««ментальность» как философская категория»


Глава 1. Онтологический смысл понятия «ментальность»



страница5/26
Дата04.06.2018
Размер1.81 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
Глава 1. Онтологический смысл понятия «ментальность»

1.1. Анализ дефиниций понятия «ментальность» в историческом и дисциплинарном горизонтах

Понятие «ментальность» используется в настоящее время в различных предметных областях, таких как история, философия, филология, социология, психология, культурология, лингвистика и других. Являясь междисциплинарным понятием, оно имеет свою специфику, которая выражена или дискурсивно обозначена в соответствующих исследованиях.

Термин «менталитет» имеет латинское происхождение от слова mens, mentis – ум, мышление, рассудок, образ мыслей – всего около десяти значений. Такая многозначность латинского слова стала причиной его широкого толкования и применения в последующей истории.

В научном языке европейских стран термин «ментальность» встречается уже с XIX века. Разработка дефиниции связана с представителями французской Новой исторической науки или «Школы «Анналов». Её основоположник М. Блок, считая историю «наукой о людях»16, углубил характеристику предмета истории, понимая его как «в точном и последнем смысле – сознание людей»17. Значительная часть научного наследия Блока посвящена изучению общественного сознания. Для обозначения ментальности Блок пользовался психологическими терминами с приставкой «коллективный» или «общий»18. Блок полагал, что, помимо присущих всему обществу установок, различные социальные группы являются носителями особых ментальных черт, он обращал внимание на изменчивость ментальности. Его ученик и коллега Л. Февр считал ментальность статичной. Он выделял в ментальности два проявления: инструментальное и бытийное. Он подчёркивал синтетическую природу ментальности: в ней «мысль не отделена от эмоций»19.

Различия в видении ментальности у основателей «Школы Анналов» впоследствии приводили исследователей к диаметрально противоположным выводам. Так Ю. Л. Бессмертный считает, что «со времени Блока и Февра сложились плохо совместимые между собой варианты осмысления того, что следует понимать под этим явлением»20.

А. Я. Гуревич считает взгляды Блока и Февра не противоречащими общей концепции «Анналов», понимая их как варианты междисциплинарного подхода: «различие между Блоком и Февром – это различие между специалистом по социальной истории, исследователем экономики и общества, с одной стороны, и историком культуры, идей, психологии, с другой»21.

Существенным вкладом в понимание ментальности стало учение о структурированности времён представителя второго поколения «Школы Анналов» Ф. Броделя. Его видение «почти неподвижной истории», обращённое к неодушевлённым предметам, к природе как постоянном месте действия и одновременно действующем персонаже, «истории, протекающей в медленном ритме», или «социальной истории», и истории в «индивидуальном измерении», касающейся непосредственно человеческой судьбы, позволили сформировать уровневое понимание ментальности22.

Другой представитель этого же поколения анналистов Ж. Дюби, уже исходя из схемы Броделя, говорит об изменениях ментальности в соответствии с тремя уровнями длительности времён, понимая под ментальностью «систему образов, представлений, которые в разных группах или странах, составляющих общественную формацию, сочетаются по-разному, но всегда лежат в основе представлений о мире и своём месте в этом мире и, следовательно, определяют поступки и поведение людей»23.

Ж. Ле Гофф, представлявший третье поколение анналистов, в отличие от своих предшественников, сосредоточивавшихся на глубинных пластах истории, исследует социально-культурные её слои. Он считает перспективными политические исследования, которые, с его точки зрения, создают базу для будущего изучения ментальностей24.

Дальнейшая судьба понятия «ментальность» в зарубежных исследованиях25, с точки зрения, общепризнанных определений, по мнению Л. Н. Пушкарёва, связывается с восприятием и истолковыванием мира с позиций «неотрефлексированных» человеческих впечатлений, представлений, образов. Важно, с точки зрения Пушкарёва, что ментальность воспринимается не как познание мира, а как манера мышления, некая «база, управляющая мышлением»26. Г. Бутуль определяет менталитет как априорную форму познания27. Пушкарёв отмечает, что впоследствии учёные, понимая несистемный характер менталитета и подчёркивая его комплексный характер, определяли его как совокупность явлений духовной жизни, что позволило достаточно механически относиться к наполнению совокупности, используя это понятие весьма произвольно, в своих целях28.

Важным вкладом в разработку понятия «менталитет» стал коллективный труд «Европейская история менталитета» под редакцией П. Динцельбахера, в котором учёные из Германии, Франции, Австрии и США в рамках 51 очерка раскрывают глобальную картину менталитета с помощью «узких тем»29. В качестве «узких тем» используются, по сути, культурные универсалии (общие элементы культурного наследия, выделенные Дж. Мёрдоком: язык, труд, танцы, ритуалы и т. п.)30, такие как восприятие пространства, религиозность, формы этики и права, страхи и надежды, отношение к войне и миру и т.п.

Однако единое общепринятое определение менталитета в зарубежной науке так и не было сформулировано. Нестрогость этого понятия воспринимается порой как преднамеренная, с учётом мнения одного из основных его разработчиков Ж. Ле Гоффа, считавшего сильной стороной истории ментальностей расплывчатость её предмета. По мнению М. Вовеля, эта особенность понятия является благоприятствующей историографическому движению31.

Неизбежную неопределённость и даже двусмысленность понятия «ментальность» А. Я. Гуревич связывает как с недостаточной логической прояснённостью понятия, так и с неочерченностью предмета в ткани самой истории32.

В отечественной гуманитаристике, начиная с 1990-х годов и до настоящего времени, проблема исследования этнических менталитетов стала одной из компонент, составляющих общее представление о российской цивилизации. На протяжении 90-х годов была сформирована общая схема исследования менталитета, схожая по своим параметрам с общими критериями в изучении других явлений в гуманитарной плоскости. Анализ работ в этом направлении33 позволяет выделить следующие позиции авторов в исследовании менталитета (ментальности): историографический анализ понятия «менталитет», изучение природных и социокультурных факторов его формирования, выявление его структуры и функций, обнаружение его бытийных проявлений, сравнительный анализ ментальных особенностей различных этнических образований.

В отечественных исследованиях, посвящённых национальному характеру и этническим образованиям, понятие «ментальность», по мнению З. В. Сикевич, используется в качестве метафоры для обозначения ценностей и установок34. О метафоричности понятия «менталитет», его «размытости» в рамках различных научных дисциплин говорит и И. В. Герасимов35.

Несмотря на активное научное употребление терминов «ментальность» и «менталитет», существующая на сегодняшний день нечёткость их дефиниций не способствует продуктивности их использования и обусловливает постоянные попытки исследователей производить типологизацию определений с помощью различных критериев с целью унификации понятий.

Поиск решения приводит исследователей к разноплановым выводам. Так, Л. Н. Пушкарёв предлагает использовать термин «менталитет» без перевода, усвоив его как другие иностранные термины, к примеру, «сюзеренитет», «суверенитет», «иммунитет» и другие термины, которые вошли в отечественную науку36.

Ю. Д. Коробков типологизирует дефиниции с позиций областей исследования. Он выделяет определения, характерные для исторического направления, философские толкования и категории, определения, сформированные в рамках социологии и психологии37.

Историки, по его мнению, сущность менталитета определяют через «умонастроение», «неявные установки мысли», «ценностные ориентации», «автоматизмы и навыки сознания», «внеличностные аспекты сознания», «мировидение», «образ мира», «текучесть» и вместе с тем «устойчивость». Таким образом, в их видении менталитет – сложный комплекс, сочетающий сознательные и бессознательные установки, общественные факторы бытия и его природные качества, разум и чувства, идеалы и прагматизм38.

В видении философов Коробков выделяет две позиции: онтологическую, когда ментальность воспринимается как объективно существующий феномен, и гносеологическую, когда она трактуется как теоретический конструкт, инструмент исследователя, смоделированный для объяснения сложного общественного комплекса39. Онтологические характеристики ментальности философам представляются соотнесёнными с диаметрально противоположными способами её образования. Так, И. К. Пантин видит в ментальности историческую обусловленность и предзаданность40. А.С. Ахиезер основным функциональным качеством понятия считает динамику41.

В социологическом контексте, согласно Коробкову, ментальность исследуется с ценностных позиций; в ней выделяется динамика ценностно- смыслового ядра и периферии, характеризующейся изменчивостью42. Устойчивость ядра связывается с архетипами К. Г. Юнга, периферия понимается как привнесения из чужих культур43.

В психологических исследованиях англоязычного происхождения, по мнению Коробкова, в основу определений менталитета положены психологические категории «ум», «образ мыслей», «мыслительные способности», российские психологи пополняют, с его точки зрения, перечень понятий такими, как «социальные нормы», «социальные стереотипы», «стереотипы принятия решений», «поведенческие альтернативы», «сверхличностное сознание»; пытаются синтезировать признаки менталитета44.

Н. М. Морозов типологизирует определения ментальности, исходя из содержательного наполнения самих определений45. Он выделяет дефиниции, подразумевающие трансцендентальные смыслы, находимые у исследователей исторического, философского и культурологического направлений. Ментальность в них определяется с помощью понятий: национальный характер, коллективный разум, душа народа, мироощущение, миропонимание, картина мира, мирочувствование, мировосприятие46.

Вторая группа авторов, по Морозову, находясь в рамках уже названных предметных областей, использующих понятие, определяла менталитет в психологическом ключе, подразумевая три уровня формирования: генетический, генно-социальный и социальный.47 Позиции третьей группы авторов, выделенных Морозовым, соотносят ментальность с глубинными константными основами психики, связанными с архетипами. По Морозову, наиболее убедительна точка зрения, связывающая менталитет с бессознательным уровнем психики, являющимся глубинной субстанцией социального48.

Исследования, проводившиеся в различных областях знания: истории, социальной философии, социологии, психологии, культурологи, политологии и других оставляют неразрешёнными множество проблем, наиболее острой из которых является дефиниция.

Вызывает вопросы необходимость выделения понятий «менталитет» и «ментальность», а также их соотнесённость между собой.

Так, к примеру, Л. Н. Пушкарёв считает понятия «менталитет» и «ментальность» близкими, но не равнозначными. С его точки зрения, «менталитет» имеет всеобщее, общечеловеческое значение, «ментальность» же соотносится с различными социальными стратами, историческими временами и т. д.49

А. П. Огурцов полагает обратное, считая что «структуры ментальности обладают и большей исторической длительностью, и большей устойчивостью относительно изменений общественно-политической жизни. Менталитет он потому и менталитет, что он определяет и опыт, и поведение индивида и социальных групп»50.

Некоторые исследователи используют эти термины как равнозначные, к примеру, М. М. Елфимова51.

Не ставя перед собой задачу анализа всех работ по теме субординации понятий «менталитет» и «ментальность», мы привели имеющиеся точки зрения, показывающие, что проблема решается неоднозначно.

Кроме того, что значение терминов «менталитет» и «ментальность» остаётся неустоявшимся, множится количество производных от них понятий.

Так, к примеру, В. Е. Семёнов, А. Н. Жмыриков, Первова И. Л. используют понятие «полиментальность» для обозначения свойства менталитета удерживать определённое состояние умонастроений суперэтноса на протяжении конкретного исторического цикла52.

В. Н. Келасьев говорит о «несформировавшемся» или «неразвитом» менталитете, подразумевая под этим «отсутствие целостного взгляда на мир»53.

Г. В. Акопов выделяет область знаний – менталистику как комплексную область гуманитарных наук, объединённых, систематизированных и дискурсируемых идеологией психологического понимания, интерпретации и конструирования54.

Итак, понимание ментальности/менталитета на сегодняшний день остаётся нечётким, неустоявшимся. Связано это с исторически сложившимися трактовками понятия, когда формулировка дефиниции обусловливалась следующими позициями:

– дисциплинарными подходами;

– несистемностью и комплексностью восприятия ментальности, выражавшемся в понятии «совокупность», приводившем к его механическому наполнению;

– желанием оставить понятие «нестрогим», в связи с расплывчатостью предмета истории ментальностей;

– неоднозначной расстановкой акцентов различными авторами в отношении понятий «ментальность», «менталитет»;

– разницей критериев для типологии дефиниций;

– выделением различных функций понятия: онтологических и инструментальных;

– появлением производных понятий.

Понимая уже предпринятые усилия многих учёных по осмыслению понятий «ментальность» и «менталитет» как необходимый путь для описания столь значимого феномена бытия, с одной стороны, и расширения инструментальной базы науки, с другой, представляются логичными следующие шаги в продолжение:

– представляется необходимым выделение базовых характеристик понятия и формулировка научной дефиниции;

– формирование отчётливого разграничения функционального значения понятия «ментальность»: с позиций онтологических, гносеологических и методологических.



Каталог: files -> 2017
2017 -> Холкина К. Д. (г. Ульяновск) Роль радио-коммуникаций в социализации молодежи
2017 -> Учебно-методические материалы к дисциплине «история и философия науки»
2017 -> Бахтин М. М. Эпос и роман // Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975
2017 -> Ключевые слова: Леонтьев, современная теория метода в ли- тературной критике to the Problem of Literary Critical Method of K. n. Leontiev
2017 -> Программа вступительного испытания
2017 -> Происхождение честного и животворящего Креста Господня


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница