М. В. Ермолаева Практическая психология старости 2002 "Практическая психология старости"



страница17/27
Дата28.07.2018
Размер2.45 Mb.
ТипКнига
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   27

Внимание.


Исследование внимания в старости становится очень сложной проблемой ввиду того, что эта функция испытывает влияние очень многих, прежде всего, органических факторов. Н.Ф. Шахматов (63) цитировал Э.Я. Штернберга, согласно которому основное, что характеризует старение – это снижение психической активности, выражающееся в сужении объема внимания, затруднении сосредоточения и переключения внимания. При этом Н.Ф. Шахматов (63) описал целый ряд зарубежных исследований, которые в качестве основного физиологического механизма снижения функции внимания указывают на снижение силы и подвижности психических процессов внутренних свойств.

По мнению Э.Д. Смит (52) в процессе старения поле внимания становится уже и “затуманивается”, периферия практически совсем ослабевает. Поэтому то, что находится в центре внимания, у пожилых людей все меньше связывается с другими впечатлениями, мыслями и ощущениями, становится самодовлеющим и замкнутым. Э.Д. Смит (52) указывает, что типичным изменением функции внимания в старости является ослабление контроля за привычными, механическими действиями, утрата “символов внимания”, иначе говоря – внешних раздражителей, указывающих на необходимость учитывать окружающую обстановку. Типичными символами внимания служат сигналы тревоги, обретенные в результате жизненного опыта и указывающие на грозящую опасность. В юности мозг человека реагирует на сигналы тревоги немедленно. В затуманенном поле внимания пожилых людей эти сигналы менее четки, их прохождение замедленно, они хуже распознаются и вообще могут остаться незамеченными (52).

Возрастное изменение внимания к окружающей обстановке снижает также подсознательный контроль за последовательностью раздражителей, что лишает пожилых людей былой ловкости. Согласно данным, приведенным в работе Э.Д. Смит (52), замедление сенсорно – моторных циклов у пожилых лиц связано не с увеличением времени на выполнение самих движений, а с затратой большего времени на инициирование движений, на осуществление и контроль за ними из-за снижения работоспособности нервной системы.

Следствием ухудшения учета обстановки при управлении своими действиями становится возрастающая с годами склонность путать последовательность действий и перескакивать с одной мысли на другую (52). Снижение функции внимания проявляется в еще одном распространенном явлении в старости – в рассеянности. Депрессия, эмоциональные стрессы, волнение, беспокойство, характерные для пожилых людей приводят к тому, что мрачные мысли завладевают вниманием человека, и концентрация внимания становится невозможна.

Когда объект в фокусе внимания интересен сам по себе, увлекателен, то ясность окружающей обстановки сильно ухудшается, и пожилой человек становится целиком поглощенным данным объектом мысли, исключающим, в этом случае, из внимания все остальное. Даже мощные внешние раздражители порой не способны привлечь его внимания (52).
Память.

Память является наиболее изученным познавательным процессом в старости. Как отмечал Н.Ф. Шахматов (63) интерес к памяти обусловлен тем, что особое отношение к прошлому составляет значительную часть жизни старого человека. В литературе широко обсуждается это явление. Отношение к прошлому составляет основу субъективных переживаний за счет того, что в этом возрасте настоящее и будущее менее конструктивны, чем в прошлые годы. Воспоминания занимают особое место в психическом статусе пожилого человека (63). Положительная эмоциональная окраска воспоминаний прожитой жизни – это важнейший момент аффективной жизни пожилых. Актуализация прошлого опыта, “уход в прошлое” занимают отчетливое место в старческой психике, как при благоприятных формах психического старения, так и при собственно – возрастных психических расстройствах позднего возраста.

Резкое ухудшение памяти является показателем сенильных деменций. Однако, здоровые старые люди, то есть люди без признаков деменций или других расстройств когнитивной сферы, также переживают изменения в области памяти, хотя эти изменения более тонкие и менее опасные, чем в случае деменций. Концепции ухудшения памяти обычно опираются на клинические данные и специалист должен различать мягкие изменения, характерные для нормального старения и более грубые и обширные проблемы, связанные с деменциями.

Исследований изменения памяти в старости много, ног они сложны и противоречивы (149). По сравнению с исследованиями интеллекта (и особенно мудрости), которые учитывают жизненный контекст, исследования памяти базируются, в основном, на лабораторных исследованиях. Эти традиционные исследования, оценивающие возрастные изменения памяти, вызывают ряд раздражений. Во-первых, они уделяют мало внимания соотнесению эмпирических данных, полученных лабораторным путем, и фактам, отслеженным в реальной жизни. В связи с этим становится затруднительным определение того, какой вид памяти связан с возрастными изменениями (если какой-либо вообще связан). Во-вторых, наибольшее количество фактов получено на основе исследования памяти методом возрастных поперечных срезов. Таким образом, многие вопросы относительно объема, характера и этиологии возрастных ухудшений памяти могут быть отнесены отчасти за счет когортного эффекта.

В старости ухудшение может иметь место в любом виде памяти. Информация может быть пропущена в сенсорном регистре, может оказаться не переработанной в рабочей памяти, может не достичь хранилища, может разложиться в хранилище или могут возникнуть проблемы с извлечением следов информации.

Дефицитарность в системе сенсорного запечатления (сенсорного следа) немного увеличивается с возрастом (142), однако функциональная значимость этого изменения минимальна. Сенсорное запечатление следует отличать от сенсорного функционирования (ощущения и восприятия), ухудшение которого вносит существеный вклад в перестройку когнитивных функций в старости. В частности дефицитарность в области ощущений затрудняет обучение и запоминание, поскольку информация не воспринимается или неточно воспринимается на входе (149).

Что же касается кратковременной памяти, то возрастные изменения ее объема не были выявлены. Однако в случаях нормального старения была обнаружена дефицитарность в области оперативной (рабочей) памяти; эта дефицитарность коснулась проблемы переработки информации (127). При этом при выполнении простого задания, которое требует минимального изменения материала (например, запоминание цифр) возрастных ухудшений не обнаружили. Исследования оперативной памяти рядом авторов (127,128) позволили сделать вывод о том, что серьезные возрастные изменения проявляют себя тогда, когда требуется значительная переработка информации на входе, когда пожилому человеку одномоментно предъявляется большой объем информации, когда материал сложен и им необходимо манипулировать.

Самые существенные возрастные изменения были обнаружены в долговременной памяти. В классическом исследовании (135) сравнивались результаты тестирования старых и молодых людей в задании запоминания серии слов в условиях: 1) воспроизведения; 2) узнавания (узнавание – как выбор правильного слова среди альтернатив). Результаты обнаружили возрастные различия в воспроизведении, но не в узнавании. Авторы предположили, что старые люди имеют ухудшение не в утилизации новой информации, но в извлечении следов из долговременной памяти. Эти и последующие исследования (111) подтвердили тот факт, что у стариков остаются более сохранными процессы узнавания по сравнению с процессами воспроизведения. Полученные данные могут быть использованы при разработке методов коррекции легких нарушений памяти у пожилых людей.

Различия в узнавании и воспроизведении у старых людей являются важным свидетельством того, что когнитивные ресурсы, необходимые для переработки информации, снижаются с возрастом. Были получены данные, согласно которым, возрастные различия оказываются более выраженными при выполнении заданий, которые предполагают меньше подсказок, намеков и другой помощи извне (так называемой “поддержки среды”) в процессе заучивания и извлечения следов из долговременной памяти. Задания на узнавание предполагает большие возможности внешней помощи и старые люди выполняют их лучше (84). Позитивное влияние внешней помощи обнаруживается и при заучивании серии слов и проявляется при этом в облегчении группировки слов в категории. Вероятно, старые люди испытывают затруднения в использовании в мнемотехники, группировки, организации и осмыслении материала для последующего его запоминания и им требовалась для этого внешняя помощь. В то же время они лучше справляются с ситуациями, включавшими автоматические процессы. Любое увеличение сложности запоминаемого материала в первую очередь затрудняет процессы долговременной памяти у стариков. Эти данные позволили исследователям сделать вывод о том, что произвольное запоминание затруднительнее для стариков, чем непроизвольное (95).

Скорость переработки информации является другим важным источником возрастных различий. Старые люди справляются с заданием намного хуже, когда информация предъявляется быстрее или когда интервал времени, данный для воспроизведения, короче (127). Если контролировать скорость предъявления материала или ослабить временные лимиты для воспроизведения, возрастные изменения в области памяти можно значительно нивелировать. Отвлечение внимания, волнение в процессе выполнения задания в большей мере оказывают влияние на стариков, чем на молодых.

Существует относительно мало исследований воспоминаний у старых людей, воспроизведения событий далекого прошлого. Старые люди воспроизводят исторические события так же хорошо или лучше, чем молодые люди (81) возможно потому, что в прошлом у них было больше времени для ознакомления с информацией. Исследователи изучали ответы на вопросы об известных политиках и артистах. Старым и молодым людям задавали вопросы, касаемые идентификации информации об этих знаменитых людях. Если испытуемый не мог назвать имя, его спрашивали: может быть ответ “крутится у вас на языке?”(то есть может быть вы знаете ответ, но не можете его сейчас припомнить?). Когда испытуемому казалось, что он знает ответ, испытуемый (старый или молодой) мог выбрать правильное имя из большого списка имен. Старые люди в большей степени, чем молодые имели такие ответы (которые “крутятся на языке”), но они также имели больший объем знаний, чем молодые. Авторы на основе этих исследований (104) выдвинули предположение о том, что эффективность воспроизведения старой информации у пожилых людей также высока, как у молодых, принимая во внимание тот факт, что они дольше хранили эту информацию в памяти, а, следовательно, имели больше времени для ее сортировки.

Очень интересны данные о том, как старые люди сами оценивают свои способности. Этот аспект памяти назван “метапамять” и включает в себя знания и оценку людьми памяти. Старые люди отмечают многие проблемы, связанные с памятью (86). Но то, что люди говорят о своей памяти, может не быть надежным индикатором дефицитарности. У здоровых пожилых людей, связь субъективной оценки памяти и реальной деятельности крайне незначительна. Но это было получено методом поперечных срезов, то есть старые люди, оценивавшие свою память, делали сравнения с тем, какой она была в прошлом, а исследователь оценивал их ответы по тестам, проводимым в настоящее время.

Депрессии существенно влияют на то, как люди оценивают свою память. Депрессии обуславливают негативные оценки себя и своих способностей. Среди стариков и даже молодых, жалобы на снижение памяти обычно коррелировали с депрессией, а не с актуальной дефицитарностью в области памяти (86,149).

Вопрос о характере и величине возрастных изменений памяти может быть прояснен при исследовании влияния тренировки на процессы памяти. Сам факт улучшения выполнения в результате тренировки позволяет предположить, что по крайней мере часть дефицитарности, наблюдаемой в старости, обусловлена обратимыми факторами. Были использованы и оценены разные стратегии тренировки памяти (например: разбивка списков слов на категории, стратегия использования зрительных ассоциаций; таких, как их подчеркивание или соединение). Они дали очень хорошие результаты (149). Сочетание обучения релаксации с обучением мнемотехники является самой лучшей стратегией улучшения памяти пожилых (149).

Наиболее интересные исследования по тренировке памяти были проведены Балтесом с сотрудниками (70,74,139). Эти исследования использовали подход “testing – the – limits”, который дает возможность исследовать величину пластичности или потенциала для улучшения памяти пожилых людей, а также лимиты, налагаемые процессом старения. Молодые и старые люди обучались использовать классическую мнемотехнику, согласно которой новый материал ассоциировался со знакомым местом или категорией. Затем их просили использовать мнемотехнику для запоминания списка цифр или слов. Все (старые и молодые) испытуемые были способны выучить очень длинные списки слов. Если же условия запоминания значительно затруднялись (например, возрастала скорость предъявления новых единиц для запоминания), молодые люди оказывались в значимом преимуществе по сравнению со стариками. Эти данные позволяют сделать следующие выводы: 1) способность к запоминанию относительно пластична у стариков; 2) старость накладывает некоторые ограничения на выполнение задания в стрессовых условиях или в условиях помех.

В целом, возрастные изменения памяти в старости естественны. И здоровые старые люди должны ожидать, что они могут не вспомнить слово или имя, или что им потребуется больше времени на заучивание новой информации. Но старые люди могут успешно использовать целый набор практических способов улучшения памяти (например, организацию заучиваемой информации, использование мнемотехник, профилактика отвлечения или стрессов при заучивании нового материала и отведение большего времени для заучивания или воспроизведения материала) (149).



Наиболее полный и системный анализ исследований памяти пожилых людей был проведен Г. Крайг (29). Им мы закончим раздел о памяти.

Сенсорное хранилище. Сенсорное хранилище – это очень кратковременная зрительная или слуховая память, удерживающая поступающую на вход сенсорную информацию в течение нескольких секунд до начала ее обработки. По-видимому, пожилые люди способны принимать и удерживать все же чуть меньше информации, чем молодые. В среднем, их объем восприятия несколько меньше, особенно когда два события происходят одновременно. Причины этого еще не вполне ясны. Возможно, у пожилых людей хуже работают зрительная и слуховая системы. Может быть, у них снижается избирательность внимания или способность к распознаванию паттернов. А может быть, у них просто ниже мотивация, необходимая для успешного выполнения задач, требующих повышенной точности. В любом случае, незначительная утрата сенсорной памяти, наблюдаемая в старости, вряд ли будет очень заметна в повседневной жизни. В жизни большинство предметов и явлений можно рассматривать дольше, чем в лабораторных экспериментах, где на это отводятся доли секунды. Исключения составляют дорожные знаки, распознавание которых может вызвать некоторые сложности у пожилых водителей (29).

Первичная память (кратковременная память). Первичная память – хранилище с ограниченным объемом. В ней находится только то, что у человека в настоящий момент “в мыслях”. Большинство исследований не обнаружило существенных различий между первичной памятью молодых и пожилых людей (29).

Вторичная память (долговременная память). По сравнению с сенсорной и первичной памятью, во вторичной памяти, как показывают исследования, наблюдаются очевидные возрастные различия. Согласно работам, посвященным изучению процессов заучивания и воспроизведения, пожилые люди часто запоминают меньше слов из списка и меньше деталей рисунка. Но что является причиной этих различий: уменьшение объемов памяти или изменение процессов запоминания и припоминания? В некоторых исследованиях памяти указывается, что у пожилых людей, по-видимому, ниже эффективность организации, повторения и кодирования запоминаемого материала. Однако после тщательного инструктирования и небольшой практики они справляются с этими операциями существенно лучше. Даже самые старые (те, кому около восьмидесяти) выигрывают от такой тренировки. Эффективность обучения, однако, не безгранична. Даже после тренировки людям за семьдесят не всегда удается достичь уровня молодых взрослых. Согласно некоторым исследованиям, в которых сравнивалась память старых и молодых людей, обучение на самом деле только увеличивает разрыв в результатах, потому что молодым обучение дает больше, чем старикам. Это позволяет заключить, что резервные возможности развития у пожилых людей меньше, чем у молодых взрослых, по крайней мере, в том, что касается определенных навыков. Короче говоря, старые люди имеют меньше возможностей для совершенствования, или по-другому, обладают меньшей пластичностью (29).

Третичная память. Третичная память, или память не отдельные события, по всей видимости, сохраняется у пожилых людей практически полностью. В самом деле, согласно некоторым исследованиям, пожилые люди лучше припоминают подробности исторических событий, чем люди более молодые. Это особенно касается исторических событий, в которых старики непосредственно участвовали, а молодые взрослые узнали о них только из вторых рук. Следует также отметить, что пожилые люди, как и все остальные, различаются по уровню мнемических способностей. Более образованные люди обычно лучше выполняют тесты памяти. А люди, активно занимающиеся интеллектуальным трудом, выполняют эти тесты лучше тех, кто им не занимается.

В общем, в таких видах памяти, как сенсорная, первичная (кратковременная) и третичная (на отдаленные события), сколько-нибудь существенных возрастных различий у взрослых людей не обнаружено. Такие различия обнаружены во вторичной (долговременной) памяти, но и они зависят от ряда факторов, не связанных с возрастом. Пожилые люди, действительно, могут показать плохие результаты в тестах памяти, если для выполнения заданий требуется применение непривычных приемов организации повторения запоминаемого материала. Большинство из них, однако, улучшит свои результаты после обучения этим приемам. Кроме того, память пожилых людей избирательна: более интересный и значимый материал они запоминают легче (29).

Исследования изменений в поздней старости (70-90 лет) по типам памяти обнаружили следующие закономерности: особенно страдает механическое запечатление; лучше всего сохраняется логическая память; образная память ослабевает больше, чем смысловая, но при этом запоминание сохраняется лучше, чем при механическом запечатлении; основой прочности памяти в старческом возрасте являются внутренние смысловые связи; ведущим видом памяти становится логическая память (17).
Мудрость.

Это загадочное качество является, пожалуй единственным неоспоримым преимуществом старости перед другими возрастами. Единства взглядов на этот феномен нет, однако наибольшим авторитетом в области исследования мудрости пользуется школа Пола Балтеса. Согласно определению, выдвинутому этой школой, мудрость – это экспертная система знаний (то есть полученная опытным путем), ориентированная на практическую сторону жизни и позволяющая выносить взвешенное суждение и давать полезные советы по жизненно важным вопросам. Экспертные знания, которые ассоциируются с мудростью, разделяются на пять категорий: фактуальные знания (позволяющие дать примеры возможных ситуаций, варианты выбора); процедурные знания ( определяющие стратегии сбора информации, принятия решений, анализ целей и средств); контекстуальные знания (знания возрастного, культурного и индивидуального контекстов для разных периодов и различных сфер жизни); знания, учитывающие относительность ценностей (различий личных и сторонних ценностей, культурно – исторический релятивизм, возрастную динамику ценностей); знания, учитывающие неопределенность (отсутствие идеального решения, оптимизации соотношения “приобретения – потери” и т.п.)(29,71).

Категории мудрости, выделенные П.Балтесом и его сотрудниками достаточно абстрактны и обобщены. Их трудно понять и, вероятно, требуется удачная метафора, которая хотя бы частично помогла за этими схематичными понятиями усмотреть феноменологический смысл мудрости. В качестве такой метафоры уместно вспомнить притчу о завещании царя Давида, в котором дано описание мудрости как единства справедливости, разумности, доброты, душевного покоя и бесстрашия. По завещанию царя Давида справедлив тот человек, который свободен от власти чувств и поступает всегда так, как будто мир существует независимо от него (“Мир существует, а Я не существую”); разумен тот человек, который понимает относительность своих знаний о мире и ищет истины не в мире, а в самом себе (“Существую Я, а мир не существует”); добр тот человек, который не стремится к господству, а действует сообразно порядку, существующему в мире (“Мир существует, и Я существую, Я растворяюсь в мире”); счастлив тот, кто знает, что желания человеческие ненасыщаемы, кто понимает, что содержит весь мир внутри себя – ему не может чего-либо не хватать (“Мир существует, и Я существую, весь мир растворен во мне”); бесстрашен тот, кто познал цену и радости, и печали и не боится ни смерти, ни бессмертия.

Пол Балтес и его коллеги много лет посвятили изучению такого сложного предмета, как мудрость, чтобы построить модель ее развития и определить ее характеристики. Согласно Балтесу, можно выделить пять основных свойств мудрости. Во-первых, мудрость связана, главным образом, с решением важных и сложных вопросов. Часто это вопросы, касающиеся смысла жизни. Во-вторых, уровень знаний, суждений и советов, отражаемый в мудрости, исключительно высок. В-третьих, знания, связанные с мудростью, необычайно широки, глубоки и сбалансированы, и могут применяться в особых ситуациях. В-четвертых, мудрость сочетает в себе ум и добродетель (характер) и используется как ради личного благополучия, так и для пользы человечества, В-пятых, хотя достичь мудрости нелегко, большинство людей распознают ее без труда (29).

В более поздних публикациях П. Балтес (139) указал, что только 5 % пожилых людей были оценены им и его сотрудниками как мудрые, причем эти 5 % были равномерно распределены между различными периодами поздней зрелости и старости.

Другими исследователями (82) был отмечен еще один аспект мудрости – большую гибкость в трансформации и аккомодации жизненных целей к новым условиям и обстоятельствам. Пожилые люди легче смиряются с неизбежным и более, чем в молодости, предпочитают удовлетворительную жизнь иллюзорному счастью.



В отечественной литературе исследования мудрости носят описательный характер. Отмечают, что мудрость предполагает осмысление и принятие прожитой жизни, принятие старости как важного этапа жизненного цикла. Отмечают, что мудрость предполагает не только сохранный интеллект, но и твердый характер: мудрый старец, давая совет по жизненно важным вопросам, способен взять на себя ответственность за этот поступок. Это, вероятно, возможно за счет того, что в некоторых случаях в старости возникает способность к обобщению чрезвычайно многостороннего, широко развертывающегося и все нарастающего опыта. Осмысленный, хорошо члененный опыт укрепляет способность к системному мышлению, к более всестороннему охвату сложных явлений и может вознести человека на такую высоту духа и такую высокую точку обзора, где все обыденные проблемы не достигают и слабого приближения к дальним горизонтам жизни.


Каталог: images -> files
files -> Урок по изучению творчества Е. И. Замятина и истории публикации романа «Мы». На последующих уроках будут рассматриваться темы: «Судьба личности в тоталитарном государстве»
files -> Программа Семейное воспитание в условиях детского дома как средство успешной социализации
files -> Рабочая программа «От рождения до школы»
files -> Межведомственная комиссия совета безопасности республики татарстан по противодействию злоупотребления наркотическими средствами и их незаконному обороту
files -> Программа дошкольного образования от рождения до школы москва мозаика-синтез 2010
files -> Уголовное право в ожидании перемен теоретико-инструментальный анализ
files -> Концепция профилактики вич/спида в образовательной среде


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   27


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница