Медиа и социальная активность молодежи



Скачать 247.5 Kb.
страница5/5
Дата03.01.2018
Размер247.5 Kb.
1   2   3   4   5
Особенности политического сознания российской молодежи
Определяющую роль в формировании типа политического поведения молодого человека играют ценности, усвоенные им в процессе политической социализации. Поскольку переход от советского к капиталистическому типу общества был достаточно резким, политическое сознание большинства россиян, в особенности, молодых россиян, можно охарактеризовать как раздвоенное. К. Манхейм справедливо отмечает: «Конфликтное самосознание нашей молодежи является лишь отражением хаоса, существующего в нашей общественной жизни»20.

Характерными чертами массового политического молодежного сознания можно считать отсутствие уважения к закону в сочетании с незнанием законодательства и общей политической неграмотностью, а также нежелание бороться за свои политические и гражданские права в сочетании с осознанием собственной незащищенности.

Исследование Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), посвященное кумирам российской молодежи (100 населенных пунктов 39 областей, краев и республик России), показало, что кумиры современной российской молодежи это прежде всего поп- и рок-звезды, представители «золотой молодежи» (47%), успешные бизнесмены, олигархи (38%), герои телесериалов (30%), спортсмены (22%)21.

Современная молодежь почти полностью перестала относиться к политической деятельности как к социально значимому явлению. Большинство молодых людей не знает основ государственного устройства России, не слышало о принципе разделения властей, не знает своих гражданских прав. Молодежь не следит за изменением законодательства и принятием жизненно важных для нее решений в сфере молодежной политики, она также индифферентна по отношению к деятельности властных структур. У нее практически отсутствует стремление к общественной деятельности, навыки самоуправления. Выборные общественные институты не пользуются ее доверием.

Во мнениях молодых людей все чаще проявляется политический нигилизм, выражающийся в большом недоверии к существующим ныне аппаратам тех или иных институтов власти, в пренебрежительном отношение к ним и принимаемым ими решениям. Полагают, что в стране реальная власть принадлежит мафии - 31% юношей и девушек, Президенту - 24%, Правительству - 7%, Парламенту - 4%. Степень доверия институтам власти коррелируется с присутствием в их деятельности элементов государственной молодежной политики. В наименьшей степени на федеральном уровне внимание молодежным проблемам уделялось пока российским парламентом.

Недоверие к органам власти, критическое отношение к политической системе общества обуславливают социально протестное поведение молодых людей. Формой политического протеста молодежи в современных условиях становится ее социальная апатия при ожидании полной или частичной смены политической системы. Все в меньшей степени молодым людям становится свойственно участие в работе каких-либо общественных организаций.

Весьма незначительна вовлеченность молодежи и в массовые политические действия. Можно считать, что 98% молодежи находится вне сферы активной политики. Однако 25-30% юношей и девушек систематически обсуждает политические проблемы в своем ближайшем окружении, что позволяет видеть у них наличие некоторого политического потенциала.

Результаты социологических исследований показывают, что молодые люди с большим недоверием относятся к любой идеологии. На смену бывшей ранее коммунистической идеологии в процессе макроэкономической трансформации фактически ничего не пришло, кроме провозглашения приверженности довольно расплывчатым и поверхностным в массовом сознании представлениям о демократии, свободном рынке, цивилизованном обществе. Декларируемые демократические ценности в основном заимствованы у Запада и не пользуются пониманием и широкой поддержкой молодежи. Вследствие всего этого среди молодежи отсутствует какая-либо база для формирования массовых политических движений и партий. Молодые люди привыкают ориентироваться только на лидеров и их обещания. Ценностные ориентации и убеждения молодежи и возможная политико-экономическая ситуация в ближайшие 10-15 лет дают возможность предположить прихода к власти харизматического лидера, способного установить авторитарную систему правления.

Тем не менее, низкая социально-политическая активность молодежи вовсе не означает того, что они не имеют своей точки зрения по политическим вопросам. По мере увеличения социальных связей (институт, армия, работа и т.д.) происходит перераспределение жизненных интересов.

Так, по результатам исследований, проведенных Институтом социологии, в младшей возрастной группе молодежи (17-20 лет) в целом интерес к политике в той или иной степени демонстрируют 41%, в средней (21-23 года) – 48%, в старшей (24-26 лет) – 57%. Причем, в старшей группе доля интересующихся политикой превосходит число тех, кто ею не интересуется (57% против 42%)22.

В ходе всероссийского исследования (опрос населения в 100 населенных пунктах 44 областей, краев и республик России), проведенного Фондом Общественное мнение в июне 2005 г.,23 лишь 33% молодых респондентов (до 35 лет) заявили, что интересуются политикой, тогда как среди граждан среднего возраста – 40%, а среди тех, кто старше 55, – 45%.

Желание вступить в какую-либо политическую организацию среди молодежи в возрасте от 18 до 25 лет изъявили 16% и 74% - сказали, что у них такого желания нет; 96% никогда не состояли ни в какой политической организации или партии.

Среди молодежи в возрасте от 26 до 35 лет больше людей, состоявших в прошлом в политической организации (преимущественно, в пионерской организации), однако 87% заявляет, что такого желания у них на сегодняшний день нет.

Тот факт, что подавляющее большинство молодых людей не хотят даже думать о сотрудничестве с партиями, говорит об преобладающих установках на дистанцирование от политики.

В целом отношение молодежи к выборам носит скорее формальный характер, лишь небольшая часть молодых людей полагает, что путем голосования можно повлиять на результаты выборов. Так, 7,5 % молодых людей указали на ответ «да, от меня зависит успех кандидата или неудача его конкурента», 27,5% - «да, если я не проголосую, то мой голос уйдет в пользу другого кандидата», 45% - «нет, результаты выборов обычно прогнозируются, кандидат известен», 10% никому не доверяют, и столько же затруднились с ответом.

Сегодня в России многие политические партии имеют свои молодежные партийные организации: «Молодая гвардия», «Молодежное «Яблоко», «Российский аграрный молодежный союз», «Соколы Жириновского», «Молодежная организация «Союза правых сил» и др.

В последнее время некоторые партии (например, ЛДПР и «Яблоко») пытаются создавать партийные школы с целью подготовки активистов для последующей партийной работы.

Нельзя отрицать, что молодежные отделения при политических партиях дают возможность заинтересованным молодым людям приобрести опыт партийной работы и даже сделать карьеру по партийной линии, однако мобилизовать молодое поколение на решение важных задач, стоящих перед обществом, им пока не удалось.

Недоверие молодежи к политическим партиям связано еще и с тем, что последние, как правило, не имеют четкой разработанной молодежной политики, а используют молодых людей в качестве резерва для пополнения партийных рядов или «боевого крыла» для уличных действий и радикальных выступлений. Деятельность молодых людей в таких организациях зачастую заключается в том, чтобы ходить на митинги, расклеивать листовки, но не участвовать в руководстве и принятии решений. Лидеры политических партий и влиятельные политики осознают, что контроль над политическим сознанием молодежи позволяет сформировать значительный политический капитал и контролировать постоянно расширяющийся сегмент поля политики.

В целом среди причин низкой политической активности молодежи следует обозначить следующие:



  • отсутствие сильной молодежной политики, направленной на раскрытие политического потенциала молодого поколения, отсутствие консолидирующей идеи;

  • недостаточное внимание к процессу политической социализации молодежи, как на федеральном, так и на региональ­ном уровнях;

  • противоречивость российской политической культуры;

  • дурная репутация большинства российских политиков;

  • отсутствие харизмы у большинства молодежных политических лидеров;

  • привязанность политических партий и молодежных организаций к властным структурам, бюрократизм;

  • слабость и противоречивость опыта политического участия.

Медиа как инициатор, организатор,

канал социальной активности молодежи
В CCCР средства массовой информации были «рупором» партии и правительства. Приоритет идеологической корректности перед профессиональной компетентностью в оценке работы журналиста, практика утверждения на ключевые должности высшими партийными органами, специальными комиссиями региональных и городских комитетов партии приводила к тому, что люди, формировавшие общественное мнение, неизбежно транслировали определенную идеологию.

С распадом Советского Союза государство отказалось от любых форм идеологического и морального воспитания. В начале 90-х годов прошлого века российское общество открылось для свободного информационного обмена. Это имело как положительные, так и отрицательные последствия. Если прежде человек опирался на идеологически обработанную, «вычищенную», централизованно распределенную информацию, то сегодня в большинстве своем он получает субъективно переработанную информацию, попадая в зависимость от того, кто ее предоставляет, от тех целей и задач, которые ставит перед собой конкретный источник информации. Результатом такого воздействия является разнообразие политических позиций граждан, но, в то же время, и отсутствие общественного консенсуса по ряду наиболее значимых социальных задач.

Никакие средства общения в прошлом ни по оперативности сообщений, ни по широте охвата аудитории не могут идти ни в какое сравнение с современными средствами массового воздействия, возможности которых продолжают возрастать.

Современные СМИ одновременно и отражают действительность, и конструируют ее образ - ценностную «картину мира» - в сознании массовой аудитории. Особенно велика роль СМИ в конструировании ценностных ориентаций молодежи. Под воздействием СМИ формируются жизненные стратегии и сценарии успешного продвижения, но также и негативные ценностные образцы. Социализирующее значение СМИ, особенно телевидения, трудно переоценить, учитывая, специфику его образного воздействия: телевидение предоставляет готовые для усвоения ценностно-смысловые, поведенческие модели и постепенно меняет аксиологическую картину социума.

Одним из примеров использования технологий телевизионных реалити-шоу, может служить проект «Молодой гвардии Единой России» «Политзавод». Цель проекта заключается в публичном провозглашении лозунга «Молодежь - в политику!», активизации молодежи, привлечении к политической деятельности молодых талантливых специалистов различных сфер. Реализация данной цели позволит, по мнению организаторов, привлечь внимание общественности к участию молодого поколения в политических процессах, сформировать волонтерские молодежные группы (агитаторы, наблюдатели, члены избирательных комиссий и т.д.), деятельность которых будет способствовать проведению честных выборов, а также группы молодых людей, готовых принять участие в предвыборной кампании в рамках «Молодой гвардии Единой России».

Структура конкурса напоминает телевизионную «Фабрику звезд» и проходит в три тура:

1) видеообращение к народу,

2) проведение публичных акций и встреча с избирателями,

3) подготовка к депутатской работе и разъяснение публике партийной идеологии, а победивших ждет место в предвыборном списке партии.

По итогам проекта «Политзавод» в списки девяти российских регионов на декабрьских выборах 2007 г. были представлены молодые кандидаты в депутаты региональных Законодательных Собраний. В течение всего периода действия проекта продолжался рост числа молодых депутатов представительных органов власти всех уровней. Таким образом, можно говорить об эффективности этого проекта. Однако опять возникает тот же вопрос: «Что это? Работа на повышение политической активности молодежи или поиск партийных кадров?» При поиске ответа на этот вопрос важно обратить внимание на тот факт, что бюро Высшего совета и президиум Генсовета «Единой России» вынесли решение о 20-процентной квоте для молодежи в списках партии на выборах всех уровней.

Можно предположить, что данный механизм политической мобилизации молодежи, которая является главным ресурсом избирательного процесса, с одной стороны, направлен на обеспечение наполнения партии парламентского большинства, а с другой - на обновление провластной политической элиты, несмотря на то, что высокий образовательный уровень молодых политических кадров не гарантирован, а их интеграция в политику, скорее всего, будет происходить по примеру старшего поколения, с применением тех же методов работы и поведенческих стереотипов.

Однако не стоит преувеличивать роль СМИ. Исследования свидетельствуют, что «полностью доверяют ТВ» - 36,9% опрошенных, доверие к радио и информации из сети Интернет составило 20.9% и 20.7%, газетам доверяют 12,5% респондентов, а журналам только 7% опрошенных24. Недостаточно высокий уровень доверия молодежи к СМИ внушает надежду на достаточно критичное отношение к тем ценностям, которое сегодня продвигаются по этим каналам коммуникации.

Значительно серьезнее дело обстоит с так называемыми цифровыми медиа. Обозначаемые этим понятием новые информационные и коммуникационные ресурсы появились во второй половине XX столетия. Многие зарубежные и отечественные исследователи связывают перспективы развития демократии с распространением информационной техники и информационных технологий. Особое значение «технологические оптимисты» придают Интернету.

Согласно результатам исследования аудитории российского интернета, которое ежегодно проводится Фондом общественное мнение, осенью 2008 года аудитория Рунета составила 31% от жителей России старше 16 лет (36,6 млн. человек). По данным компании «eMarketer», в конце 2008 года Интернетом в России пользовались 40,3 миллиона человек, или на 5,5 млн больше, чем в 2007 году.

По данным ФОМ, в возрастной группе 15-28 лет отмечается 80%-ное проникновение в сеть Интернет, другими словами, почти каждый представитель этой возрастной группы является пользователем Интернета. Наибольшее количество пользователей Рунета (13,7 млн) сосредоточено в Центральном федеральном округе. Далее следуют Приволжский ФО (8,5 млн), Северо-Западный ФО (4,8 млн), Южный ФО (4,2 млн), Сибирский ФО (4,1 млн), Уральский ФО (3,4 млн) и Дальневосточный ФО (1,6 млн).

При этом, учитывая высокие темпы роста размеров интернет-аудитории за последние 5 лет (осенью 2004 г. аудитория российского интернета составляла 14% или 15,7 млн. чел.), можно прогнозировать такой рост и в будущем. К 2012 году пользователями Интернета станут 43% россиян, заходящих в Сеть хотя бы раз в месяц. Сейчас этот показатель в Южной Корее составляет 71%, в США - 72%, а в Исландии - 85%.

В среднем по России 48% пользователей Рунета входят в Сеть ежедневно. Приверженность услугам Web 1.0 (поиск информации, переписка, совершение покупок в интернет-магазинах и пр.) пока доминирует, но развивается и направление Web 2.0, которое более интересно для рекламодателей, так как позволяет осуществлять просмотр видео, ведение интернет-дневников, поддерживать членство в социальных сетях. Следующим этапом, вероятно, станет направление Web 3.0. В отличие от Web 2.0, оно предоставляет возможность не только самостоятельно генерировать контент, но и сертифицировать его, отмечая информацию, заслуживающую внимания членов своего интернет-сообщества. К тому же Web 3.0 позволяет зарабатывать деньги на интернет-активности - например на потребительской экспертизе. Это очень важно для темпов развития Интернета, поскольку наиболее активными посетителя­ми ресурсов Сети в 2008 году компания «comScore» признала блоггеров.

Ахиллесовой пятой дальнейшего проникновения Интернета в России является слабое развитие широкополосной связи. Хорошо она пока развита лишь в Москве и Санкт-Петербурге. Поэтому важным представляется появление в 2008 году безлимитного тарифа на российском рынке мобильного широкополосного доступа в Интернет. Согласно данным «TNS Россия», в июне 2008 года для выхода в Интернет ежедневно или несколько раз в неде­лю мобильный телефон (технологии WAP и GPRS) использовали 15% отече­ственных интернет-пользователей.

Другими словами, мобильный Интернет стал обретать реальные массовые очертания. По прогнозам, через пять лет им смогут пользоваться не менее 50% абонентов сотовой связи, хотя уровень проникновения в решающей степени будет зависеть от тарифов и качества услуги. Возможно, в 2011-2012 годах рынки фиксированного и мобильного Интернета сравняются, так как уже сейчас за пределами Москвы и Петербурга сотовые операторы в принципе на равных могут конкурировать с операторами фиксированной связи. Издатели периодики тоже начали разработку специальных версий своих изданий, адаптированных для чтения с iPhone. Первым в марте 2009 года запустил такие продукты ИД «Коммерсантъ», почти готовы к запуску мультимедийные iPhone-версии газет ИД «Комсомольская правда».

Оценки воздействия интернет-технологий на политическую активность в научной литературе варьируются от восторженных до скептических.

В первом случае Интернет часто характеризуют как пространство нового гражданского общества. Так, ряд исследователей (Э. Тоффлер, Н. Негропонте, Г. Рейнгольд) считает, что, наряду с другими цифровыми технологиями, Интернет представляет собой новую инфраструктуру, которая делает возможным функционирование прямой демократии.

Сторонники этой гипотезы полагают, что использование Интернета увеличит явку на выборах, количество контактов граждан с властями, повысит уровень доступности политической информации, даст возможность использовать новые средства для дебатов между гражданами и элитой и т.п. Интернет, по мнению этих авторов, не только расширит, но и углубит политическое участие, повторно привлекая недовольных и тех, кто ранее не имел времени или возможности для участия в политике. Возможно, именно поэтому в последние годы Интернет стал набирать обороты по популярности в качестве источника получения политической информации.

Интернет может способствовать общинному строительству благодаря своим уникальным возможностям: он позволяет преодолевать географическую дистанцию, расовые, возрастные, гендерные преграды, снимает ограничения временных поясов и распорядка дня. Интернет-коммуникации имеют также более выраженный «эффект запоминания» благодаря возможности записи сообщений. На этих базовых тезисах строится развернутая схема дополнительных возможностей: способствование взаимопонимания, толерантности и готовности принять чужие взгляды и различия; выработка общих ценностей и др.

Большинство федеральных органов исполнительной власти сегодня представлены в Интернете. Так, среди органов государственной власти в сфере молодежной политики действует портал, посвященный Году Молодежи в России (www.godmol.ru), сайт Федерального агентства по делам молодежи (www.fadm.gov.ru).

Среди молодежных отделений политических партий сегодня также представлены в онлайн-пространстве: «Молодая гвардия» (www.molgvardia.ru), «Россия молодая» (www.rumol.ru), национал-большевики (www.nbp-info.ru), Народно-демократический Союз молодежи (www.nardemsoyuz.ru), Молодежное Яблоко (www.youthyabloko.ru), Союз коммунистической молодежи (www.skm-rf.ru), Авангард красной молодежи (www.akm1917.org). В основном перечисленные сайты либо мягко убеждают, либо открыто агитируют за ту или иную партийную программу.

На многих веб-сайтах политических партий и организаций открыты форумы для обсуждения проблем молодежи. Однако посещаемость таких форумов низкая, и заходят туда, в основном, лица, и без того аффилированные в эти структуры, либо на них пишут сами создатели контента (см., например, форум по молодежным движениям веб-сайта Kreml.org).

Практически не используются в российской практике возможности обратной связи политических, общественных институтов с молодежной аудиторией, предоставляемые электронными СМИ и Интернетом. Государственная власть, оставаясь самым крупным или даже единственным игроком на политическом поле, сегодня не заинтересована в продвижении новых политических форм.

Поэтому разработка принципов и технологий организации диалогового взаимодействия общества, государства и различных групп далеко не однородной молодежной аудитории сегодня, видимо, становится задачей общественных инициативных объединений.

Учитывая данную тенденцию, указанные организации для привлечения молодых людей к партийной работе применяют такие приемы, как раздача сотовых телефонов, пейджеров, скидок и прочих аксессуаров. Подобные приемы представляют исключительный способ манипулирования молодежным сознанием, причем в большей степени, чем партийная идеология, которую молодые люди все равно не разделяют или, с чем автор неоднократно сталкивался, часто даже не могут сформулировать основные цели организации, в которой состоят.

Однако не все оценки Интернета как пространства гражданского участия столь оптимистичны. В целом выделяются два блока проблем, связанных с расширением политического участия в Интернете.

Первый - увеличение разрыва между участвующими и неучаствующими индивидами, обусловленное неравномерностью доступа к информационным технологиям в мире (так называемый новый, «информационный», тип неравенства).

Второй - изменение качества политического участия - снижение разнообразия дискурса из-за сокращения социальных связей, снижение активности массового участия вследствие растущей изолированности индивидов друг от друга.

Следует также отметить, что ряд ученых считает индивидуалистский характер цифровых технологий опасным для демократии из-за возможного ослабления и размывания коллективных действий, социального капитала и связей внутри сообществ, снижения способности контролировать правительство.

На начальном этапе развития интернет-аудитория отличалась сверхпредставленностью высокообразованных, политически активных профессионалов: программистов, ученых, журналистов, политических лидеров, лоббистов. Нет ничего удивительного в том, что эти профессиональные сообщества значительно нарастили свои политические и организационные, мобилизационные ресурсы благодаря новым возможностям сетевых коммуникаций.

Неудивительно, что эти первопроходцы Виртуального Пространства принесли с собой сложившиеся профессиональные нормы, этику, модели взаимоотношений, а также гуманистические и демократические идеалы. Для этой категории пользователей Сети новые коммуникативные возможности действительно открыли блестящие перспективы в уже сложившемся контексте взаимодоверия, солидарности, общих ценностей.

В последние пять-семь лет качественный состав аудитории Интернета претерпел принципиальные изменения. Превращение Сети в средство массовой коммуникации способствовало резкому снижению образовательного, возрастного, профессионального, материального и культурного уровня аудитории Интернета. Общедоступный характер Сети делает ее объективным зеркалом общества, отражающим порой самые низменные стороны человеческой природы. Не секрет, что и Интернет последнее время стал развиваться в сторону большей коммерциализации, роста развлекательных ресурсов, что, является, с одной стороны неизбежным следствием расширения аудитории Интернета, но, в то же время и результатом безответственного отношения средств массовой информации к своей роли в обществе, к своим возможностям, к той миссии, которую они выполняют либо призваны выполнять. Перспектива поглощения Интернета (вслед за телевидением и радио) транснациональной индустрией развлечений более чем реальна.

Для проверки первоначальных теоретических предположений о воздействии Интернета на политику, научное сообщество обратилось к эмпирическим данным, которые, в основном, опровергли ранние гипотезы, особенно связанные с мобилизационным потенциалом Интернета. Так, данные, собранные американской организацией «Pew Research Center» об использовании Интернета показали, что уровень интереса к онлайн-политике у Интернет-пользователей весьма низок, несмотря на высокую образованность этой части общества. Люди, которые использовали Интернет-ресурсы, уже были мотивированными, информированными и заинтересованными избирателями.25

Выводы исследований П. Норрис и Б. Бимбера, которые проводились в США и Европе, свидетельствуют, что те, кто пользуется Интернетом для поиска политической информации, контактов с властями, участия в обсуждении общественных проблем, изначально имеют более высокий уровень политического интереса и знаний.26

Р. Гибсон и С. Уард на материалах исследования в Европе пришли к выводу, что ключевая переменная, определяющая политическую деятельность в онлайне – это опыт политических дискуссий в оффлайне.27

Р.К. Джибсон, В. Лэсали и С. Вард в исследовании, посвященном анализу онлайн-участия в Великобритании, выявили два ключевых типа вовлечения личности в онлайн-политику – онлайн-участие (online participation) и онлайн-контактирование (online contacting).

К контактированию относят не требующие больших усилий типы участия (например, голосование, обсуждение политики).

К участию отнесены более активные формы деятельности: присоединение к политической организации, пожертвования, демонстрации и т.п.

Исследования показывают, что большинство случаев политического участия в интернете относятся именно к контактированию: большинство людей ищут политическую информацию или посещают сайты организаций. Более активные типы участия, например, подписание онлайн-петиции или отправка электронной почты политическому деятелю, наблюдаются гораздо реже.28

Немецкие ученые К. Зилбер и Ф. Кан выделяют четыре основных типа практик политического интернет-участия:



  1. коммуникативная активность (контакты с экспертами, государственными служащими, СМИ, организациями);

  2. активность, связанная с конкретной проблемой (бойкот продуктов, сбор подписей на петиции, денежные пожертвования);

  3. партийная активность (работа в партии или группе политической деятельности, посещение партийных собраний, контакты с политиками, ношение значка);

  4. неконвенциональная активность (незаконный протест, «виртуальные забастовки» или «виртуальные марши»).

Результаты данного исследования показывают, что интернет-пользователи чаще всего выбирают коммуникативную активность, которая максимально эффективна в интернете. И только небольшая часть пользователей предпочитает более активные формы политического участия.29

А.А. Киселев вводит понятие «политическое Интернет-участие», под которым понимаются «все действия с использованием ИКТ, которые предпринимают граждане с целью влияния или прямого участия в принятии политических решений на разных уровнях политической системы».30

Среди специфических факторов, влияющих на политическую активность в Интернете, очевидным условием ее осуществления является наличие у молодежи доступа в интернет, время, проводимое онлайн и наличие навыков интернет-навигации. Следует отметить, что под навыками интернет-навигации подразумевается даже не столько умение пользоваться интернет-браузерами, сколько навык обрабатывать полученную информацию, отсортировывать ненужную и извлекать нужную из огромного объема информации.

Политическая онлайн-активность молодежи отчасти определяется также и тем, требуется ли информация политического характера человеку в его повседневной деятельности.

В Интернете также присутствует такой фактор, как мода на определенные темы.

Всплески активности интернет-пользователей зачастую носят ситуативный характер. Какой-либо политический вопрос может обсуждаться пользователями Рунета на протяжении нескольких недель или даже месяцев, но вскоре интерес угасает, и блоггеры переключаются на другую тему – не обязательно политическую.

В этом смысле Интернет ничем не отличается от традиционных СМИ – печати, телевидения. Вспомним недавние события, нашедшие широкий отклик в Интернете, - историю 22-летнего гражданина г. Новосибирска Артема Лоскутова, прославившегося организацией неординарных демонстраций («монстраций»), арестованного по подозрению в хранении наркотиков в мае 2009 г., или журналистки Натальи Морарь, которая в феврале 2009 г. провела несколько дней в аэропорту Домодедово, так как пограничные службы запрещали ей въезд на территорию России.

В свете молодежной проблематики следует отдельно остановиться на сайтах экстремистской направленности.

В Интернете представлены абсолютно все типы террористических организаций: там действуют марксисты, маоисты, исламисты, националисты, сепаратисты, расисты, анархисты и проч. Существуют сотни русскоязычных сайтов, на которых размещены экстремистские и террористические материалы. Среди таких сайтов – «Русское национальное единство», «Союз русского национального возрождения», «Черная сотня», «Народное коммунистическое движение», «Воскресенское православное братство» и др.

Типичный террористический интернет-сайт, как правило, содержит историю организации, обзор политических, экономических и социальных факторов, которые неизбежно должны были повлечь за собой возникновение данной организации. На этой информации базируется программа действий, принятая экстремистами.

Несмотря на то, что многие пользователи Интернета посещают сайты экстремистского и протестного толка из любопытства, вполне очевидно, что эти сетевые ресурсы наносят немалый вред и способны не только распространять идеи сепаратизма в массовое сознание, но и рекрутировать новых членов террористических организаций.
Вместо заключения
Таким образом, можно констатировать, что на сегодняшний в политическом сегменте Интернета параллельно происходят два процесса:


  1. его расширение за счет увеличения количества молодежных организаций федерального и регионального уровня, органов исполнительной власти по делам молодежи различной направленности в Интернете;

  2. формирование политических сообществ в рамках форумов, блогов, онлайн-дневников, где пользователи могут обмениваться мнениями по политическим вопросам.

Рассчитывать на то, что только дальнейшее развитие и распространение информационных технологий на территории РФ способно сформировать политически активное общество - большая иллюзия. Ошибочно возлагать подобные надежды на Сеть – якобы с ростом информированности граждан сама собой возрастет их политическая активность. Разнообразные исследования, как в России, так и за рубежом, показывают, что Интернет для этих целей использует в основном та часть общества, которая уже имеет четкую гражданскую позицию и политически активна изначально. Поэтому следует воспринимать Интернет лишь как средство, инструмент коммуникации, обладающий определенными достоинствами и особенностями в сравнении с традиционными медиа, который можно активно использовать хотя бы ввиду его дешевизны и популярности.

Анализ показал, что в современной России политическая активность молодежи обусловлена сложной системой объективных и субъективных факторов.

К объективным следует отнести, прежде всего, социально-экономические условия: низкая оплата труда, низкий уровень доступности образовательных услуг, призыв в армию, отсутствие жилья и др.; политический режим: практика подавления оппозиционных настроений, значимость административного ресурса для осуществления политической деятельности, недостаточное внимание к проблемам молодежи со стороны государства и политических партий; «размытость» идеологии основных политических сил; отсутствие единой системы политического образования и воспитания молодежи. Существенным фактором, влияющим на уровень доверия молодежи к власти является то, что молодежь рассматривается политическими силами лишь как «вторичный» политический ресурс, а не полноправный субъект политической деятельности. Особенностью современной российской политики выступает контроль за политическим поведением молодого поколения и использование ее политического потенциала в интересах правящей элиты либо оппозиции.

К субъективным факторам можно отнести возрастные особенности, неуверенность в завтрашнем дне, рост инициативности, амбициозности, индивидуализма в среде молодежи, первостепенность желания заработать и сделать карьеру.

Сегодня инициатива молодежи возникает по решению административных структур, что вытесняет креативный потенциал молодежи за пределы молодежных организаций и политических партий. Несмотря на то, что в рамках реализации сегодняшней государственной молодежной политики ведется работа по развитию полноценной личности молодого поколения, организации досуга, спортивному и оздоровительному воспитанию и проч., положение большей части российской молодежи можно охарактеризовать как обособленное.

Интересы молодежи недостаточно представлены в молодежной политике, так как молодежная политика строится преимущественно в отношении молодежи, участвующей в работе общественных организаций, то есть меньшей ее части. Приоритетная позиция крупных молодежных организаций в вопросах получения государственной поддержки тормозит развитие инициатив небольших групп, представляющих вариативные интересы молодого населения.

Молодежные общественные организации охватывают лишь небольшую часть молодых людей. Подавляющее большинство молодых людей сегодня не находит себе применения в рамках существующих молодежных общественных организаций и объединений. Политика поддержки исключительно крупных и средних молодежных объединений оставляет за бортом большую часть молодежи.

Кроме того, большинство общественных объединений в силу своей организационной и финансовой слабости не могут в должной мере защищать интересы молодых людей и организовывать эффективную работу в молодежной среде.

Информированность молодежи о деятельности молодежных и детских общественных объединений остается крайне низкой. Большинство молодых людей не знакомо с программными установками политических партий, плохо осведомлено о работе кандидатов, что во многом объясняет низкий уровень участия в молодежи в парламентских выборах.

Реальное воспитательное воздействие на молодого человека сегодня оказывает информационная среда, которая порой демонстрирует культурные образцы и примеры поведения, не совместимые с понятием социальной ответственности.

Таким образом, сегодня необходимо уделять самое пристальное внимание не только работе с молодежью на уровне общественных объединений, политических партий, государства, но также и работе с молодежными СМИ. Необходимость формирования и развития профессиональной культуры журналистов, работающих в молодежных СМИ, организация данного рода специализации на факультетах журналистики и повышения квалификации для практиков очевидна.

Информационную политику надо менять в двух направлениях: во-первых, работать с лидерами мнений в молодежной среде, стараться активно задействовать их в работе третьего сектора; во-вторых, параллельно необходимо организовать медиаобразование детей, подростков и их родителей. Здесь можно воспользоваться опытом европейских стран.

Целесообразно сформировать общенациональную молодежную медиа-инфраструктуру, включая общественное телевидение (контент которого определялся бы не коммерческими интересами владельцев, а пользователями, в том числе молодежью) и мощный молодежный интернет-портал.

В условиях достаточно высокой популярности среди населения печатных СМИ представляется целесообразным использование и ресурсов печатных СМИ, которые должны активнее освещать молодежную проблематику.

Необходимо создать возможности для участия молодежных организаций в контроле за качеством избирательного процесса, а также деятельности политических партий.

Важно предоставить молодежным парламентам (правительствам) реальную возможность принятия политических решений в вопросах, касающихся молодежи.




1 Концепция асоциальности некоторыми исследователями воспринимается как обоснование для произвольной дискриминации некоторых групп, не принадлежащих к большинству.

2 Milbrath L.W. Political Participation. Chicago: Rand McNally, 1965.

3 Алмонд Д., Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии // Политические исследования. 1992. - №4; Almond, Gabriel A., Verba, Sidney. The Civic culture. Political attitudes and democracy in five nations. Princeton (N.Y.), 1963

4 Verba S., Nie N.H. Participation in America: Political Democracy and Social Equality. – New York: Harper & Row, 1972.

5 Downs A. An Economic Theory of Democracy. New York, 1957.

6 Ferejohn J.A, Fiorina M.P. The Paradox of Non-Voting. A Decision-Theoretic Analysis // American Political Science Review. 1974. №68. P. 25-36.

7 Kaase M., Marsh A. Political Action: A Theoretical Perspective // Barnes S. H., Kaase M., et al. Political Action: Mass Participation in Five Western Democracies. Beverly Hills, CA: Sage Publications, 1979.

8 Политическая социология. Под ред. Ж.Т.Тощенко. – М.: ЮНИТИ-ДАТА, 2002. С.125.

9 Пугачев В. П., Соловьев А.И. Введение в политологию. – М.: АСПЕКТ-Пресс, 2000. С. 203.


10 Между представленными типами существует динамичная взаимосвязь. Тип поведения, первоначально возникший как проявление мобилизованного политического участия, посредством трансформации ценностей и ориентаций, может обрести значительную степень автономности. И наоборот, изначально осознанное политическое поведение, т.е. автономное, может перейти в мобилизованное, т.е. в манипулируемое. Российская действительность показывает примеры, когда государство, оппозиционные партии и политические лидеры стремятся проникнуть в группы давления, подчинить их своему влиянию, а также использовать в своих интересах.

11 Молодежь новой России: ценностные приоритеты. http://www.isras.ru/analytical_report_Youth_5_1.html.

12 Следует заметить, что в российской правовой сфере до сих пор отсутствует отдельно закрепленное понятие «молодежь». В Конвенции о правах ребенка, подписанной Российской Федерацией 15 октября 1990г. определяется правовой статус подростков (права, обязанности, ответственность) с целью их гармоничного развития, формирования их физического, нравственного и духовного здоровья, формирования гражданского самосознания на основе фундаментальных ценностей российского народа в их органической взаимосвязи с общечеловеческими ценностями мировой цивилизации.

В соответствии с Постановлением Верховного Совета Российской Федерации №5090-1 «Об основных направлениях Государственной молодежной политики в Российской Федерации» от 3 июня 1993г., государство обеспечивает несовершеннолетним и молодым гражданам специальные юридические и социально-экономические гарантии, компенсирующие обусловленные возрастом недостатки их социального статуса.



В «Концепции государственной молодежной политики» сказано, что молодежь - это «объект национально-государственных интересов, один из главных факторов обеспечения развития российского государства и общества» (Ст.1). Доктрина государственной молодежной политики определяет молодежь как «объект национально-государственных интересов, один из главных факторов обеспечения развития российского государства и общества».

13 Ильинский И.М. Молодежь и молодежная политика. – М.: «Голос», 2001. С.124.

14 Лисовский В.Т. Духовный мир и ценностные ориентации молодежи России. - СПб.: СПбГУП, 2000. С. 54.

15 Кон И.С. Психология ранней юности. М.: Просвещение, 1989. С. 63.

16 Ильинский И.М. Молодежь и молодежная политика. – М.: «Голос», 2001. С. 132.


17 Щегорцов А.А. Будущее молодежи - будущее России. // http://www.budgetrf.ru/Publications/Magazines/VestnikSF/1999/vestniksf94-6/vestniksf94-6040.htm/

18 Щегорцов А.А. Будущее молодежи - будущее России. // http://www.budgetrf.ru/Publications/Magazines/VestnikSF/1999/vestniksf94-6/vestniksf94-6040.htm/

19 Социальная активность российской молодежи. http://www.zircon.ru/upload/File/russian/publication/4/081117.pdf.

20 Манхейм К. Диагноз нашего времени. http://www.krotov.info/libr_min/m/merkury/manheim3.html

21 КУМИРЫ МОЛОДЕЖИ - ЗВЕЗДЫ ШОУ-БИЗНЕСА, ТЕЛЕГЕРОИ И ОЛИГАРХИ. http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/854.html

22 Молодежь новой России: образ жизни и ценностные приоритеты. http://www.perspektivy.info/rus/demo/molodezh_novoiy_rossii_obraz_zhizni_i_cennostnye_prioritety__2009-3-30-24-13.htm

23 Студенческая солидарность. http://student.revkom.com/lenta/socpolit/fommol.htm





24 Щегорцов А.А. Будущее молодежи - будущее России. // http://www.budgetrf.ru/Publications/Magazines/VestnikSF/1999/vestniksf94-6/vestniksf94-6040.htm/


25 Pew Research Center for the People and the Press. One in ten Voters Online for Campaign ’96. Washington, DC. 1996.

26 Norris P. Virtuous Circle: Political Communication in Post Industrial Democracies. Cambridge.2000; Bimber B. Toward an Empirical Map of Political Participation on the Internet. Paper presented to American Political Science Association Conference. Boston, 3-6 September 1998..// Цит. по: Киселев А.А. Интернет: модели и практики политического участия. – Краснодар, 2007. С. 36.

27 Gibson R., Ward S. Political Participation and the Internet in Europe: Who Wants and Wants-Not to Engage in Online Debate. Paper presented to the UK Political Studies Association. Nottingham 23-25 March 1999. // Там же.

28 См.: Киселев А.А. Интернет: модели и практики политического участия. – Краснодар, 2007.


29 См.: Mau J. Elektronisher Protest am Schreibtisch. Berlin. 2003.

30 Киселев А.А. Интернет: модели и практики политического участия. Краснодар, 2007. С.57.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница