Международный Фонд социально-экономических



страница7/20
Дата12.06.2018
Размер0.56 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20
II. Неравенство доходов

II.1. Нормальное и избыточное неравенство
Из всех слагаемых социально-экономического неравенства особая роль принадлежит различиям в доходах. Денежные доходы в основном определяют уровень жизни людей, мотивацию трудовой и деловой активности, от них зависит социальное самочувствие населения, а, в конечном счете, и политическая ситуация в обществе.

Денежные доходы населения слагаются в основном из поступлений от оплаты труда работников, социальных трансфертов (пенсий, стипендий, пособий), доходов от предпринимательской деятельности и от собственности. Помимо легальных, существуют и теневые доходы, образующиеся от неучтенных, в том числе противоправных видов деятельности.

Общепринятым инструментом анализа распределения доходов между различными группами населения является «кривая Лоренца», отражающая соотношение процентных групп населения и их долей в совокупном доходе. На ее основе определяется коэффициент Джини, показывающий степень неравномерности этого распределения от 0 до 1. Однако он не отражает, за счет каких групп населения складывается эта неравномерность - верхних, средних или нижних. Поэтому в исследованиях неравенства доходов широко применяются индикаторы отношения доходов крайних 10% (децилей) или 20% (квинтилей) населения. Эти коэффициенты дифференциации показывают, насколько велик разрыв в доходах наиболее далеко отстоящих друг от друга групп населения, имеющих одинаковую долю в его общей численности.
В странах современного мира сложилась довольно пестрая картина неравенства доходов населения. По данным одной из структур ООН, в 2004 году коэффициент Джини имел следующие значения по группам стран с разным уровнем развития человеческого потенциала1:

 страны с высоким достижением человеческого потенциала: Норвегия – 0,26, Швеция – 0,25, Австралия – 0,35, Канада – 0,33, Нидерланды – 0,33, Бельгия – 0,25, США – 0,41, Япония – 0,25, Швейцария – 0,33, Великобритания – 0,36, Финляндия – 0,27, Австрия – 0,30, Франция – 0,33, Германия – 0,28, Испания – 0,33, Италия – 0,36.

 страны со средними показателями человеческого потенциала: Болгария – 0,32, Россия – 0,46, Белоруссия – 0,30, Венесуэла – 0,49, Румыния – 0,30, Украина 0,29, Бразилия – 0,59, Колумбия – 0,58, Армения – 0,46, Перу – 0,50, Турция – 0,40, Парагвай – 0,57, Китай –0,45, Гондурас – 0,55, ЮАР – 0,59, Намибия – 0,71;

 страны с низким уровнем развития человеческого потенциала:

Пакистан – 0,33, Уганда – 0,43, Зимбабве – 0,57, Нигерия – 0,51, Замбия – 0,53, Нигер –0,51.

В первой группе – в основном страны, входящие в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) с современной рыночной экономикой, демократическими институтами и гражданским обществом. Но и между ними есть различия. Коэффициент Джини находится на относительно низком уровне (0,25-0,30) в небольших процветающих европейских государствах (Швеция, Норвегия, Бельгия, Финляндия), а также в Германии и Японии. Более высокая неравномерность доходов (0,30 и выше) во Франции, Великобритании, Италии и Испании, Австралии, Канаде, а наибольшая неравномерность доходов из стран ОЭСР в США – 0,41. Столь большая неравномерность распределения доходов в США - следствие глубокого разрыва в доходах негров и выходцев из Латинской Америки, с одной стороны, и самой богатой верхушки населения – с другой. Эти различия подтверждаются и межстрановым сопоставлением децильных коэффициентов фондов: в Норвегии - 6,1; в Швеции – 6,2; в Германии – 6,9; в Нидерландах – 9,2; в Великобритании – 13,8; а в США – 15,9.

В развивающихся странах, отнесенных ко второй и третьей группам, существенно более высокие показатели неравенства доходов: от 0,50 (Венесуэла, Перу) до 0,70 (Бразилия, Колумбия, Парагвай). Это следствие не только относительно низкого их экономического уровня, но и специфики распределительных отношений и политического строя, когда власть, финансы и другие ресурсы концентрируются в руках небольшого слоя населения.

Россия, отнесенная, по данным UNDP, к странам со средним уровнем человеческого потенциала, имеет коэффициент Джини в 0,46, т.е. значительно более высокий, чем в странах ОЭСР, и выше, чем в других постсоциалистических государствах. Это имеет свои причины, о которых речь пойдет далее в этом разделе. Тем не менее опыт именно продвинутых стран имеет для нашей страны наибольшее значение.

Страны ОЭСР пришли к нынешним показателям неравенства в доходах (при их высоком реальном уровне) в течение многих десятилетий в результате повышения эффективности общественного производства и глубоких структурно-технологических и социальных перемен. Большую роль при этом сыграла социальная политика государства, направленная на увеличение социальных расходов и трансфертов, проведение программ борьбы с бедностью, использование налоговой системы для смягчения разрывов в доходах. Процесс этот не был прямолинейным и бесконфликтным, одинаковым во всех развитых странах. Усиление социальной активности государств, характерное для левых, социал-демократических правительств, сменялось ее ослаблением при переходе к власти политических сил правоконсервативной ориентации и наоборот.

И тем не менее, социальное неравенство остается проблемой даже в самых в продвинутых странах ОЭСР. Здесь устойчиво воспроизводятся целые слои населения, которые, не имея материального достатка, лишены доступа к «индустрии знаний», открывающие путь к современному квалифицированному труду. Часть из них опускается на «социальное дно», превращаются в прослойку иждивенцев, отторгающих трудовую деятельность и живущих на пособия. Существенным фактором углубления социального неравенства в зоне «золотого миллиарда» стали иммиграционные потоки людей из стран Африки, Азии и Латинской Америки.

Рост социально-экономического неравенства, в частности углубление дифференциации доходов, привлекают к себе все большее внимание в общественных и научных кругах. В последнем докладе Всемирного банка (ВБ) проблема равенства поставлена как центральная в публичных дебатах о человеческом развитии и экономическом росте1. По этой тематике опубликованы серьезные научные труды2.

Международная научная общественность обеспокоена тем, что под воздействием острой поляризации происходит истощение человеческого и социального капитала, снижается уровень социальной сплоченности и доверия не только к властям, но и в межличностных отношениях. Некоторые международные организации по этому поводу бьют тревогу и выступают со своими инициативами. Создан Европейский комитет по вопросам социальной сплоченности (РТСС). В 2004 году он представил новую стратегию формирования и развития государств. Достижение социальной сплоченности в ней органически увязывается с минимизацией неравенства и недопущением поляризации. «В любом обществе, - говорится в документе РТСС, - существуют различия между людьми с точки зрения их богатства; когда эти расхождения чрезмерны или возрастают, тогда сплоченность находится под угрозой»1.

В России проблематика социально-экономического неравенства интенсивно разрабатывается в Институте социально-экономических проблем народонаселения РАН под руководством Н.М.Римашевской и А.Ю.Шевякова2.

Весьма продуктивной представляется идея А.Шевякова и А.Кируты о разграничении неравенства доходов на нормальное и избыточное, основанная на учете социально-экономических факторов и последствий неравенства. Нормальное неравенство не только допустимо, но и желательно, социально оправдано. Исключая уравниловку, оно генерирует мощные стимулы экономической динамики и в то же время не подрывает социальную (и политическую) устойчивость общества. Избыточное же неравенство тормозит экономический рост и создает угрозу социально-политической стабильности. В разделении неравенства на нормальное и избыточное авторы видят водораздел между социальной справедливостью и несправедливостью: нормальное неравенство справедливо, а избыточное – несправедливо.

Они предлагают и свою методику разделения нормального и избыточного неравенства, основанную на определении нормального неравенства путем сопоставления средних доходов крайних децильных групп населения, находящихся выше черты бедности. При этом надо иметь в виду два обстоятельства.

Во-первых, черта бедности даже в каждом конкретном обществе в какой-то степени условна. В качестве критерия бедности в Российской Федерации принято использовать прожиточный минимум, исчисляемый на основе так называемой потребительской корзины. В большинстве развитых стран черта бедности определяется через среднедушевой доход (например, как его 40 или 50 процентов). Такой подход представляется более обоснованным, свободным от субъективизма.

Во-вторых, встает вопрос и о верхних пределах доходов с точки зрения нормального неравенства по критериям экономической динамики и социальной стабильности. Конечно, определить «норму» верхних доходов довольно трудно или вообще вряд ли возможно. Но одно ясно: нельзя считать нормальным неравенство, оправдывающее доходы верхушки общества, используемые для паразитического, показного потребления.

Целесообразно также, наряду с определениями нормального и избыточного неравенства, использовать также понятие критического неравенства, при котором возникает угроза для социально-политической стабильности и раскола общества.

Встает вопрос: как же разделение неравенства доходов на нормальное и избыточное сопрягается с индикаторами его фактического состояния, о которых речь шла выше?

Совершенно очевидно, что граница, разделяющая нормальное и избыточное неравенство, не может быть одинаковой для развитых и развивающихся стран, да и в странах, принадлежащих к одному типу, но имеющих экономическую, социокультурную специфику. И все же приведенные данные дают основание констатировать, что для европейских стран граница между нормальным и избыточным неравенством пролегает между значениями коэффициента Джини от 0,2 до 0,3, а децильного коэффициента – от 7 до 10. Эти пределы, по-видимому, могут служить ориентирами и для России, где показатели неравенства сейчас значительно выше.

Идея разделения неравенства на нормальное и избыточное, справедливое и несправедливое находит отражение и в общественном мнении. Как показывают итоги социологического исследования, проведенного в рамках данного проекта, россиянам представляется вполне нормальной глубина дифференциации доходов, «сопоставимая с показателями дифференциации в западноевропейских странах». «Учитывая, что черта бедности, по мнению россиян, проходит примерно на уровне 50% от средних доходов, мы получаем вполне легитимную для россиян глубину неравенства по основной массе населения в 9-10 раз, а с учетом бедных и богатых слоев населения – еще больше»1.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   20


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница