Мартин Хайдеггер Кант и проблема метафизики


§ 12. Ноции как онтологические предикаты (категории)



страница14/57
Дата25.01.2018
Размер1.4 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   57
§ 12. Ноции как онтологические предикаты (категории)

Чистый рассудок сам по себе предоставляет многообразное, чистые единства возможного единения. Но если возможные способы единения (суждения) составляют завершенную связность, т.е. завершенную природу самого рассудка, тогда систематическое целое многообразия чистых поня­тий следует искать в чистом рассудке. Это целое есть система предикатов, применяемых в чистом познании, т.е. высказываемых о бытии сущего. Чис­тые понятия имеют характер онтологических предикатов, издавна называ­емых "категориями". Потому таблица суждений является истоком катего­рий и их таблицей.

Этот исток категорий много раз подвергался и будет вновь и вновь подвергаться сомнению. Главный упор делается на сомнительность самого изначального истока - таблицы суждений как таковой и достаточности ее обоснования. На деле же Кант не выводит многообразие функций суждения из сущности рассудка. Напротив, он предлагает готовую таблицу, разделен­ную на четыре "главных момента": количество, качество, соотношение, мо­дальность75. Действительно ли и насколько эти четыре момента зиждятся на сущности рассудка - им не показываетсяx. Могут ли они вообще быть чисто формально-логически обоснованы - в этом можно усомниться.

Тогда, однако, становится вообще неясным, какой характер имеет эта таблица суждений. Колеблется и сам Кант, называя ее то "трансценденталь­ной таблицей"76, то "логической таблицей суждений"77. Так не возвращает­ся ли кантовский упрек аристотелевской таблице категорий к его собствен­ной таблице суждений?

Мы не собираемся здесь решать, являются ли, и если да - то насколько, разнообразные упреки в адрес кантовской таблицы суждений оправдан­ными, и касаются ли они ее принципиального изъяна, но лишь укажем, что подобная критика таблицы суждений, как предполагаемая критика изна­чального истока категорий, в принципе уже упускает решающую проблему. Ведь категории не только фактически не выводятся из таблицы суждений: они вообще не выводимы из нее. Пока это невозможно показать, поскольку на теперешней стадии разъяснения изолированных элементов чистого по­знания сущность и идея категорий вообще еще не может быть определена и даже проблематизирована.

И если сейчас вопрос об истоке категорий принципиально еще не может быть задан, то в перспективе подготовки вопроса о возможности онтологи­ческого познания таблице суждений должно иметь и другую функцию, не­жели вышеуказанная.

Кажется, легко ограничиться задачей, которую ставит 1-я стадия обос­нования. Ведь что может быть доступнее выделения элементов чистого по­знания, чистого созерцания и чистого мышления, в их сопоставлении? Од­нако при этом изолировании с самого начала не должно упускаться из виду, что проблемой здесь для нас является конечное чистое познание. В соответ­ствии с вышесказанным, это значит: второй элемент, чистое мышление, за­нимает сущностно служебное положение по отношению к созерцанию. Следовательно, чистому мышлению сущностным образом, не случайно и не дополнительно, присуща отнесенность к чистому созерцанию. Если чистое понятие первоначально постигается как ноция, то этим второй элемент чис­того познания еще вовсе не обретается в своей элементарной характернос­ти, но, напротив, лишается своего решающего сущностного момента - внутренней связи с созерцанием. Потому чистое понятие как ноция является лишь фрагментом второго элемента чистого познания.

Поскольку чистый рассудок не рассматривается в отношении своей сущности, т.е. своей чистой связанности с созерцанием, исток ноций как онтологических предикатов вовсе не может быть раскрыт. Потому таблица суждений не является "истоком категорий", но исключительно "руково­дством к открытию всех понятий рассудка". В ней должно иметься указание на завершенное целое чистых понятий; но дать раскрытие полной сущности чистых понятий как категорий она не может. Правда, здесь остается откры­тым, может ли таблица суждений, как ее вводит и раскрывает Кант, взять на себя хотя бы эту ограниченную функцию разметки систематического единства чистых понятий рассудка.

Из показанного становится вполне очевидным: чем радикальнее попыт­ка изолировать чистые элементы конечного познания, тем глубже невоз­можность подобного изолирования и явственнее - отнесенность чистого мышления к созерцанию. Так, однако, проявляется искусственность первой попытки характеристики чистого познания. Ведь чистые понятия могут быть определены как онтологические предикаты лишь в том случае, если они понимаются из сущностного единства конечного чистого познания.
ВТОРАЯ СТАДИЯ ОБОСНОВАНИЯ

Сущностное единство чистого познания
Изолированные чистые элементы чистого познания суть: время как универсальное чистое созерцание и ноции как мыслимое в чистом мышле­нии. Однако, если изолирующему рассмотрению не удается вполне постичь элементы как таковые, то это вовсе не значит, что их единство должно об­ретаться посредством некоего привходящего связывания изолированных частей. Если же мы не желаем останавливаться на негативной характерис­тике того, что это единство не может быть связью между элементами, привносимой лишь дополнительно, то тем самым обостряется и проблема сущ­ностного единства чистого познания.

Конечность познания проявляет своеобразную внутреннюю отнесен­ность мышления к созерцанию, или даже необходимость определения по­следнего через первое. Взаимосвязанность элементов указывает на то, что их единство не может быть "после" них самих, но уже должно иметься в них "до", быть для них основополагающим. Это единство как изначальное так объединяет элементы, что как раз в этом единении элементы как таковые возникают и через него удерживаются в своем единстве. Насколько же уда­ется Канту, исходя из изолированных элементов, все-таки сделать видимым это изначальное единство?

Кант дает первое, подготавливающее все дальнейшие разъяснения ука­зание на изначальное сущностное единство чистых элементов в третьем раз­деле первой основной части "Аналитики понятий", имеющей название "О чистых понятиях рассудка или категориях"78. Понимание этого параграфа является ключевым для понимания Критики чистого разума как обоснова­ния метафизики.

Поскольку ноции, присущие конечности познания, сущностно связаны с чистым созерцанием, а эта связанность чистого созерцания и чистого мышления составляет сущностное единство чистого познания, то сущност­ное определение категории вообще одновременно является выяснением внутренней возможности сущностного единства онтологического познания. Теперь следует представить кантовский ответ на вопрос о сущностном единстве чистого познания посредством интерпретации названной части. Прежде, однако, необходимо несколько подробнее прояснить сам этот вопрос.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   57


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница