Методические рекомендации противодействие незаконному обороту компьютерной информации омск 2005



страница3/10
Дата10.02.2019
Размер0.68 Mb.
ТипМетодические рекомендации
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Воспроизведением программы для ЭВМ в соответствии со ст.1 Закона “О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных” является изготовление одного или более экземпляров программы для ЭВМ в любой материальной форме, а также их запись в память ЭВМ. Противоправные действия по воспроизведению программного обеспечения могут включать в себя:

  1. промышленное нелегальное тиражирование для продажи;

  1. непромышленное нелегальное тиражирование для продажи;

  1. нелегальное копирование (использование в работе нелегальных копий);

  1. нелегальное копирование с целью ознакомления.

Промышленное нелегальное тиражирование для продажи наносит наибольший ущерб индустрии программного обеспечения во всех странах мира. Его общественная опасность заключается в массовом выпуске контрафактной продукции, внешний вид которой может ввести в заблуждение даже искушенного пользователя: подделывается не только компакт-диск и упаковка, но и лицензионное соглашение. Спрос на контрафактное программное обеспечение существует и в развитых странах и составляет составляет: в ФРГ – 50%, в Великобритании и Финляндии – 43%, в Швейцарии и США – 35%. Сложность установления контрафактности носителя с программным обеспечением обусловлена следующими факторами:

  1. после кризиса 1998 г. многие отечественные и иностранные производители программного обеспечения для персональных компьютеров, ориентируясь на низкую покупательную способность населения, перешли от “коробочных продаж” к облегченным, что значительно упрощает создание контрафакта;

  1. в соответствии со ст.17 Закона “О лицензировании отдельных видов деятельности” подлежит лицензированию только деятельность по изготовлению полиграфической продукции с защитой от подделок. Таким образом, не контролируется создание полиграфического оформления любой сложности для контрафактной продукции;

  1. контрафактные компакт-диски с программным обеспечением могут быть произведены на заводах, имеющих лицензию на производство музыкальных или видеодисков. Перенастройка оборудования на выпуск новой продукции несложная и кратковременная операция;

  1. доступность техники копирования и оформления компакт-дисков позволяют организовать мелкотоварное производство на ограниченной территории. Автоматический копир на 20 дисков по размерам не превосходит системный блок персонального компьютера. Современные технологии позволяют записывать компакт-диски с 52-кратной скоростью, что составляет не более двух минут. Специальные принтеры позволяют наносить рисунок на поверхность диска;

  1. попустительство со стороны правоохранительных органов и благожелательное отношение СМИ отрицательно влияют на сознание молодежи.

Перечисленные факторы делают промышленное тиражирование весьма выгодным видом криминального бизнеса. По заявлениям ответственных работников, “обороты пиратов сравнимы с объемом рынка наркобизнеса, пираты структурируются, сращиваются с организованными криминальными группами”. Точных данных о количестве заводов в России, производящих DVD-диски, нет даже у директора Российской ассоциации производителей программного обеспечения (РАПО): “Производительность пяти известных РАПО заводов – до 2 миллионов дисков в месяц, а реальные заказы в России не превышают 120 тысяч. Но линии не могут стоять, их мощность, возможно, расходуется на левую продукцию, пиратскую, потенциально опасную для Европы и других регионов”. Действительность подтверждает данные прогнозы. В Москве 8 июля 2003 г. пресечена деятельность крупного подпольного завода, на котором за сутки выпускалось до 40 тыс. пиратских CD- и DVD-дисков. На подпольном заводе, располагавшемся на территории режимного предприятия на западе столицы, в круглосуточном режиме работало две линии, за сутки выпускавшие до 40 тыс. контрафактных дисков. Кроме того, удалось выявить 8 складов, где было изъято около 9 млн пиратских дисков. Общая стоимость изъятого, с учетом стоимости линий по производству, составила 10 млн долларов. В УБЭП отметили, что диски производились для реализации на территории как России, так и Европы. По данному факту возбуждено уголовное дело по ст.146 УК РФ. По делу проходило около 30 человек. Промышленное нелегальное тиражирование для продажи должно квалифицироваться по ст.146 УК РФ, поскольку данное деяние всегда причиняет крупный ущерб правообладателю (ч.1) либо совершается в крупном размере (ч.2). Следует отметить, что количество выявленных и раскрытых преступлений, квалифицированных по ст.146 УК в последние годы стремительно увеличивается:

 

1997

1998

1999 

2000

2001

2003 (9 мес.)

Зарегистрировано преступлений

302

607

836

1117

810

1110

Выявлено лиц

84

210

296

543

398

341

 

Вместе с тем, представители Московского подразделения Американской торговой палаты считают целесообразным дифференцировать факты нарушения авторских прав, с тем чтобы уголовная ответственность применялась, к изготовителям и распространителям “пиратских” продуктов, к лицам, ввозящим их крупные партии из-за рубежа и т.п.



Непромышленное нелегальное тиражирование для продажи часто осуществляется на персональных компьютерах, в состав которых входит устройство записи компакт-дисков. В данном случае, в отличие от предыдущего, оформление диска не копируется, что позволяет покупателю (если покупатель имеет опыт работы с вычислительной техникой и приобретает компакт-диск не в первый раз) сразу отличить контрафактный диск. Сложность квалификации данных действий заключается в том, что в соответствии со ст.15 Закона “О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных” пользователь имеет право изготавливать или поручать изготовление копии программы для ЭВМ при условии, что эта копия предназначена только для архивных целей. Таким образом, сам процесс изготовления копии программного продукта не является противоправным и не может быть квалифицирован как правонарушение. Международная практика подтверждает это: по решению суда в Испании признана легальной эксплуатация автоматов для копирования компакт-дисков, производимых, например, компанией Copyplay, так что изготовить копию понравившегося альбома смогут даже незнакомые с компьютером граждане страны и многочисленные туристы.

Другим распространенным нарушением данного вида является продажа персональных компьютеров с предустановленным программным обеспечением. Рядовой пользователь, приобретая компьютер, считает, что одновременно с компьютером он приобретает и весь комплекс программ, необходимых для офисной работы, и набор компьютерных игр. Крупные производители компьютеров, как правило, заключают OEM-соглашение с производителями программного обеспечения, отчисляя им часть своей прибыли от продажи компьютеров. Стремясь получить большую прибыль и быть конкурентоспособными с крупными производителями компьютеров, мелкие “отверточные” фирмы, не выплачивая отчислений, продают свои изделия тоже с предустановленным программным обеспечением. В этом случае их действия, в зависимости от нанесенного ущерба, могут быть квалифицированы как:



  1. нарушение авторских прав в соответствии ст.146 УК РФ, при причинении правообладателю крупного ущерба. При установке 10 контрафактных копий ОС Windows (при стоимости лицензионной копии ОС около 200 $ США), правообладателю будет нанесен крупный ущерб, превышающий 100-кратный МРОТ, установленный законодательством РФ,

  1. обман потребителей в соответствии со ст.14.7 КоАП РФ, поскольку покупатель, приобретая компьютер, предполагает дальнейшее сопровождение программного обеспечения со стороны разработчика программ. Но контрафактные программы не сопровождаются производителем и могут содержать вредоносные компоненты. А контрафактность установленных программ может быть доказана только специалистом при проведении соответствующего исследования.

Использование в работе нелегальных копий программных продуктов. Противоправность данного деяния заключается в том, что пользователь, имеющий право установить только то количество копий программного обеспечения, которое указано в лицензионном соглашении EULA, инсталлирует программный продукт на всех компьютерах предприятия или организации. Именно это условие наиболее часто нарушается корпоративными потребителями программных продуктов с лицензией EULA во всех странах мира. Среди нарушителей преобладают компьютерные клубы и Интернет-кафе. Действительно, определить количество установленных копий с одного дистрибутива – очень сложная задача, а если рассмотреть возможное наличие компьютеров не только в корпоративном, но и в личном пользовании, то задача усложняется многократно. По этой причине большая часть разработчиков проприетарного программного обеспечения вместо множества лицензий на конкретное количество рабочих мест предлагают только два вида: индивидуальные и корпоративные лицензии. Использование в работе нелегальных копий программных продуктов влечет ответственность по гражданскому законодательству, что подтверждается множеством прецедентов, один из которых приведен ранее.

Сложившееся попустительское отношение к используемым продуктам интеллектуальной деятельности наглядно подтверждают результаты анкетирования сотрудников милиции и студентов-экономистов. На вопрос о статусе используемого программного обеспечения были получены следующие ответы: 15% сотрудников ОВД и 7% студентов используют только лицензионное, 41% и 49% соответственно – используют лицензионное и нелицензионное в различных пропорциях, а 26% сотрудников ОВД и 42% студентов даже не интересуются статусом используемых программ. Еще более красноречивы были ответы студентов на вопрос о возможном будущем сотрудничестве с производителем программного обеспечения (в качестве примера предлагалось рассмотреть акцию фирмы Microsoft, проводившей в 1999 – 2000 гг. акцию “Избавь своего начальника от иллюзий ненаказуемости использования нелицензионных программ”. В анкете был задан вопрос о возможности участия в подобной акции): 14% безоговорочно согласны, 13% согласны при определенных условиях (материальная заинтересованность или конфликты с руководством), 71% не сообщат правообладателю об использовании контрафактных программ. Из приведенных данных можно сделать вывод не только о высоком уровне контрафактности используемого программного обеспечения, но и степени латентности данного процесса, что не может не настораживать накануне вступления России в ВТО.



Нелегальное копирование с целью ознакомления является наиболее распространенным видом компьютерного пиратства в развитых странах. После предварительного ознакомления с программным обеспечением пользователь решает, насколько хорош данный программный продукт для работы, насколько он соответствует целям, задачам функционирования предприятия. После получения положительного ответа производится покупка. Однако все (или почти все) производители программных продуктов представляют для ознакомления демонстрационные версии, по функциональности мало отличающиеся от рабочих программ. Именно эти демо-версии используются в работе вместо приобретения лицензионных программных продуктов.

По мнению представителей Московского подразделения Американской торговой палаты, российское законодательство предусматривает широкий диапазон средств борьбы с компьютерным пиратством, включая административную ответственность, однако привлечение компьютерных "пиратов" к административной ответственности пока не получило сколько-нибудь широкого распространения. Одной из причин этого является то, что в органах внутренних дел обязанности по защите интеллектуальной собственности, как правило, возложены на подразделения милиции, занимающиеся борьбой с экономическими преступлениями. Обязанность привлекать правонарушителей к административной ответственности возложены на милицию общественной безопасности, однако ее сотрудники не ориентированы на пресечение торговли контрафактом.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница