Мартин Бубер



страница1/10
Дата14.05.2018
Размер0.63 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Мартин Бубер. Образы добра и зла

---------------------------------------------------------------

(Bilder von Gut und Bose)

Пер. с нем./под ред. П.С.Гуревича, С.Я.Левит, С.В.Лезова.

Издательство "Республика" 1995. Мартин Бубер "Два образа веры"

ISBN 5-250-02327-4

OCR and spell-checker Felix igor-fel@lysva.ru

---------------------------------------------------------------

Работа вышла в свет в 1952 г. в Кельне. Перевод выполнен М. И. Левиной

по изданию: Buber M. Werke. Bd.1. S. 605-650.





ПРЕДИСЛОВИЕ 2

* ПЕРВАЯ ЧАСТЬ * 2

Древо познания 3

Каин 6


Воображение и влечение 9

* ВТОРАЯ ЧАСТЬ * 11

Исконные принципы 11

Ложь бытию 13

* ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ * 15

Истина мифов 15

Наша отправная точка 17

Первая стадия 18

Вторая стадия 20

Зло и добро 22


ПРЕДИСЛОВИЕ


На основанных и руководимых моим незабвенным другом Полем Дежарденом

Entretiens de Pontigny(1)* летом 1935 г. в ходе дискуссии об аскезе была

затронута проблема зла. Эта проблема занимала меня с юности, но только через

год после первой мировой войны я занялся ею самостоятельно; с той поры я

неоднократно обращался к ней в моих сочинениях и докладах, она была также

темой моей первой лекции курса общего религиоведения, который я читал в

университете Франкфурта-на-Майне. Поэтому я принял живое участие в

дискуссии, и интенсивный обмен мнениями, в первую очередь с Николаем

Бердяевым и Эрнесто Буанайути, теперь уже умершими, побудил меня вернуться к

мыслям об этой, по выражению Бердяева, "парадоксальной" проблеме. В

Entretiens следующего года, в рамках специально посвященной этой проблеме

декады, я подробнее изложил свое понимание вопроса, остановившись на

сравнении двух исторических воззрений - Древнего Ирана и Израиля. Мне было

важно, прежде всего, показать, что добро и зло в их антропологической(2)

действительности, т. е. в фактической жизни человеческой личности, являются

не двумя структурно однородными, как обычно считают, хотя и полярно

противоположными, а двумя структурно совершенно различными свойствами.

"Impossible de le resoudre, - сказал Бердяев об этой проблеме, - ni meme de

le poser de maniere rationnelle, parce qu'alors il disparait"(3)*. И,

отправляясь непосредственно от этой "невозможности", он поставил вопрос, как

же начать бороться со злом. В качестве ответа на эти сомнения я попытался в

своем докладе дать вместо "решения" проблемы зла синтетическое описание

происходящего зла, чтобы таким образом лучше его понять. Мой ответ на вопрос

об исходном пункте борьбы был значительно более сжатым, он гласил: начинать

борьбу следует в собственной душе - все остальное может следовать только

отсюда.

Через несколько лет, уже в Иерусалиме, я разработал этот второй ответ в



виде рассказа или, вернее, хроники, которую я по легендарному Гогу в земле

Магога (Иез. 38:2), после войн которого, как сообщают некоторые

эсхатологические тексты, должен прийти Мессия, назвал 'Тог и Магог"(4). Суть

этого ответа заключена в следующих словах ученика к учителю: "Рабби, -

сказал он срывающимся голосом, - что там с этим Гогом? Ведь он может быть

снаружи только потому, что он есть внутри?" При этом он показал на свою

грудь: "Мрак, из которого он получен, следует искать лишь в нашем слабом или

коварном сердце. Гога вскормила наша измена Богу". Для полного понимания

этого места надо представить себе время, когда я писал этот рассказ. Мой

ответ на слова Бердяева о "невозможности решения" мог последовать лишь через

десятилетие. Он дан в этой книге. Работа над ней заняла так много времени,

прежде всего, потому, что мне лишь постепенно открылось, что в основе

библейских гипотез о добре и зле, с одной стороны, и авестийских и

поставестийских - с другой, лежат две совершенно различные разновидности

зла. Для того чтобы пояснить их антропологически-трансцендирующий смысл, я

предпослал описанию интерпретацию обеих групп мифов. Речь здесь идет об

истинах такого рода, которые, как было известно уже Платону, могут быть

сообщены лишь в виде мифа. Антропологическое изображение открывает область,

в которой они все вновь и вновь становятся ощутимыми. Все понятийное при

этом - лишь вспомогательное средство, служащее достижению цели, мост между

мифом и действительностью. Построить его необходимо. Человек знает о хаосе и

сотворении в космогоническом мифе, и он непосредственно испытывает, что хаос

и сотворение происходят и в нем, но он не видит их вместе, он слушает миф о

Люцифере и не замечает его в собственной жизни. Ему необходим мост.




Каталог: data -> 2011
2011 -> Семинар "Человеческий капитал как междисциплинарная область исследований"
2011 -> Тамара Михайловна Тузова Специфика философской рефлексии
2011 -> Программа дисциплины «Философия» для направления 080100. 62 «Экономика»
2011 -> Программа дисциплины «Социология управления»
2011 -> Программа дисциплины «Основы теории коммуникации»
2011 -> Тезисы международной научно-практической конференции "Реализация гендерной политики: от международного до муниципального уровня"
2011 -> Программа дисциплины «Введение в социологию и история социологии»
2011 -> Николо Макиавелли Государь
2011 -> Экономическая социология
2011 -> Экономическая социология


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница