Международный Фонд социально-экономических



страница3/20
Дата12.06.2018
Размер0.56 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20
Введение. Равенство-неравенство в историческом

контексте
По своей природе люди неодинаковы и в этом смысле неравны. Они различаются своими индивидуальными способностями и наклонностями, гендерными, возрастными, этническими, региональными и страновыми особенностями. Эти различия, конечно, меняются, но очень медленно, а в принципе – неустранимы. С ними просто надо считаться.

Другое дело – социально-экономическое неравенство между людьми, связанное с исторически складывающимися экономическими отношениями и институтами, социальным статусом людей, с качеством труда – квалификацией, прилежанием, продуктивностью. Оно является результатом общественного развития и одновременно его важным фактором.

Главной составляющей и определяющей основой социально-экономического неравенства являются формы собственности на средства производства и другие компоненты общественного богатства. Они определяют социальный статус людей, характер и формы распределения результатов общественного производства, а значит - и различия в уровне и качестве жизни людей, структуре и степени удовлетворения их потребностей. В современном обществе уровень жизни в значительной степени определяется не только индивидуальными доходами от собственности и зарплаты, но и общественными благами и социальными трансфертами. Все более заметную роль играет и социальная ответственность бизнеса.

Исторический опыт показывает, что неравенство в собственности, в доходах и уровне жизни стимулирует динамизм экономического развития, а унификация и уравниловка тормозят его. Но за определенными пределами социально-экономическое неравенство начинает играть обратную роль: паразитирующее богатство и маргинальная бедность погашают, а то и вообще подавляют стимулы развития, ведут к деградации общества. Вместе с тем, широкий и более или менее равный доступ к общественным благам (образование, наука, культура) выравнивают шансы людей и тем самым ускоряют развитие общества. Глубокое влияние социально-экономическое неравенство и его динамика оказывают на морально-политический климат в обществе и общественно-политическую ситуацию.

Социально-экономическое неравенство в пределах его положительного влияния на общественное, прежде всего, экономическое развитие можно считать нормальным. Однако оно становится избыточным, когда начинает тормозить экономический и социальный прогресс, а при определенных условиях может достигать критического значения, то есть создавать реальную угрозу политической стабильности общества1.

В данном докладе различные аспекты социально-экономического неравенства в современной России анализируются в комплексе, с учетом их противоречивого влияния на общественное развитие и с целью нахождения оптимального сочетания равенства-неравенства.

Своеобразное отражение проблема равенства-неравенства находила и находит в общественном сознании. Истории хорошо известна роль массовых движений под лозунгами равенства и социальной справедливости. Но в конечном итоге идея «всеобщего и полного равенства» каждый раз демонстрировала свою утопичность, на деле происходила лишь смена одних форм неравенства другими.

Так, изначальное представление о «равенстве всех перед богом» в христианстве позволило ему приобрести доминирующее влияние на европейском континенте на грани древнего мира и средневековья. Идея социального равенства нашла отражение в раннем утопическом социализме (Т. Мор, Т. Кампанелла), носившем, по сути дела, чисто фантастический характер, сродни религиозной ереси.

Под лозунгами свободы, равенства и братства произошли буржуазные революции, разбившие оковы личной зависимости и феодальной раздробленности. Однако в ходе так называемого первоначального накопления капитала и становления буржуазного общества идеалы свободы обернулись для массы населения тяжкой экономической зависимостью, настоящим наемным рабством, равенство – углублением имущественной и социальной дифференциации в рамках формального равноправия людей как агентов рыночных отношений, братство и солидарность людей – их отчужденностью и индивидуализмом. На этой почве поднялась новая волна утопического социализма (Ж.Фурье, К.Сен-Симон, Р.Оуэн), которая, наследуя традиции прошлых утопий, отражала острые противоречия раннего индустриализма и буржуазного общества, стихийные выступления нарождающегося класса наемных рабочих.
В середине XIX столетия, в марксистском социализме идея равенства перестает быть неким общим, априорным постулатом, получает теоретическое обоснование в рамках социалистической модели индустриального общества, которая согласно марксистскому учению должна была прийти на смену капитализму.

Коренным устоем социалистического строя в марксовой теории считалось обобществление производства, превращение капиталистической собственности в общенародную. Предполагалось, что таким образом преодолевается отчуждение человека от собственности и восстанавливается справедливость (ведь капитал есть «накопленный неоплаченный труд рабочего класса»), обеспечивается равное отношение к средствам и условиям производства. Вопрос о субъекте и формах общественной собственности у Маркса и Энгельса не был тщательно разработан, предполагалось, что средства производства перейдут в руки государства, хотя это не очень корреспондировалось с провозглашенной ими перспективой отмирания государства. Экономика, основанная на общественной собственности, мыслилась как беcтоварная, нерыночная, планово регулируемая. Что касается распределения потребляемой людьми части общественного продукта, то оно предполагалось в форме равного доступа к общественным фондам потребления, с одной стороны, и в форме распределения по труду фонда индивидуального потребления, с другой.

Эта схема была выдвинута в довольно общем виде без конкретной разработки. Но она содержала ясное признание того, что распределение по труду означает применение равной меры к разным людям и в силу этого – сохранение фактического неравенства между ними. Лишь на высшей фазе коммунизма, когда, по мысли основоположников марксизма, «все источники общественного богатства польются полным потоком», откроется переход к распределению по потребностям. Здесь достаточно очевидно влияние утопического социализма.
На практике в «первой стране социализма» общественная собственность, призванная обеспечить равное воссоединение работников со средствами производства, после сложных процессов и перипетий (военный коммунизм, НЭП и отказ от него) приобрела жесткую государственно-бюрократическую форму. Отчуждение человека от средств производства было преодолено декларативно, а на деле лишь приняло другую форму. Возникло и нарастало фактическое неравенство в распоряжении общественным достоянием между массой трудящихся и партийно-государственной элитой.

На серьезные трудности натолкнулась практическая реализация принципа распределения по труду. А попытки создать у людей заинтересованность в развитии производства с помощью моральных стимулов оказались утопическими. Дело пришло к так называемой «выводиловке», когда не нормы выработки и тарифные ставки определяют зарплату, а наоборот, их применение подгоняется под фактически складывающийся на рынке труда уровень зарплаты.

Ахиллесова пята «распределения по труду» в том, что оно не создавало стимулов в совершенствовании и обновлении производства. Из самого его существа вытекает необходимость нивелировать влияние качества средств производства на уровень оплаты труда. Ведь они являются общенародной собственностью, а это значит, что применение более совершенной техники и технологии, если оно не сопровождается повышением квалификации работника (а она может даже понижаться), не дает основания для роста заработка. Была создана сложная и громоздкая, единая для всей страны, система норм выработки, разрядов, тарификации работ и работников, предполагавшая необходимость повышения норм выработки, что неизбежно гасило стимулы к повышению производительности труда и вызывало социальную напряженность.
В итоге эксперимент с распределением по труду в его прямом смысле оказался неудавшимся. Это явилось одной из главных причин кризиса и последующего развала советской модели социализма. Еще в предперестроечные годы возникли предложения дополнить «распределение по труду» «распределением (или «дораспределением») по стоимости», т.е. по конечным результатам деятельности предприятий как товаропроизводителей. В зародышевой форме они были заложены в косыгинскую реформу (создание фондов экономического стимулирования работников предприятия). Тогда эта робкая попытка оказалась раздавленной под тяжестью административно-командной системы.

Иной, в определенной мере положительной оценки (как в смысле экономической эффективности, так и с точки зрения равенства людей и социальной справедливости) заслуживает советский опыт удовлетворения нематериальных потребностей людей (образование, здравоохранение, рекреация и спорт, культура), обеспечения членов общества, утративших трудоспособность или не достигших трудоспособного возраста. Полное или частичное возмещение обществом расходов на эти цели в той или иной степени выравнивало доступ граждан к ряду жизненно важных благ, создавало для них более или менее равные стартовые условия физического и духовного развития. Конечно, советская система «общественных фондов потребления» была довольно скромной, далекой от совершенства, но она шла в русле общецивилизационной тенденции преодоления социального неравенства там, где оно не играет стимулирующей роли, но порождает отрицательные последствия.

Между тем, во второй половине прошлого столетия в социальной сфере развитых стран мира происходили серьезные перемены. Они были продиктованы рядом факторов, в числе которых экономическая целесообразность, давление внутренних и внешних социально-политических условий. При общем повышении уровня реальных доходов населения заметно увеличились социальные расходы и трансферты в государственном бюджете. Концентрация капитала стала в большей степени сочетаться с диверсификацией собственности, расширением доступа к ней и демократизацией управления, с развитием среднего и мелкого бизнеса, во многом основанного на применении человеческого капитала. Усилилась тенденция сокращения бедности и разрывов в доходах населения. В общественных дискуссиях и научной литературе западных стран даже стала высказываться идея о чрезмерной социальной роли государства. А страны, считавшие себя социалистическими и показавшие в свое время пример решения некоторых социальных проблем (8-ми часовой рабочий день, бесплатное образование и здравоохранение, низкая квартплата и др.), начали заметно отставать и в социальной сфере.

Во второй половине 80-х годов в процессе перестройки в СССР были намечены и начали осуществляться серьезные преобразования в направлении деэтатизации и плюрализации форм собственности и распределения, развития рыночных начал, преодоления уравниловки. Одновременно началось реформирование и системы общественных фондов потребления. Это были первые шаги, развитие которых в конечном счете могло бы вывести советскую экономику на путь современного социально-экономического развития. Но в начале 1990-х годов перемены в стране были переведены в русло радикал-либеральной ломки социально-экономических институтов, растаскивания государственной собственности, стихийного становления рыночных отношений, насаждения нравов дикого капитализма. Это ввергло страну в невиданный по тяжести и продолжительности экономический кризис, вызвало глубокое падение жизненного уровня населения. Двукратное падение реальных доходов населения сопровождалось беспрецедентным углублением неравенства. Даже по официальным данным, треть, а фактически более половины, населения оказалось за чертой бедности, и это на фоне неслыханных доходов кучки богачей.

Резко возросло неравенство и в доступе к общественным благам. Образование, здравоохранение и спорт, наука и культура оказались в бедственном состоянии, резко снизилось качество предоставляемых ими услуг. В то же время возникла и стала бурно развиваться элитарная, коммерческая сфера услуг, недоступная подавляющему большинству населения.

Все это вызвало острую вспышку политической борьбы в стране (1993 год) и в конечном счете привело к отставке первого президента РФ.

Лишь благоприятное стечение обстоятельств в конце 1990-х годов – начале нового десятилетия, главным образом, внешнего характера (падение валютного курса рубля после дефолта 1998 года и многократное повышение мировых цен на нефть) позволило выйти из острой фазы экономического кризиса, хотя в ряде важных сегментов народного хозяйства, особенно в сельском хозяйстве и обрабатывающей промышленности, и в социальной сфере сохраняется сложная ситуация. Остается огромным и даже увеличивается разрыв в уровне доходов граждан, не говоря уж об имущественном неравенстве, проблеме бедности и нищеты больших слоев населения.

От преодоления избыточного социального неравенства во многом зависит будущее страны. Было бы опрометчиво считать, что оно придет само собой в результате рыночного развития. Нужна публичная политика, т.е. политика, выражающая интересы всего общества и разрабатываемая государством на широкой демократической основе с максимальным привлечением институтов гражданского общества. Параметры социально-экономического неравенства должны быть объектом прямого и косвенного государственного воздействия в той мере, в какой они не подрывают механизмы рыночного регулирования, но нейтрализуют его возможные негативные последствия для экономической динамики, благосостояния и политической стабильности общества.

Государственно-правовая сторона проблемы заключается в обеспечении равноправия людей, т.е. их равенства перед законом, и переходит в плоскость демократичности законов и их соблюдения. Современное государство обладает важными рычагами регулирования и социально-экономического неравенства, преодоления его избыточного характера в собственности и доходах, выравнивания доступа граждан к таким общественным благам как образование, здравоохранение, культура, безопасность личности. Оно не может оставаться безразличным, когда социально-экономическое неравенство тормозит экономический рост или становится угрозой для политической стабильности общества.

В основе публичной политики в этой области должны лежать не абстрактные догмы, утопические идеи или ностальгические переживания, а реальные потребности и тенденции развития современного общества, вступающего в постиндустриальную эпоху, с учетом опыта и традиций страны.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница