Международный Фонд социально-экономических



страница4/20
Дата12.06.2018
Размер0.56 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
I. Человек и собственность
История человечества показывает, что социально-экономический строй общества в конечном счете определяется системой отношений между людьми по поводу присвоения условий и факторов производства - природных ресурсов, средств труда, накопленных знаний. От того, каковы отношения собственности прямо зависят характер и уровень неравенства между членами общества в распределении материальных и духовных благ. Соответственно, существенные изменения в соотношении равенства-неравенства невозможны без трансформации отношений собственности.
I.1. Современные тенденции трансформации

собственности
К концу ХХ века в экономически развитых странах стали все более явственно обозначаться тенденции демократизации, диверсификации и социализации форм и механизмов собственности.

Зачатки этих тенденций проявлялись и на более ранних стадиях капитализма в связи с расширением акционерной формы капитала, которая приобщает к отношениям присвоения более широкий круг людей и придает этому процессу общественный характер. Это было подмечено еще К. Марксом. Он отмечал, что в акционерных обществах капитал получает «непосредственно форму общественного капитала (капитал непосредственно ассоциируемых индивидов) в противоположность частному капиталу, а его предприятия выступают как общественные предприятия в противоположность частным предприятиям. Это упразднение капитала как частной собственности в рамках самого капиталистического способа производства»1.

Во второй половине ХХ в. акционерная форма капитала становится преобладающей. Во многих экономически развитых странах владение акциями и другими ценными бумагами корпораций превращается в массовую форму участия населения в отношениях собственности и управления. Претерпевают изменение и формы акционерного капитала. Перекрестное владение акциями, институционализация инвесторов в лице банков, пенсионных, страховых обществ, различного рода фондов, распространение системы доверительного управления приводят к деперсонификации капитала.

Исследования, проведенные в 100 крупнейших германских фирмах, показали, что банки, используя механизм доверительного управления, получают на собраниях акционеров 83% голосов. При этом три крупнейших банка – Дойчебанк, Дрезденбанк и Коммерцбанк – располагают 45% голосов. Представляя акции миноритариев, институциональные инвесторы вынуждены заботиться об их доходности и действовать «с оглядкой» на интересы тех, кто доверил им функцию управления. Государство, поддерживая социальную стабильность, создает правовые нормы функционирования акционерного капитала, предусматривающие, в частности, защиту интересов миноритариев.

Расширение «веера» функций и прав корпоративной собственности сглаживает традиционное противостояние собственников и наемных работников, способствует развитию партнерских (не значит - бесконфликтных) отношений между ними. Дополнительный импульс демократизации капитала придает интеллектуализация производства и формирование нового типа наемного работника. Креативность производства на базе современных технологий требует все большей вовлеченности в него «человеческой составляющей». Возникает не только возможность, но и потребность участия «интеллектуальных» работников в функционировании и управлении системой совокупного капитала. Встает под вопрос само отделение такого работника от собственности на капитал, что ведет к «размыванию» классических капиталистических форм присвоения средств и результатов производства. Затрудняется выделение обособленного класса собственников капитала в социальной структуре общества.

В этих условиях все заметнее проявляется тенденция социальной ориентации экономического роста. Как отмечал Директор Управления социальной политики и развития Секретариата ООН Дж. Ленгмор: «Цель состоит в том, чтобы «гуманизировать» экономический рост, обеспечив пропорциональное соответствие вопросов равенства, прав человека и окружающей среды торговым балансам и прибыли в «бухгалтерском расчете» экономической глобализации. …Даже руководители ведущих глобальных корпораций осознают свою роль в повышении социальных стандартов»1.

Диверсификации и демократизации собственности, а значит и возрастанию возможности смягчения неравенства способствует развитие среднего и малого бизнеса, переживающего ныне своеобразный ренессанс. Растет его вклад в создание ВВП: в Германии он составляет более 60%, в США – 40-45%, в Японии – 52-55%, а в России – всего лишь 12-13%2. Помимо традиционных для мелкого и среднего бизнеса отраслей (сельское хозяйство, сфера торгово-бытовых услуг) он успешно развивается на базе интеллектуализации производства и дистанционного труда, науке и научно-информационном, консалтинговом обслуживании. Вместе с квалифицированными работниками частных корпораций, работниками науки, образования и культуры, представители мелкого и среднего бизнеса образуют костяк так называемого «среднего класса», составляющего 3/5 населения развитых стран.

В экономике современного общества получили развитие и формы совместной (кооперативной, коллективной) собственности. Примером может служить собственность типа ESOP3, довольно широко распространенная в США и ряде европейских стран. Она достаточно конкурентоспособна в сферах деятельности, основанных на человеческом капитале и не требующих больших вложений в материальные ресурсы.

Вместе с тем в отношениях собственности в развитых странах велика роль государства. Во-первых, оно выступает собственником значительной части производственных и непроизводственных фондов, прежде всего в инфраструктурных отраслях и социальной сфере. Во-вторых, государство выполняет регулирующие функции во всей совокупности отношений собственности. Роль государства неодинакова в различных странах. Она испытывает существенные колебания во времени в зависимости от экономической конъюнктуры, прихода к власти тех или иных политических сил, но в общем скорее усиливается, чем ослабевает.

В итоге, можно сделать вывод, что в развитой зоне мира формируется экономическая система смешанного, многоукладного типа, основанная на сочетании различных форм собственности, ее демократизации, диверсификации и социализации. На базе этой смешанной системы возникает новый тип социально-экономической организации общества, смягчающий социально-экономические неравенства и позволяющий амортизировать возникающие антагонизмы и конфликты.

Противопоставление разных форм собственности, прежде всего частной и общественной, и спор об их преимуществах, были реальностью на протяжении XIX и первой половины XX веков. В настоящее время этот вопрос постепенно сходит с повестки дня. Естественное многообразие форм собственности и их взаимодополняемость становятся реальностью.

При этом многообразие форм собственности представляет собой не случайную, хаотическую совокупность. Напротив, они образуют систему, функционально различных, дополняющих друг друга элементов, специфические качества которых необходимы для реализации фундаментальных принципов функционирования современной экономики. В рамках многообразия каждая форма собственности находит «свою нишу», в которой она доказывает свои преимущества в решении экономических и социальных задач. «Не существует каких-либо форм организации хозяйственной деятельности, каких-либо структур собственности, которые обладали бы абсолютными преимуществами перед всеми остальными. В зависимости от конкретных обстоятельств любая из них может оказаться предпочтительнее других»1.


Но такова лишь одна из тенденций развития отношений присвоения и хозяйствования, не без труда пробивающая себе дорогу в современном мире. Наряду с нею продолжает действовать и другая, противоположная тенденция – усиление концентрации собственности в руках олигархических групп и связанного с этим социально-экономического неравенства.

Вопиющее нарастание избыточного неравенства в международном аспекте демонстрирует глобальная система. В докладе МВФ «Обзор мировой экономики» (World Economic Outlook, May, 2000), оценивающем политико-экономические итоги прошлого века, отмечается, что абсолютный размер среднедушевого ВВП в конце ХХ века в беднейших странах оставался ниже, чем в богатейших странах в его начале: «Разрыв между богатыми и бедными странами… чудовищно вырос. Главной чертой экономического роста прошлого века, если использовать для его измерения среднедушевой показатель ВВП, был «разгул неравенства»2.


Нет оснований идеализировать и ту систему присвоения, которая сложилась в развитых странах. И здесь наблюдается разделение общества на «элиту» и «серую массу». В системе отношений присвоения огромную роль приобрел так называемый фиктивный капитал, представленный ценными бумагами и финансовыми инструментами, оторванными от реальной экономики. Операции с ними позволяют «гениям финансовых проделок» получать огромные доходы и создавать крупнейшие состояния. Проблема избыточного социального неравенства и в этой зоне мира остается актуальной.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница