Макаров М. Л. Основы теории дискурса Янко Слава



страница7/155
Дата12.02.2018
Размер1.97 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   155

ПРЕДИСЛОВИЕ


Чего обычно ждет читатель от книги, посвященной основам теории той или иной области знания? Во-первых, это должно быть изложение, в котором рельефно показаны основные проблемы, совокупность которых позволяет вы­делить определенную область знания. Во-вторых, это должна быть работа, суммирующая достижения многих специалистов, которые исследовали общие и частные вопросы этого научного направления. В-третьих, такая книга, коль скоро это — основы теории, должна быть понятной как опытным, так и на­чинающим исследователям, а также представителям смежных дисциплин. Монография М. Л. Макарова «Основы дискурс-анализа», представляющая со­бой капитальный труд, в котором предложена оригинальная концепция язы­кового общения, полностью отвечает этим требованиям.

Теория дискурса, несмотря на зыбкость и многозначность основного по­нятия, является одним из наиболее активно развивающихся направлений со­временного языкознания. Это направление стремится к синтезу научных ре­зультатов, полученных в различных областях знания и прежде всего — в язы­кознании, психологии, социологии и этнографии. Несмотря на множество ис­следовательских концепций и научных школ, развивающих эту теорию и не­редко ведущих между собой острую полемику, исследователи дискурса объе­динены стремлением изучать не абстрактную языковую систему, а живую речь в условиях реального общения. Ф. де Соссюр предвидел большие сложности, связанные с лингвистическим изучением речи, и поэтому справедливо счел необходимым отложить разработку такой теории до того времени, когда бу­дет накоплен достаточный концептуальный и фактографический материал, необходимый для построения лингвистической науки о речевом общении.

Автору удалось синтезировать в рамках единой исследовательской кон­цепции (и программы) наиболее важные лингвистические, психологические и социокультурные теории, касающиеся исследования дискурса в малой груп­пе. Такая задача, насколько мне известно, впервые поставлена и успешно ре­шена в отечественном языкознании. В книге обоснованы методологические принципы дискурсивного анализа, показаны и критически проанализирова­ны различные модели общения, выделены категории и единицы дискурса, рас­крыты конститутивные признаки дискурса в малой группе, разработана тран­скрипция устного дискурса.

5

Работа состоит из шести глав. В первой главе рассматриваются философско-методологические основания анализа языкового общения, доказывается необходимость понимания языка как социально-психологического (а не физического) феномена. Автор сравнивает кодовую, инференционную и интеракционную модели коммуникации, детально анализирует их и доказывает правомерность интеракционного понимания общения. Такой подход представ­ляет собой закономерное развитие бахтинской идеи диалога, идеи естествен­ного общения, когда участники коммуникации не могут заранее предопреде­лить развитие диалога, но строят его, меняя свои коммуникативные позиции на ходу в зависимости от ежесекундно меняющихся обстоятельств. М. Л. Ма­каров объясняет логику каждого из сравниваемых методологических под­ходов к пониманию коммуникации, и в этом смысле защищаемая в работе новая дискурсивная онтология оказывается необходимой ступенью в разви­тии лингвистической метатеории. В монографии ведется полемика с позити­вистским моделированием языка, доказывается несостоятельность противо­поставления количественного и качественного анализа в лингвистических исследованиях общения.

Вторая глава посвящена социолого-психологическим основаниям ана­лиза языкового общения. Автор в сжатом виде показывает и критически ана­лизирует наиболее существенные интеракциональные концепции общения, раз­работанные в смежных с лингвистикой дисциплинах. В работе четко просле­живается развитие идеи о дискурсивной онтологии в виде принципа социаль­ного конструкционизма как методологического основания прагмалингвистики. Данная работа представляет собой существенный вклад в когнитив­ную лингвистику, сориентированную на учет широкого социально-культур­ного контекста. Хотелось бы подчеркнуть особую значимость монографии как неоценимого источника информации о новейших исследованиях, ведущих­ся в психологии и социологии. Без учета этих трудов исследования по социо­лингвистике, психолингвистике и прагмалингвистике не могут, по-видимому, претендовать на статус междисциплинарных. Работа М. Л. Макарова энцик­лопедична как по замыслу, так и по исполнению.

В третьей главе определяется дискурс как предмет лингвистического изу­чения, показывается место дискурса в ряду близких понятий, освещаются под­ходы к изучению дискурса, детально излагается методология исследования дис­курса и предлагается авторская нотационная система транскрипции устного дискурса (ТРУД). Можно полемизировать с автором относительно того, какой из терминов предпочтительнее в качестве родового в ряду «речь — ре­чевая деятельность — текст — дискурс», но это не меняет сути дела: дискурс представляет собой сложное лингвистическое явление, в котором выделены



6

различные аспекты, причем некоторые из направлений исследований дискур­са представляют собой сложившиеся лингвистические дисциплины, например, лингвистика текста (в узком смысле слова), конверсационный анализ (и близ­кая к нему коллоквиалистика). Автор подробно раскрывает технику тран­скрипции устного дискурса, показывает преимущества собственной оригиналь­ной модели. Конечно, просодический, паравербальный и невербальный ком­поненты дискурса, как справедливо замечено в книге, «отобразить не удается практически никогда», и поэтому вопросы относительно несовершенства и неполноты такой транскрипции будут неизбежны.

В четвертой главе речь идет о семантике дискурса, о его содержательной стороне. Рассматриваются важнейшие понятия лингвистической семантики — пропозиция, референция, экспликатура и импликатура, инференция, пресуп­позиция и др., здесь же обсуждаются такие понятия, как тема дискурса, тема говорящего, контекст дискурса и его типы, а также когнитивные структуры дискурса. Очень важным является тезис автора о том, что «большинство инференций — это компоненты ситуационной модели».

В пятой главе обсуждаются речевые акты, их типы, коммуникативные акты, ходы, обмены, трансакции, речевые события как единицы дискурса, а также категории дискурса — мена коммуникативных ролей, коммуникативная стра­тегия, когезия и когеренция, метакоммуникация и дейксис дискурса. Нельзя не согласиться с автором, убедительно доказывающим недостаточность тео­рии речевых актов для анализа дискурса. В этой связи хотелось бы отметить созвучность идей, высказанных в данной книге, принципам критической лин­гвистики: идеальные, правильно построенные, «чистые» речевые акты явля­ются скорее исключением, чем правилом, в реальном общении.

Шестая глава посвящена дискурсивному конструированию социального мира. Автор анализирует такие социальные категории дискурса, как «конвен­ция» и «институт», обсуждает коммуникативные переменные, типы дискурса, сферы общения, формальность, предварительную подготовленность дискур­са, социальный дейксис. Заслуживает внимания детально анализируемое в кни­ге понятие коммуникативной инициативы. Приводится развернутая иллюст­рация опыта интерпретативного дискурс-анализа (запротоколированный эпи­зод общения лингвистов на научном семинаре в американском университете штата Массачусетс). Очень важен тезис автора о том, что «репертуар комму­никативных ролей участников общения оказывается намного шире и много­образнее, чем просто говорящий, адресат и слушающий». Программным является сформулированное в заключении книги методологическое требова­ние о недопустимости подходить к анализу общения с теми же мерками, с ко­торыми обычно описывается язык как система знаков.

7

Подчеркну еще раз: данная работа имеет энциклопедический характер и является заметной вехой в отечественном общем языкознании. Эта книга, из­данная малым тиражом в Твери в 1998 году под названием «Интерпретатив­ный анализ дискурса в малой группе», сразу же привлекла внимание лингви­стов, ссылки на это исследование часто встречаются в новейших публика­циях. Нынешнее издание значительно переработано.

Книга написана очень живо и увлекательно. Автор ведет с читателем заинтересованный диалог, который хочется продолжить. Говоря о перспек­тивах исследования дискурса в междисциплинарном аспекте, М. Л. Макаров вполне обоснованно возлагает «большие надежды на выход науки о языке из добровольной изоляции и рост её общественной значимости в ближайшем будущем, особенно по мере повышения роли коммуникативных институтов (а в их числе образование, юриспруденция, политика, религия, реклама и т. д.) в социальном устройстве общества эпохи постмодерна».

В. И. Карасик

М. Л. Макаров

ОСНОВЫ ТЕОРИИ ДИСКУРСА
Дискурс — это не жизнь, у него иное время, нежели у нас, в нем вы не примиряетесь со смертью. Воз­можно, что вы похороните Бога под тяжестью все­го того, что говорите, но не думайте, что из сказан­ного вы сумеете создать человека, которому удалось бы просуществовать дольше, чем Ему.

Мишель Фуко [1996а: 207]


Каталог:


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   155


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница