством взаимодействия люди обретают сознание своей локальной общности, они устанавливают способы совместного действия, вносят свои небольшие модификации в культуру и свой способ адаптации к ней. Сторонники такого подхода видят динамику общинной жизни в возникновении общих интересов и нужд, а также в механизмах, создаваемых для их удовлетворения.

Наряду с интеракционизмом в исследованиях коммьюнити в этот период формируется подход к территориальной общности в терминах теории систем и функционализма, в соответствии с которыми коммьюнити выступает как социальная система, основными подсистемами которой являются институты власти, экономики, образования, религии, семьи. Каждая из подсистем в свою очередь состоит из множества элементов, задающих специфические «правила игры» для социальных групп. Существует высокая степень взаимосвязанности между членами данной системы и между системами, включая как горизонтальные, так и вертикальные связи. Тенденции развития любой социальной системы (в том числе и коммьюнити) – стремления к состоянию равновесия, результатом чего является приспособление, координация и интеграция различных частей системы. Базисные концепции функционализма (в разных его модификациях) служат для поддержания и обогащения теории социальных систем. Хотя эти подходы по-прежнему подвергаются критике за механистичность при взгляде на социальную организацию, они дают полезный инструмент в руки исследователя, с помощью которого можно понять, как структурированы и организованы территориальные общности. Необходимо подчеркнуть, что территориальные общности это, прежде всего, понятие качественное, это некая социальная единица, достаточно изолированная географически и относительно самостоятельная, с достаточно развитыми внутренними социальными связями. Везде можно встретить локальные сообщества – коммьюнити, соседские общины и т.д. – обладающие качествами, присущими общинам. Они всегда возникают в ответ на конкретные общественные потребности, беря на себя функции социальной защиты населения, когда у государства не хватает на это возможностей. Исторически важнейшими признаками ранних социально-территориальных систем были добровольность формирования исходя из общности интересов и организация совместной деятельности на принципах самоуправления. Самоуправляемые социально-территориальные системы обладают всеми существенными признаками государства, т.е. для них характерно наличие территории, связанного с этой территорией населения и публичной власти. Не случайно, одной из форм образования государств было разрастание и объединение самоуправляемых сообществ в результате усложнения общественных связей и появления групп с различным социальным статусом.

Другой подход к исследованию коммьюнити как базовой единицы социальной организации предлагает описывать территориальную общность как сеть взаимодействий. При этом взаимодействие «лицом к лицу двух или нескольких людей, в котором каждый принимает другого в расчет, встречается сейчас достаточно редко, за исключением, пожалуй, малых сельских поселений». В большинстве территориальных общностей наличие большого числа действующих лиц и недостаток или слабая осознанность общих интересов препятствуют такому контакту. Кроме того, взаимодействия осуществляются не только между отдельными индивидами, но и между группами, институтами. В дальнейшем исследователи приходят к понятию горизонтальных и вертикальных связей коммьюнити, указывающему на то, что существуют взаимодействия между единицами как одного, так и разного уровня. Акцент на существовании общих связей или обязательств среди членов территориальной общности (Р. Нисбет, Б. Браунель, Р. Уоррен) ведет к необходимости представления коммьюнити как психокультурной единицы. При этом сторонники психологической перспективы утверждают, что люди видят смысл во взаимодействии, поскольку они идентифицируют себя со своей территориальной общностью, в то время как приверженцы культурной перспективы считают, что сама идентификация возможна потому, что члены коммьюнити имеют общие цели, разделяют общие нормы и ценности.

Таким образом, сложившиеся сегодня концепции коммьюнити так или иначе используют положения, которые могут быть сведены к следующему: 1) коммьюнити отличается от других единиц социальной организации тем, что имеет прочную территориальную основу, которая представляет собой основной критерий выделения территориальной общности среди других единиц территориальной организации. Отсюда основной характеристикой этой общности является способность удовлетворять повседневные потребности людей на данной территории; 2) коммьюнити также следует анализировать в терминах взаимодействия как социальную группу или социальную систему; 3) члены коммьюнити идентифицируют себя с данной территориальной общностью, осознают свою причастность к ней, а от нее получают ощущение принадлежности и безопасности.

Таким образом, территория – это основа социального пространства, в котором складываются и развиваются отношения и взаимодействия между индивидами. Занятие территории людьми характеризует начало социальной жизни, установление границ, ограничение свободы передвижения, определение своего места человеком, иначе говоря, формирует специфическое объединение людей – территориальную общность.



Территориальная общность – это совокупность людей, имеющих одинаковое отношение к определенной территории, характеризующаяся системой экономических, политических, технико-технологических и социальных связей между людьми, выделяющих ее в качестве относительно самостоятельной единицы пространственной организации жизнедеятельности. Территориальные общности являются важнейшим компонентом социальной организации общества. Территориальная общность отражает связь между неоднородными территориальными и социальными аспектами развития условий жизнедеятельности различного рода социальных групп, наполняющих социальное пространство. Большинство современных исследователей считают, что современные коммьюнити характеризуются ослаблением связей, нарастанием чувства отчужденности и стремлением к самоидентификации с другими (не территориальными) общностями. Но, по нашему мнению, территориальная общность на фоне ослабления внешних связей может сохранять или усиливать внутренние. Несмотря на относительную самодостаточность, территориальные общности в условиях трансформации общества нуждаются в государственной поддержке.

1 Рейс Э. Дж. мл. Некоторые социологические проблемы американских сообщностей // Американская социология. Перспективы, проблемы, методы. Москва: Прогресс,1982. С. 187.

2 Грунт З.А. Урбанизации и территориальная общность // США глазами американских социологов. М.: Наука, 1982. С. 91.

3 Цитата по: Горяченко Е.Е. Территориальная общность в изменяющемся мире // Социальная траектория реформируемой России. Новосибирск, 1999. С. 457.
Каталог: tmp -> files
tmp -> Проект «Экология души»
tmp -> Золотой петушок, реализующей деятельность по аоп дошкольного образования для детей с тнр воспитатель: Полякова Т. И
tmp -> Колембет Галина Ивановна 2017 г
tmp -> Конференции
tmp -> Нии прикладной этики
tmp -> Звонова татьяна анатольевна воспитатель в Муниципальном дошкольном образовательном бюджетном учреждении «Детский сад №1»
tmp -> «Профилактика негативных последствий использования интернет-технологий»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница