Международный Фонд социально-экономических



страница14/20
Дата12.06.2018
Размер1.12 Mb.
ТипДоклад
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20

IV.2. Социальная активность бизнеса в России

Для советской системы был характерен социальный патернализм предприятий. После их приватизации и возникновения частного капитала крупный бизнес попытался «сбросить» с себя «социалку». По мере того, как корпорации и их руководство осознают негативные последствия такого «сброса» и для своего персонала, и для примыкающих к их предприятиям территорий, у них начинает возникать заинтересованность в сохранении и модернизации «сброшенных» объектов, брать их под опеку, заключать договора по их использованию и т.д.

Общая сумма средств, которую крупный бизнес ежегодно затрачивает на социальные цели, составляет, по оценке РСПП, 150 млрд. рублей. Около 40 миллиардов рублей направляется на финансирование образовательных и других социальных программ в порядке филантропической деятельности2. Это – крупные суммы, хотя они в десятки раз меньше аналогичных затрат на эти цели корпораций и благотворительных фондов США3.

Социологические исследования свидетельствуют, что большинство населения положительно оценивает такого рода деятельность и, прежде всего, участие корпораций в решении наиболее острых социальных проблем страны: создание новых рабочих мест, развитие материальной базы здравоохранения, образования, науки и культуры, а также решение социальных проблем регионов и местных сообществ, оказание помощи детским домам, беспризорным, инвалидам1.

Однако оценка социальной активности корпораций населением неоднозначна. По опросам ВЦИОМа, почти половина россиян (48%) считает, что крупный бизнес должен думать не столько о социальной ответственности, которая остается функцией государства, сколько об экономической эффективности фирм и предприятий, обеспечивающей через налоговые поступления ресурсы для реализации государственной социальной политики. Этот показатель свидетельствует, с одной стороны, о живучести советского патерналистского наследия в народной ментальности, а с другой - о недоверии общества к социальной деятельности корпораций. Знаменательно, что свыше 60% респондентов не заметили участия предпринимателей в решении крупных социальных проблем российского общества.

По-видимому, скепсис в отношении КСО поддерживается тем фактом, что социальные расходы бизнеса часто носят «принудительно-обязательный» характер и осуществляются под давлением властных структур, начиная с самого «верха» и кончая нижним, муниципальным уровнем: 73% бизнесменов, опрошенных в 2005 г., считают «важнейшим фактором, влияющим на социальную активность делового сообщества, «административное давление власти»2. Между тем, речь должна идти о социальной ответственности не перед властью, а перед обществом, и не целиком, а в той мере, в какой бизнес может способствовать поддержанию сферы социальных услуг и социального здоровья общества без ущерба для своей экономической деятельности. Именно так социальная ответственность трактуется в мировой науке и практике. Преодолевая низведение КСО к чистой благотворительности, крупный российский бизнес начинает приближаться к более широкому пониманию социальной ответственности.

Тенденция к росту социальной активности крупных российских корпораций прослеживается достаточно отчетливо. При этом примечательно, что такую активность проявляет не только растущая часть «успешных» корпораций, но в той или иной мере ее практикуют и компании т.н. проблемных секторов, которые нацелены на выход в разряд полноценных субъектов рынка. Об этом говорит, например, опыт «Пермских моторов» и «Мотовилихинских заводов» в Пермском крае. Эти компании предпринимают серьезные усилия для взаимодействия с местными сообществами и образовательными учреждениями. При этом приоритет отдается учебным заведениям, которые заняты профессионально-технической подготовкой подрастающего поколения. И «Пермские моторы», и «Мотовилихинские заводы» установили тесное, рабочее взаимодействие с кафедрами Пермского государственного технического университета и профессионально-техническими лицеями. «Мотовилихинские заводы» обучают мастеров и бригадиров в колледже имени Саянова, много внимания уделяют шести подшефным школам, помогая им, в частности в обновлении оборудования. Заботу о подшефных школах, о профориентации учащихся постоянно проявляют и «Пермские моторы».
Социальная активность бизнеса существенно смягчает неравенство в обществе, зачастую «покрывая» ту часть потребности в социальных услугах, которая в силу тех или иных причин не удовлетворяется государством. При этом активность корпораций не «замещает» деятельность государства, а дополняет его, делит с ним социальную ответственность. Границы ответственности государства и бизнеса в социальной сфере подвижны. При этом важно, чтобы это была одна общая граница, а не две, между которыми существует некая «ничейная» зона. Следить за тем, чтобы таких зон не возникало, и, соответственно, не допускать этого должно, конечно же, государство. Роль бизнеса здесь вторична, хотя и существенна, а в некоторых случаях, особенно когда речь идет об инвестициях в человеческий и социальный капитал, – незаменима. Приходится, однако, констатировать, что в сегодняшней России пока существует «ничейная» сфера. Ее ликвидация – сейчас задача номер один, решение которой не терпит отлагательства.

Все, кто так или иначе попадает в сферу социальной активности корпораций, выигрывают от нее как материально, так и морально. Наращивается человеческий и социальный капитал, повышается уровень благосостояния, укрепляется социальная стабильность.

При более конкретном рассмотрении обнаруживается, однако, что КСО на микро- и мезоуровнях реализуется противоречиво и в ряде случаев усиливает социальную дифференциацию. Хотя благосостояние персонала компаний, членов их семей и в какой-то мере прилегающих местных сообществ и «моногородов» растет, положение «аутсайдеров» за их пределами остается прежним, а иногда из-за оттока дееспособной и активной части населения даже ухудшается. Одни территории «поднимаются», другие, наоборот, «опускаются». В результате там, где прежде было «нормальное», «терпимое» неравенство, оно становится избыточным и вызывает рост социальной напряженности. Положение усугубляется тем, что «сырьевая» ориентация российской экономики закрепляет локализацию относительно благополучных анклавов или «оазисов» и препятствует более равномерному развитию территорий.

Этих проблем не возникает на макроуровне, где КСО, нацеленная на развитие национальных систем образования, подготовку квалифицированных кадров, здравоохранение, на решение наиболее острых социальных и экологических проблем, распространяется по регионам более равномерно. Приходится, однако, констатировать, что из трех основных уровней корпоративной социальной ответственности - микро-, мезо- и макроуровней - последний наименее развит. Причина тому – не только «сдержанность» самого крупного бизнеса, но и обстановка подозрительности в отношении его намерений со стороны части общества и в структурах власти.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   20


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница