««ментальность» как философская категория»


ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования



страница4/26
Дата04.06.2018
Размер1.81 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования.

Понятие «ментальность» используется в настоящее время в различных предметных областях, таких как история, философия, филология, социология, психология, культурология, лингвистика и других. Являясь междисциплинарным понятием, оно имеет свою специфику, которая выражена или дискурсивно обозначена в соответствующих исследованиях. При наличии достаточного числа разработок и сформированных в рамках отдельных дисциплин дефиниций ментальности, проблема её понимания и как онтологической реалии, и как инструмента для изучения реальности остаётся по-прежнему острой.

Каждый исследователь, принимаясь за её решение, оказывается в сложной ситуации. С одной стороны, сложившиеся мнения по поводу восприятия ментальности как бы ставят перед фактом, что новизной проблема не отличается. Кроме того, у заинтересованного специалиста уже есть своё видение решения проблемы, и взглянуть на неё иначе просто нет необходимости, даже, скорее, есть большое инертное сопротивление. К тому же, если и возникает предположение, что можно увидеть что-то в этой проблеме по-новому, память о судьбах понимания ментальности подталкивает к выводу о том, что и это новое, в конце концов, никак не повлияет на уже существующую неопределённость, но, может, ещё чуть-чуть дополнит её количественно.

Предлагая ещё один вариант осмысления проблемы, автор осознаёт эти обстоятельства и мотивирует необходимость переосмысления понятия «ментальность» как философской категории в связи со следующими социокультурными и эпистемологическими тенденциями.

Современное состояние культуры, характеризующееся такими проявлениями, как конструктивизм в самых радикальных его формах, дополняемый плюралистическим отношением к ценностям и «демократической» ориентацией на приоритет мнения меньшинства, делает неуютным пространство социума, выбрасывая человека за пределы повседневности, обжитости, габитуальности культуры. Сама потребность в этой форме как традиционному и потому воспринимаемому способу существования культуры остаётся внутренней интенцией современной цивилизации, но обретает порой такие внешние формы выражения, что за ними традиция трудно узнаваема. В XX веке проблема традиции осмысливалась в радикальных, предельных вариантах. Достаточно вспомнить, что осознание проникшего всюду времени и, следовательно, изменений перенесло акценты с бытия на становление. Осмысление их диалектики характеризует труды М. Хайдеггера1, Ж.-П. Сартра2, Э. Фромма3. Позиции «оптимистического пессимизма» угадываются в отношении к проблеме у современников, например у В. А. Кутырёва4. Существует мнение, что постмодерн переплавил всё в своём котле, оставил лишь симулякры5. Есть мнение, что в отсутствие трансцендентного идеала человек формирует своих «кукол» со вставленными вместо головы рукой, а вместо рук ногами6, а наше мнение о мире и есть тот единственно-спасительный зонтик, который укрывает от существующего на самом деле хаоса.7

Настолько ли мы другие по отношению к прошлому, возможно ли это вообще – выйти за его рамки, закрыв за собой дверь, или это кажимость и прошлое сильнее нас удерживает, чем мы отдаём себе в этом отчёт? Как наша современная жизнь даёт нам знать о нашем прошлом, и в чём это выражено? Наше настоящее с «умными» домами и вживившими себе чипы хозяевами ещё содержит человеческое сущностное? И если «да», то как его распознать?

Думается, в этой связи обращение к понятию «ментальность» в дескриптивной его трактовке могло бы несколько смягчить острые углы и внести менее напряжённые интонации в дискуссии о приоритетах естественного и искусственного8. На наш взгляд, понятие «ментальность» следует трактовать как бытийную категорию, позволяющую осмыслить историю с позиций трансформирующихся, но сохраняющих сущность структурных образований, длящихся, пронизывающих её, свидетельствующих о неизменности и изменчивости одновременно.

Проблема ментальности, с нашей точки зрения, существует как проблема взаимосвязи макрокосма и микрокосма, и её исследование возможно лишь в междисциплинарном контексте. Таким образом, наш подход к исследованию понятия вполне соотносится с подходом современной неклассической эпистемологии.

Наше видение ментальности также коррелирует с пониманием современной исторической эпистемологией идеи мировоззренческих универсалий, позволяющих исторически реконструировать и описывать феномены как с позиций структуры коллективной деятельности, так и с позиций индивидуального мотива.

Актуальность выявления гносеологической значимости понятия, по нашему мнению, связана с поисками современной эпистемологии по поводу переосмысления типов рациональности, путей их расширения. Важным становится выявление гносеологического значения понятия «ментальность» и обозначение её разрешающих возможностей в сравнении с такими эпистемологическими понятиями, как «духовность», «парадигма», «эпистема», «аутопоэз». Представляется актуальным переосмысление идеи кумулятивности знания в связи с использованием ментального подхода к познанию.

Возможность трактовки понятия «ментальность» в связи с обозначенными нами позициями, позволит понимать «ментальность» как философскую категорию и, следовательно, расширит категориальный аппарат современной неклассической эпистемологии.

Объектом изучения настоящего диссертационного исследования является ментальность как характеристика человеческого мира.

Предметом исследования – дескриптивное понимание познания и сознания.

Гипотеза – необходимость введения категории «ментальность» с целью дескриптивного рассмотрения исторических предпосылок объектов культуры как предмета исследования.

Цель диссертационного исследования – разработка модели введения категории «ментальность» в философский оборот.

Конкретизация обозначенной цели потребовала постановки и решения следующих задач:

1.Выявления онтологического смысла понятия «ментальность» через следующие позиции:


  • анализ дефиниций понятия в историческом и дисциплинарном горизонтах;

  • раскрытие семантического содержания;

  • исследование проявлений ментальности в бытии русской культуры через выявление в её базовом архетипе интегративных и дистрибутивных уровней ментальной структуры.

2.Конкретизации гносеологического смысла понятия «ментальность» в современном научном дискурсе в контексте следующих понятий и процессов:

  • обозначение предпосылок познавательной деятельности человека;

  • выявление механизма осуществления познавательной деятельности;

  • исследование функционирования квазисубъектов познавательной деятельности «духовность», «парадигма», «эпистема», «аутопоэз»;

  • анализ гносеологической значимости этих квазисубъектов в концептуальном, структурном и инструментальном аспектах;

  • установление гносеологической значимости понятия «ментальность» в структурном, концептуальном и инструментальном аспектах;

  • сравнительный анализ разрешаюших возможностей понятий «духовность», «парадигма», «эпистема», «аутопоэз», «ментальность» с целью установления их объёма и субординации.

3. Выявления возможностей реализации ментального подхода в естественнонаучной методологии через анализ следующих позиций:

  • определение основных тенденций, составляющих проблемное поле современной эпистемологии, как проблематизации ментального подхода;

  • выявление кумулятивности познания, путём анализа научных парадигм в сете интегративного и дистрибутивного уровней ментальности;

  • анализ специфики понимания метода исследования в подходах И. Лакатоса и П. Фейерабенда как сопряжения вертикального и горизонтального уровней ментальной структуры, фиксирующей индивидуальное своеобразие исследователей.

4. Анализа специфики социально-гуманитарных концепций с позиций ментального подхода:

  • выявление интегративных и дистрибутивных связей ментальной структуры в философии немецких романтиков (И. Фихте, Ф. Шеллинга, Г. Гегеля);

  • анализ с позиций ментального подхода феноменологии Э. Гуссерля и герменевтики Г. Гадамера;

  • «Школы Анналов»;

  • выявление признаков кумулятивности знания в подходах соременных исследователей (Б. И. Пружинина, Л. А. Микешиной, И. Т. Касавина, Р.Тарнаса).


Состояние исследования проблемы.

В научном языке европейских стран термин «ментальность» встречается уже с XIX века. Разработка дефиниции связана с представителями французской Новой исторической науки или «Школы «Анналов», представленной четырьмя поколениями для которых эта проблема стала сквозной. В их числе: М. Блок, Л. Февр, Ф. Бродель, Ж. Дюби, Ж. Ле Гофф,.

Впоследствии знаковыми для разработки проблемы ментальности стали имена Г. Бутуля, П. Динцельбахера. В отечественной гуманитаристике, начиная с 1990-х годов и до настоящего времени, проблема исследования этнических менталитетов стала одной из компонент, составляющих общее представление о российской цивилизации. Можно выделить следующих авторов: А. Я. Гуревич, А. П. Огурцов, Л. Н. Пушкарев, А. С. Ахиезер, Г. В. Акопов, И. Г. Дубов, Ю. Д. Коробков, К. Касьянова, Л. Н. М. Морозов, И. К. Пантин, З. В. Сикевич, Е. Я. Таршис и другие.

Взаимодействие природного и культурного факторов как обусловливающих начал специфики человека были представлены работами З. Фрейда К. Юнга, В.И. Вернадского, Ф. Броделя, Л. Н. Гумилева, Э. Фромма, М. Рьюза, Э. Уилсона, Ч. Ламсдена, А. Гумурста, У. Варелы и Ф. Матураны, В. С. Ротенберга, В. В. Аршавского, Л. Н. Н. П. Меркулова, Н.П. Милова, Н. Н. Моисеева, Р. С. Карпинской, С. А. Никольского, Г. Н. Симкина, А. А. Логинова, Х. Шингарова, И. Калайкова, С. Чешко, А. П. Бутенко, Ю.В. Колесниченко и другими.

Исследованию динамики ментальностей уделяли внимание М. Блок, Л. Февр, Ж. Ле Гофф. В отечественной науке эти проблемы осмысливались в рамках социоестественного направления исследований (Э. С. Кульпин), в этом же контексте можно увидеть работы, связанные с динамикой культуры, В. И. Иванова, Ю. М. Лотмана, А. С. Ахиезера.

Анализ ментальности русской культуры построен на исследовании трудов отечественных философов – В. С. Соловьева, Л. П. Карсавина, С. Л. Франка. Бытию социальных слоёв российского общества посвящены работы И. М. Карамзина, П. Н. Милюкова, И. В. Киреевского, В. И. Иванова, Н. А. Бердяева, П. И. Новгородцева, Н. Н.Златовратского, П.Н.Мельникова-Печерского, Г.И.Успенского, К.М.Кантора, О. А. Платонова, Ю. М. Лотмана, А. С. Ахиезера, И. Н. Ионова, Б. Гройса, Б. И. Земцова, В.Грязневича, В. Межуева, Д. С. Лихачева, В. Аксючиц, Б. Сарнова, А.Н. Ацаркина, В. Бабашкина, Т. М. Крупининой.

Особенности современного понимания идентичности исследовались Э. Дюркгеймом, Э. Эриксоном, М. Фуко, Д. А. Приговым, В. Я. Проппом, П. Хаттоном, Г. Л. Тульчинским, А. Н. Кузнецовым, А. Н. Масловым, Л. Г. Иониным, Б. Е. Гройсом, Г. А. Бордюговым.

Для анализа научного дискурса как контекста функционирования понятия «ментальность» привлекались исследования таких авторов, как Платон, Аристотель, Дж. Вико, М. Монтень, Д. Юм, Б. Больцано, Дж. Локк, И. Кант, И. Фихте, Ф. Шеллинг, Г. Гегель, К. Маркс, К. Ясперс, К. Юнг, Я. Э. Голосовкер, О. Шпенглер, А. Уайтхед, Ж.-П. Сартр, Х. Ортега-и-Гассе, П. А. Флоренский, А. Ф. Лосев, В. Дильтей, Р. Дж. Коллингвуд, В. Виндельбанд Г. Риккерт, М. Вебер, Э. Гуссерль, Г.-Г. Гадамер, М. Блок, Л. Февр, Ф. Бродель, Ж. Ле Гофф, Т. Кун, М. Фуко, Ж. Делёз, Р. Барт, Г. Г. Шпет, К. Купман, У. Матурана, Ф. Варела, Э. фон. Глазерсфельд, В. С. Библер, И. Пригожин, И. Стенгерс, П. П. Гайденко, В. В. Бибихин, В. А. Лекторский, Н. В. Яворская, О. Д. Чичагова, Дж.Хорган, П. Хаттон, В. С. Стёпин, Ст. Тулмин, В. А. Канке, В. Гейзенберг, П. П. Гайденко, Р. Декарт, Дж. Реале, Д. Антисери, А. Эйнштейн, Н. Н. Моисеев, А. Г. Дугин, Е. Л. Фейнберг, В. А. Канке, М. Мамардашвили, И. Лакатос, В. С. Стёпин, В. Г. Горохов, М. А. Розов, Л. А. Никифоров, В. П. Кохановский, А. Сокал, Ж. Брикмон, Р. Фейнман, И. С. Нарский, В. Н. Порус, П. Фейерабенд, И. Наторп, А. Я. Гуревич, Н. Е. Копосов, Б. И. Пружинин, Л. А. Микешина, И. Т. Касавин, Р. Тарнас. 3. А. Сокулер, А. С. Кезин, Г. Фоллмер, И. Г. Ребещенкова, О. Е. Столярова.

На сегодняшний день понимание ментальности, несмотря на обширное количество исследователей, обращавшихся к проблеме, не даёт, с нашей точки зрения, нужного ракурса, необходимого горизонта для осмысления заложенных в этом понятии возможностей применения. Исследования, проводившиеся в рамках различных дисциплин, дают лишь «частичное», «частное», ограниченное описание функций этого универсального, на наш взгляд, понятия. В этой связи автором предлагается интегральное видение ментальности как исторического априори любой человеческой деятельности. В диссертации даётся понимание структуры ментальности как исторического априори, выявляются уровни функционирования ментальной структуры. Онтологический аспект ментальности исследуется через структурное осуществление базового архетипа русской культуры на интегративном и дистрибутивном уровнях. Это позволяет автору трактовать культурные проявления с позиций преемственности. Гносеологический аспект функционирования ментальности выявляется через применение ментального подхода как метода исследования к познанию. В контекстах различных типов рациональности через выявление интегративного и дистрибутивного уровней ментальной структуры распознаются проявления архетипов. Это позволяет автору трактовать познавательную деятельность с позиций кумулятивности.

Методологические, теоретические и эмпирические основания исследования.

Для выявления возможности применения понятия «ментальность» как философской категории автором был использован гипотетико-дедуктивный метод исследования. Постановка проблемы настоящей диссертационной работы стала результатом анализа и синтетического обобщения теоретического материала из различных сфер знания и их философского осмысления. Значимость используемого метода для формирования нового знания была сформулирована такими авторами, как Д. Фоллесдаль, П. А. Сорокин, К. Поппер, Т. Кун, она является проблемой исследования современников – И. П. Меркулова, А. М. Дорожкина, В. И. Моисеева, С. В. Шибаршиной9. Автор обращается к системному подходу (А. А. Богданов, Л. Фон Берталанфи, И. В. Блауберг, В. Н. Садовский, Э. Г. Юдин, В. А. Лекторский, Г. П. Щедровицкий)10, позволяющему рассматривать научную деятельность как некоторую целостность, открытую для изменений. Наряду с системным подходом применялся диалектический метод исследования (Г. Гегель, К. Маркс, Ф. Энгельс, Н. Гартман, Л. А. Зеленов11), отвечающий целям работы в части изучения взаимодействия природного и социокультурного в контекстах различных структур. Междисциплинарный подход применялся автором для исследования понятия «ментальность» в онтологическом аспекте. В контексте этого подхода, использовались методологические основания, сформированные как представителями «Школы анналов» (М. Блок, Л. Февр, Ф. Бродель, Ж. Ле Гофф), так и современными исследователями, разрабатывающими неклассическую социальную эпистемологию (И. Т. Касавин, О. Е. Столярова, Л. А. Маркова). Для изучения познавательной деятельности человека был применён предложенный автором исследования ментальный подход, позволивший выявить дистрибутивный и интегративный уровни бытия анализируемых социокультурных феноменов. Структурно-функциональный метод исследования (Ф. де Соссюр12, М. Фуко, К. Леви-Строс13, В. Пропп14, З. Фрейд, К. Юнг) позволил определить назначение интегративного и дистрибутивного уровней ментальности. Благодаря герменевтическому подходу (Ф. Шлейермахер, М. Хайдеггер, Г. Гадамер, В. Дильтей) предпринята попытка трактовки социокультурных феноменов, связанная с конкретными контекстами их осуществления. Трактовка понятия «ментальность» как дескриптивного понятия была сопряжена с исследованием социокультурных феноменов с позиций отнесения к ценностям без оценки (В. Виндельбанд, Г. Риккерт, М. Вебер). В исследовании применялся исторический подход (Коллингвуд Р. Дж.15). Применялись общенаучные методы, такие как анализ, синтез, индукция, дедукция, диахронический метод, синхронический метод, типологический метод, сравнительно-исторический метод.



Научная новизна и положения, выносимые на защиту.

  1. В диссертации впервые предпринята попытка трактовки ментальности как философской категории.

  2. Предпринята попытка обоснования онтологического характера ментальности.

  3. Исследована гносеологическая значимость ментальности.

  4. Предложено использование ментальности как методологического инструмента.

  5. Это позволяет по-новому оценить бытие науки как сложного многоуровневого феномена.

  6. Анализ социального измерения знания, представленного тремя уровнями, позволяет в контексте внутренней социальности, фиксируемой как проявления интегративного уровня ментальной структуры, увидеть и осознать по-новому кумулятивный характер познания.

  7. Исследование внешней социальности как дистрибутивного уровня ментальности раскрывает контекстуальный характер познания.

  8. Выявление особенностей «открытой социальности», представленное как отражение динамики интегративного и дистрибутивного уровней ментальности, позволяет увидеть связь исторического и конструктивного на новом экзистенциальном уровне.

  9. Раскрытие особенностей динамики познания в рамках ментального подхода позволяет осознать возможности внутринаучной коммуникации и её резервы.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Понимание ментальности как исторического априори любой человеческой деятельности, структурное сопряжение природно-культурной основы которого действует как некий принудительный принцип организации или закон.

  2. Понимание ментальности как трёхуровневой структуры, в соответствии с броделевской схемой структурированности времён.

  3. Выделение в социокультурных образованиях, благодаря их исследованию с позиций ментального подхода, интегративного и дистрибутивного уровней.

  4. Понимание динамики интегративного и дистрибутивного уровней социокультурного образования как осуществления синтеза исторического и конструктивного в исследуемом объекте, проявляемого в архетипах.

  5. Понимание проявлений ментальной структуры в культуре как квазисубъектов, фиксирующих превращение её отношений, непосредственный доступ к которым не является возможным.

  6. Фиксация особенностей ментальной структуры в квазисубъектах, проявляемых в контексте научного знания: «духовность», «парадигма», «эпистема», «аутопоэзная структура», «ментальность».

  7. Позиционирование гносеологического смысла «ментальности» как понятия, имеющего родовой характер по отношению к понятиям «духовность», «парадигма», «эпистема», «аутопоэзная структура».

  8. Позиционирование ментального подхода в качестве научного метода исследования.

  9. Позиционирование кумулятивного характера познания в свете анализа научных парадигм с позиций ментального подхода.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическая значимость работы обусловлена ее научной новизной и заключается в попытке трактовки понятия «ментальность» как философской категории. Это даёт целостное видение исторического процесса и позволяет понять научное знание в многообразии контекстов его возникновения и функционирования.

Введение в научный оборот нового понимания дефиниции ментальности, способствующего «росту знания» благодаря универсальному семантическому содержанию, и возможности использования в соответствии с теоретическими интересами различных социогуманитарных дисциплин.

Возможность новой системной трактовки понятий «духовность», «парадигма», «эпистема», «аутопоэзная структура» в качестве квазисубъектов ментальной структуры.

Возможность позиционирования понятия «ментальность» как родового по отношению к понятиям «духовность», «парадигма», «эпистема», «аутопоэзная структура».

Возможность выделения в социокультурных образованиях, благодаря их исследованию с позиций ментального подхода, интегративного и дистрибутивного уровней, для идентификации этих феноменов в культурном контексте.

Возможность понимания динамики интегративного и дистрибутивного уровней социокультурного образования как осуществления синтеза исторического и конструктивного в исследуемом объекте.

Возможность переосмысления понимания кумулятивного характера научного познания в контексте ментального подхода.

Возможность оценки проявлений внешней социальности, раскрывающей контекстуальный характер познания, как дистрибутивного уровня ментальной структуры.

Возможность выявления связей исторического и конструктивного на экзистенциальном уровне за счёт понимания особенностей «открытой социальности» как отражения динамики интегративного и дистрибутивного уровней ментальности.

Возможность применения ментального подхода в качестве научного метода исследования.

Расширение возможностей внутринаучной коммуникации и выявление её резервов.



Апробация работы и внедрение результатов в практику.

Основные идеи диссертации нашли отражение в 53 научных и 11 учебных и учебно-методических публикациях автора. Общий объём научных публикаций составляет 16, 4 печатных листа. Общий объём учебных и учебно-методических публикаций по теме исследования составляет 24,53 печатных листа. Публикации в журналах из списка ВАК представлены 15 статьями, из списка входящих в РИНЦ – 16. По теме проведенного исследования прочитаны доклады на международных и всероссийских конгрессах (Санкт-Петербург 2010, Нижний Новгород 2012), симпозиумах (Нижний Новгород 1995, 1996,1997, 1999, 2000, 2003, 2004) и конференциях международного (Нижний Новгород 1995, 2010, 2013), всероссийского (Красноярск 2010)уровня, а также научно-методических (Нижний Новгород 1995), научно-практических (Нижний Новгород 2005, 2007, 2008, 2009), региональных (Нижний Новгород 2009), межрегиональных (Нижний Новгород 2006), межвузовских (Нижний Новгород 1994, 1999, 2000, 2003, 2004, 2005, 2007) и внутривузовских (Нижний Новгород 2002, 2005) конференциях.

Результаты настоящей работы использовались в процессе преподавания студентам ННГУ им. Н. И. Лобачевского, ННГАСУ, УРАО курсов «История и методология науки», «История и методология изучения культуры», «Культурная антропология», «Социология культуры».

Структура диссертации определяется целью и поставленными задачами исследования и включает в себя введение, 4 главы, состоящие из 21 параграфа, заключение и список использованной литературы. Общий объем работы составляет 390 страниц. Библиография включает в себя 327 наименований.





Каталог: files -> 2017
2017 -> Холкина К. Д. (г. Ульяновск) Роль радио-коммуникаций в социализации молодежи
2017 -> Учебно-методические материалы к дисциплине «история и философия науки»
2017 -> Бахтин М. М. Эпос и роман // Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975
2017 -> Ключевые слова: Леонтьев, современная теория метода в ли- тературной критике to the Problem of Literary Critical Method of K. n. Leontiev
2017 -> Программа вступительного испытания
2017 -> Происхождение честного и животворящего Креста Господня


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница