Методические рекомендации противодействие незаконному обороту компьютерной информации омск 2005



страница4/10
Дата10.02.2019
Размер0.68 Mb.
ТипМетодические рекомендации
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Распространение программы для ЭВМ – это предоставление доступа к воспроизведенной в любой материальной форме программе для ЭВМ или базе данных, в том числе сетевыми и иными способами, а также путем продажи, проката, сдачи внаем, предоставления взаймы, включая импорт для любой из этих целей. На данном этапе возможно выделить следующие наиболее часто фиксируемые правонарушения, связанные с продажей носителей или предоставлением доступа сетевыми способами к контрафактному программному обеспечению; к вредоносным программам; к программам снятия защиты с цифрового контента; к порнографическим материалам; экспортом программного обеспечения с нарушением действующего законодательства; сетевым продажам программного обеспечения с нарушением действующего налогового законодательства.

Продажа программы для ЭВМ - частный вид распространения программы, определенный законом. Из всего многообразия способов продажи программного обеспечения (офшорное программирование, сетевые продажи и др.) правовое регулирование осуществляется только для ее традиционных способов.

При реализации контрафактной продукции, кроме нарушения авторских прав, продавец совершает правонарушения в области предпринимательской деятельности, перечень которых дан в главе 14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ). В данном случае действия продавца могут быть квалифицированы следующим образом (в скобках указано относительное количество опрошенных сотрудников правоохранительных органов, квалифицировавших действия продавца контрафактной продукции данным образом. Предполагался множественный ответ):

– незаконная продажа товаров, свободная реализация которых запрещена (ст.14.2 КоАП РФ), т.к. контрафактная продукция не подлежит реализации, а должна быть уничтожена, за исключением случаев передачи правообладателю по его просьбе (п.4 ст.49 Закона “Об авторском праве и смежных правах”) (0%);

– обман потребителей (введение в заблуждение относительно потребительских свойств, качества товара – ст.14.7 КоАП РФ), вследствие того, что внешний вид продаваемого образца товара не отличается от внешнего вида лицензионного продукта, а его контрафактность может быть доказана только специалистом при проведении соответствующей экспертизы (41%);

– продажа населению товаров ненадлежащего качества (ст.14.4 КоАП РФ), поскольку отличие оригиналов от нелегальных копий, может определяться визуально по ряду внешних отличительных признаков компакт-дисков, их футляров, полиграфического исполнения буклетов и т.д. (32%);

– незаконное использование товарного знака при продаже (ст.14.10 КоАП РФ). Правила пользования товарными знаками определены Законом Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. № 3520-1 “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров”. Статья 46 закона устанавливает гражданскую и (или) уголовную ответственность за незаконное использование товарного знака и наименование места происхождения товара. В случае простого пиратства часто используются зарегистрированные торговые марки правообладателей, а при фальсификации – полное повторение оригинала (28%);

– недобросовестная конкуренция в виде продажи товаров с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств (4%). В соответствии со ст. 12 Закона Российской Федерации “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках” для выполнения функции предупреждения и пресечения недобросовестной конкуренции антимонопольные органы имеют право давать обязательные для выполнения предписания в пределах своей компетенции органам исполнительной власти, органам местного самоуправления и хозяйствующим субъектам и принимать решения о наложении штрафов за невыполнение предписаний через рассмотрение комиссией дел о нарушениях антимонопольного законодательства в порядке, установленном Правилами рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законодательства, утвержденными приказом ГКАП России от 12 мая 1994 г. № 53.

Кроме того, правообладатель в соответствии со ст.18 Закона “О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных” вправе требовать возмещения причиненных убытков, в размер которых включаются сумма доходов, неправомерно полученных нарушителем; выплаты нарушителем компенсации в определяемой по усмотрению суда, арбитражного или третейского суда сумме от 5000-кратного до 50000-кратного установленного законом размера минимальной месячной оплаты труда в случаях нарушения с целью извлечения прибыли вместо возмещения убытков. В качестве примера можно назвать акцию фирмы Microsoft “Тайный покупатель”, проведенную в 2001г. На основании результатов контрольных закупок техники или проверок фирма Microsoft подала гражданский иск в арбитраж на московские компьютерные фирмы “Армир”, “Сигма–Стайл”, “МайкрокомПлюс” и банки “Петроаэробанк”, “Банк развития предпринимательства”. Из 5 исков 4 были удовлетворены в пользу истца в размере 5000 МРОТ.

В ряде случаев, между интеллектуальным пиратством и преступлениями в сфере компьютерной информации прослеживается определенная взаимосвязь. Так, разработчики проприетарного и условно-бесплатного программного обеспечения в качестве средств защиты от незаконного копирования включают в свои программы различные коды, пароли и т.д. В процессе подготовки такого продукта к незаконному использованию правонарушитель, изменяя программу, “взламывает” коды, и продаваемые носители часто содержат дистрибутивы программ, не требующих лицензионный номер при инсталляции. Когда защита программного продукта взломана, действия злоумышленника должны быть квалифицированы по ст.272 УК РФ “Неправомерный доступ к компьютерной информации”, поскольку повлекли модификацию и копирование информации на машинном носителе.



Продажа носителей или предоставление доступа сетевыми способами к контрафактному программному обеспечению – самый распространенный вид рассматриваемых правонарушений. Это объясняется наличием широкой сети сбыта программного обеспечения для персональных компьютеров и игровых приставок и постоянно возрастающим спросом на него. Данная сеть сбыта формируется из магазинов и торговых точек, деятельность которых рассмотрена ранее, Интернет-магазинов и wazer-серверов. Традиционная торговля, относящаяся к первой группе, может быть проконтролирована. Более сложным представляется контроль распространения контрафактного программного обеспечения по сети Интернет: виртуальные магазины, частные распространители и warez-сервера в настоящее время не контролируются. В зависимости от нанесенного правообладателю ущерба, могут быть квалифицированы как нарушение авторских прав в соответствии ст.146 УК РФ, при причинении крупного ущерба или обман потребителей в соответствии со ст.14.7 КоАП РФ.

Продажа носителей или предоставление доступа сетевыми способами к вредоносным программам, также распространенный вид преступления в сфере компьютерной информации, квалифицируется по ст.273 УК России. Следует отметить, что за годы, прошедшие с введения в действие нового УК России, количество зарегистрированных преступлений в сфере компьютерной информации неуклонно возрастает:

 

 

1997

1998

1999 

2000

2001

 

Ст.272


Зарегистрировано преступлений

21

54

206

584

1637

 

Выявлено лиц

1

17

35

130

290

 

Ст.273


Зарегистрировано преступлений

1

12

79

172

316

 

Выявлено лиц

1

3

38

85

60

 

В 2002 г. в России было зарегистрировано 3371 преступление в сфере компьютерной информации, за период с января по сентябрь 2003 г. – 6035 (из них 5578 – раскрыто). Ежегодно происходит увеличение вдвое (в среднем) количества зарегистрированных преступлений в данной сфере. При этом специалистами отмечается очень высокий (до 95%) уровень латентности “компьютерной преступности”. При сохранении существующей тенденции в ближайшие годы данная категория преступлений из разряда экзотических перейдет в разряд обыденных.



Проведение программно - технической экспертизы по данным уголовным делам существенно осложняет то обстоятельство, что компьютерные антивирусные программы, с помощью которых проводятся экспертизы распространяемых вредоносных программ, не сертифицированы, вследствие чего пакет документов на программы приходится запрашивать в НПО “Наука” г. Москвы. Другая проблема связана с доступностью для пользователей Интернет-ресурсов, распространяющих вредоносные программы. Так, в книге Б.Левина “Хакеры и Интернет” приведены более ста адресов хакерских групп с указанием их вида деятельности. В средствах массовой информации эти адреса появляются с завидной периодичностью. Легкость получения вредоносных программ даже начинающими пользователями аналогична бесконтрольному распространению оружия.

Продажа носителей или предоставление доступа сетевыми способами к программам снятия защиты с цифрового контента. Парадоксальность ситуации заключается в том, что защита от копирования зачастую приводит к блокированию информации, а снятие этой защиты – к несанкционированному копированию информации, т.е. оба деяния обладают свойствами, характерными для вредоносных программ. В качестве примера можно рассмотреть создание и распространение программистом московской фирмы Элкомсофт Д.Скляровым программы снятия защиты с формата электронных книг “e-book” американской фирмы Adobe. Электронная книга-файл, предназначенная для прочтения только на одном компьютере официального покупателя, конвертировалась данной программой в незащищенный текстовый файл. С одной стороны, подобная защита нарушает права пользователя, легально приобретающего произведение, на воспроизводение его на любой аппаратуре. Проводя аналогию с книгой в традиционном формате, мы увидим парадоксальность ситуации: приобретя книгу, покупатель не ограничивается продавцом по адресу и времени чтения данного произведения, а также возможности передачи ее третьим лицам возмездно или безвозмездно. Более того, если книгу приобретает публичная библиотека, то она (книга) становится доступной всем ее читателям. С другой стороны, производители электронных носителей информации при производстве последних обладают правом устанавливать те условия продажи и эксплуатации, которые считают необходимыми. А покупатель имеет право соглашаться или не соглашаться с предложенными условиями. Оценивая действия Д.Склярова, мы считаем, что программа для обхода защиты электронных книг явно нарушает режим доступа к информационному ресурсу, права собственника информации, который передает ее пользователю для использования в определенном режиме. И если покупатель считает, что его права намеренно ограничены, он должен не взламывать защиту цифрового контента, как это сделал Д.Скляров, а обратиться в суд страны с иском к производителю и аргументированным изложением собственных требований, как это делается в цивилизованном обществе. Так, 14 июня 2002 г. против пяти крупнейших звукозаписывающих компаний – Universal Musik Group, BMG Entertainment, EMI Group, Sony Musik Entertainment, Warner Musik – было выдвинуто обвинение в производстве недоброкачественной продукции. Юридическая контора, представляющая интересы двух жителей Калифорнии, обратилась в высший суд Лос-Анджелеса с требованием запретить выпуск дисков с защитой либо ввести единый стандарт обозначения таких компакт-дисков.

В категории программ для “прошивок” встраиваемых микропроцессоров можно выделить программы преобразования аппаратуры для использования в режимах, ограниченных производителем, и программы для работы в реальном масштабе времени. К первой группе относятся DVD-плееры, игровые приставки X-box и др. Ко второй – антенны спутникового телевидения.

Производители DVD-дисков условно поделили весь мир на 6 зон, каждой из которых присвоен соответствующий код, причем кодируются и диски, и проигрыватели (1-я зона - Северная Америка, 2-я зона - Европа и Япония, 5-я зона - Африка, Россия и некоторые другие страны, где надзор за соблюдением копирайта поставлен плохо). Только при совпадении кодов проигрыватель может воспроизвести установленный в него диск. Таким образом медиаиндустрия пыталась взять ситуацию под контроль. Однако зональное кодирование “отторгается” самими производителями DVD-проигрывателей по следующим причинам: во-первых, производители не считают третьи страны перспективным рынком и выпускают аппараты либо 1-й и 2-й зон, либо мультизонные. Вторая причина непопулярности зонирования - скромный выбор фильмов на DVD в “непервых” зонах, а в некоторых случаях - повышенная цена (иногда до 20 % по сравнению с диском 1-й зоны). В-третьих, принцип зонального кодирования предполагает появление видеокопий только после проката фильма в данной зоне, что обеспечивает производителям фильмов максимальную прибыль. Разница же появления дисков 1-й и 5-й зон составляет до полугода, поэтому в Россию сначала привозятся диски первой зоны. Киноиндустрия как заинтересованная сторона занимается пропагандой регионального кодирования DVD, а продавцы мультизонной аппаратуры предпочитают умалчивать о своих правах, которые позволяют им продавать все, что не запрещает закон.

По мнению специалистов, “ни продавцы дисков первой зоны, ни продавцы мультизонных аппаратов, ни мастера сервис-центров, производящие операцию взлома аппаратуры зонального кодирования, никакого закона не нарушают”. Международная судебная практика неоднозначно относится к данному процессу. Так, в Австралии в августе 2002 г. завершился судебный процесс, рассматривавший законность применения технологий регионального кодирования (RPC). Суд принял компромиссное решение: технология регионального кодирования признана законным механизмом контроля за распространением товаров на международных рынках, однако распространение, установка и использование микросхем с программным обеспечением обхода RPC (MOD-чипы) не нарушает австралийского законодательства о защите авторских прав. Примерно в это же время в Канаде владелец компьютерного магазина, продававший и устанавливавший MOD-чипы, был признан виновным в продаже запрещенного компьютерного оборудования. Таким образом, получается разительный контраст в оценке одинаковых действий, совершенных в разных странах. В России в последнее время складывается практика квалификации распространения модифицированных консолей PlayStation-2 фирмы Sony по ст. 272 УК России “Неправомерный доступ к компьютерной информации”.



Продажа носителей или предоставление доступа сетевыми способами к порнографическим материалам все чаще становится объектом внимания правоохранительных органов. К сожалению, в качестве объектов контроля выступают только реальные магазины и торговые точки. Так, следственной частью СУ при УВД г. Кемерово в 2001 г. направлено в суд уголовное дело по обвинению Култаева в незаконном распространения порнографических материалов. В ходе расследования было установлено, что Култаев, являясь владельцем библиотеки машинных носителей компьютерной информации – дисков CD-ROM с порнографическими видеоматериалами и изображениями, сдавал в прокат или продавал принадлежащие ему диски гражданам, посетившим торгово-демонстрационный зал компьютерной библиотеки, по установленной им цене. Искусствоведческую экспертизу по изъятым у Култаева дискам проводили специалисты Кемеровского Киноцентра, имеющие право на проведение данного вида экспертиз.

В отношении виртуальной интернет-торговли и порно-сайтов данные действия не распространяются из-за описанного ранее отсутствия юриcдикционной принадлежности Интернета отдельно взятой стране.



Экспорт программного обеспечения с нарушением действующего законодательства. Рынок офшорного программирования, при котором программисты живут и работают в одной стране, а получают задания и отправляют результаты в другую, в России растет и, по оценкам фирмы Market-Visio/EDC, в 2001 г. составил 154 млн. долларов, из которых около 30% приходится на мелкие фирмы и отдельные группы программистов, остальные 70% - на солидные компании. По прогнозам Market-Visio/EDC, к 2003 г. объем рынка вырастет до 350 млн.долларов. Наиболее частым правонарушением в данной среде становится уклонение гражданина от уплаты налога. Так, в апреле 2002 г. налоговые органы Санкт-Петербурга по заявлению жены одного из работников ООО “НПП Спецтек” выяснили, что программисты получали зарплату от офшорной кипрской компании Specteco и не платили подоходный налог. Налоговые органы могут контролировать зарубежные счета частного лица только после того, как в отношении него возбуждено уголовное дело, а для этого необходимо уличить лицо в неуплате налогов в крупных размерах. Для проверки транзакций и счетов нужна санкция Интерпола, но не каждый банк или компания ей подчинится. А при использовании анонимных систем типа Webmoney проследить ничего не удастся.

Серьезной проблемой является несовершенство правил экспорта программных продуктов. По заявлению генерального директора фирмы ABBYY, Россия – единственная страна, воздвигающая барьеры на пути импортеров тиражного программного обеспечения. Поэтому большинство российских компаний идет более простым, хотя совершенно не выгодным для государства путем: открывая офисы за границей, создавая там новые рабочие места и платя более низкие налоги. Фирма ABBYY, известная на мировом рынке своей программой оптического распознавания текста FineReader, только 25% своих доходов получает в России. Аналогичная ситуация с фирмой “1С”, перенесшей производство на Украину. Если раньше эта компания прочно ассоциировалась с понятиями “бухгалтерия” и “автоматизация”, то в настоящее время мультимедиа-направление “обошло деловое программное обеспечение”, а компьютерные игры занимают в соответствующих категориях первые строчки мировых хит-парадов. Существует также целый ряд компаний, изначально ориентированных на западный рынок и не делающих русскоязычных версий своих программ, поскольку спрос на них в России значительно ниже, чем за рубежом. Примером таковой является STOIK Imaging (Стоик), специализирующаяся на обработке изображений и выпуске профессиональных графических пакетов.

Другим практикуемым способом хищения бюджетных средств является фиктивная продажа программных продуктов зарубежным компаниям и возврат НДС. Так, в ходе расследования фиктивной продажи программных продуктов “Vector” и “Dispather equiptment control” в Великобританию, была выявлена неработоспособность одной из программ, что в свою очередь указало на факт, входящий в объективную сторону данного преступления: фиктивность сделки и необоснованное возвращение НДС.

Сетевые продажи программного обеспечения с нарушением действующего налогового законодательства. Сходная картина складывается на рынке условно-бесплатного программного обеспечения – shareware, для которого в качестве каналов распространения выступает Интернет. Российские разработчики захватили 50–60% рынка shareware, в некоторых нишах российские продукты являются абсолютными лидерами продаж. На бизнес shareware сейчас работают программисты, менеджеры, художники, финансовые аналитики, маркетологи, дизайнеры. Многие продукты активно закупаются зарубежными, в том числе государственными компаниями. Здесь, как и в предыдущем случае, наиболее частым правонарушением со стороны авторов программ становится уклонение от уплаты налога, тем более что гражданам России разрешено открывать счета за рубежом.

Квалификация действий продавцов компакт-дисков с большим количеством shareware-программ представляет немалую сложность. Как было показано ранее, это один из способов распространения программ, реализуемый как сообществами программистов, так и средствами массовой информации, в том числе далекими от компьютерной тематики журналами. На компакт-дисках, служащих приложениями к журналам компьютерной тематики, записывают программы в ознакомительной версии для пробуждения интереса со стороны покупателя и адреса разработчиков. После оплаты разработчик высылает ключ к программе. Если при продаже диска с shareware-программами на нем записаны ключи к этим программам, то, по-нашему мнению, это может быть квалифицировано как реализация контрафактной продукции, аналогично распространению проприетарных программных продуктов с указанными лицензионными номерами.



Прокат. Названная в ст.1 Закона “О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных” дефиниция “распространение программы для ЭВМ” предполагает “предоставление доступа к воспроизведенной в любой материальной форме программе для ЭВМ, в том числе сетевыми и иными способами, а также путем продажи, проката, сдачи внаем”, что подтверждает мысль законодателя об использовании исследуемого объекта подобным образом. Однако ст.16 Закона “Об авторском праве и смежных правах” указывает, что “право на распространение экземпляров произведения путем сдачи их в прокат принадлежит автору независимо от права собственности на эти экземпляры”. Таким образом, два близких по духу закона создают правовую коллизию. Следует отметить, что результаты проведенного анкетирования показывают, что 46% сотрудников правоохранительных органов и 61% студентов считают правомерным оказание услуги проката носителя с аудио (видео) контентом. Для программного обеспечения, как и для аудио- и видеопроизведений, существует реальная возможность копирования незаконопослушным арендатором данного контента с последующей эксплуатацией контрафактной копии данного произведения после окончания срока аренды и даже размножения контрафактных копий.

Общим проблемным вопросом для указанных видов правонарушений является продажа носителей или предоставление доступа с использованием сети Интернет. Сетевые ресурсы, относящиеся к национальному домену России, территориально могут располагаться в государствах, где не действуют соответствующие законы. И наоборот, немалое число российских ресурсов базируется в самом большом домене.com. Для обнаружения ресурсов, действующих вне правового поля, и их локализации необходимо специальное подразделение, которое будет производить инициативный поиск информации криминального характера в сети Интернет. Найденная информация затем может быть применена для документирования противоправных действий с использованием традиционных методов оперативно-розыскной деятельности (например, контрольная закупка для Интернет-магазинов) и использована для последующего закрытия соответствующего сетевого ресурса.

 

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ НЕЗАКОННОМУ ОБОРОТУ



КОМПЬЮТЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Административно-правовой контроль над преступностью – это осуществляемая в соответствии с административным законодательством “деятельность органов исполнительной власти, а в случаях, предусмотренных законом, – и иных субъектов, в том числе граждан, по предупреждению и пресечению преступлений путем проведения надзорно-охранных мероприятий в отношении каких-либо лиц или объектов, применения мер убеждения, психического или физического принуждения”.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница