Локальное сообщество в поисках территориальной идентичности: культурологический подход



Дата09.02.2018
Размер63.5 Kb.

Опубликовано: Историческая география: теория, методы, инновации:

материалы III международной науч. конф. /Санкт-Петербург. 23-25 апреля, 2007г.) –

СПб.: ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2007. – С. 424-429.
Локальное сообщество в поисках территориальной идентичности: культурологический подход.

Изучение регионов сегодня ведется в различных аспектах: геополитическом (в контексте пробл***ем глобализации и регионализации), в социологическом (анализируется деятельность социальных групп, прежде всего - политических элит), в историко-краеведческом (описыва­ются специфические особенности жизни в данной территории), демогра­фическом (рассматриваются проблемы расселения населения, размеще­ния трудовых ресурсов, характера и динамики миграций). В этом далеко не полном перечне направлений региональных исследований в самое последнее время наметилась еще одна важная составляющая - изучение региональной культуры.

Специфика исследований региональной культуры заключается в том, что они в большой степени смыкаются с историко-краеведческими, делая акцент, по преимуществу, на культурные традиции отдельных народов или групп населения, закрепившиеся в их повседневном бытии, на исто­рии открытия или бытования отдельных артефактов, уточняя факты био­графии отдельных деятелей региональной истории. При всей значимости такого рода исследований актуальным видится рассмотрение генезиса, структуры, функционирова­ния, логики развития региональной культуры, дающее представление о закономерностях существования данного феномена внутри культуры России. Речь идет о новом направлении культурологических исследований - региональной культурологии, для которой объектом исследования становится конкретный регион как един­ство, продуцирующее особый тип национальной культуры, как формы бытия национальной культуры, которая является необходимым условием существования локального социума и служит основой для самоиденти­фикации его жителей.

Помимо явных географического и админи­стративно-экономического аспектов, в изучении региона существует аспект социокультурный. Регион как единица целой страны может быть осмыслен,*** в том числе,*** и как «ментальная конструкция», то есть как представление о кон­кретном, географическом пространстве, закрепленное в сознании людей. В таком контексте проблема освоения территории становится, в том чис­ле, и актом ее «присвоения».

В силу того, что в различных областях наличествовали разные природно-географические условия, возникают первоначальные различия в бытовом и хозяйственном укладе, а кросскультурные связи местного и пришлого населения становятся одним из факторов, обусловли­вающих специфические формы жизни. Так,*** постепенно на единой территории России, в единых административных границах русского государст­ва, людьми, осознающими свое единство с центральной Россией, рожда­ются особые формы культурной жизни. Можно было бы сказать, что про­исходит процесс становления новых культур, но это не совсем так. Это,*** скорее,*** процесс возникновения вариантов единого инварианта - русской культуры. Таким образом, можно предположить, что фактически форми­руется и начинает существовать, постепенно выделяясь из общего мира русской культуры, не порывая с ним, особая культура – региональная. Но достаточно длительное время носители этой культуры не осознают ее как нечто особенное. В этом состоит специфичность региональной куль­туры. Она становится, прежде всего, как формой бытия (специфической формой существования социума и человека в определенных пространст­венных координатах, опирающаяся на историческую традицию, форми­рующая систему ценностей, продуцирующая тип личности). В таком каче­стве она может продолжать существовать достаточно долго, не акценти­руя свою специфичность как характеризующую локальный социум. Толь­ко поднявшись до уровня самосознания, она превращается в региональ­ную культуру (другое дело, что процесс вызревания самосознания куль­туры может занимать длительный период). В этом кроется известная па­радоксальность региональной культуры как феномена, существующего на значительных этапах своего развития и «внутри» национальной культуры и «наряду» с ней.***

В процессах осмысления региона как специфического историко-географического пространства необходимо учитывать, как происходит процесс его «выделения» из общего мира национальной культуры. Осо­бую роль начинают играть адаптивно-адаптирующие меха­низмы культуры, действие которых можно обнаружить, если обратиться к историческому опыту отдельных людей и микро-сообществ. Содержа­тельный анализ географической среды дает материал об адаптации к конкретным природным условиям, выработавшейся на протяжении исто­рического развития отдельной культурной общности и нашедшей свое воплощение в формах духовного освоения мира и в материальных арте­фактах; обращение к исторической географии позволяет проанализиро­вать феномен межкультурной коммуникации; описание ценностно-нормативной системы, транслируемой обществом индивиду и усваивае­мой (или не усваиваемой) им, делает возможным связать воедино «ядро» культуры и его актуальное состояние; обращение к социально-психологическим особенностям личности открывает способы самоиден­тификации личности и формы ее самоактуализации в конкретной истори­ческой ситуации.

Для описания данного явления введем термин «материнская культура». Мы будем использовать его как синоним «русской культуры центрально-европейской России». Другой используемый нами термин - «региональная культура».*** Традиционно его использовали для обозначения культур, находящихся на определенных территориях, по преимуществу - в других странах.*** Специфика культуры связывается с региональной спецификой конкретной историко-географической области (культура Востока, культура Запада, или - анализ особенностей отдельных культур, например, Латинской Америки или Франции). Мы предлагаем использовать этот термин для описания мно­гообразия культур, находящихся внутри России. Региональная культура генетически связана с национальной культурой, соотношение нацио­нальной культуры и ее регионального варианта может быть рассмот­рено как связь общего и особенного. Эта связь носит диалектический характер, на разных этапах и уровнях их взаимодействие проявляется по-разному: то определяющим «лицо культуры» становится общенациональ­ная, то региональная культура.

Для того чтобы в конкретной территории сложилась своя региональ­ная культура, «материнская» культура должна пройти несколько этапов. Первый - это включение данного географического пространства в по­ле освоения «материнской» культуры. Так, ситуация «открытия» в той или иной степени характерна для многих регионов России: осваиваются Урал, Сибирь, Дальний Восток, Юг России, в более позднее время - территория Восточной Пруссии - Калининградская область. Второй этап - это ос­воение новой родины переселенцами (миграция населения из Централь­ной России и Русского Севера на Урал и дальше в Сибирь, освоение юж­норусских земель казаками, украинцами, белорусами). На этом этапе происходит физическое и символическое включение территории в состав России. «Физическое» - включение территории в административный состав русского государства - намного предшествует «символическому». «Символическое» - обретение смысла существова­ния людей, связанного с местом их жизни, с представлением о роли, ко­торую призвана играть данная территория в судьбе страны (быть кладо­вой природных богатств, как Урал или Сибирь, выполнять функцию охра­ны рубежей, южных, восточных или западных) - приходит позже, тогда, когда люди активно осваивают территорию в ходе практической деятель­ности и начинают ее осознавать как «свою».

Жители из разных областей страны, являясь носителями, с одной стороны, «материнской» культуры, с другой, привнесенных в нее особен­ностей, связанных с местом прежнего проживания (это лучше всего пред­ставить на примере языка, существующего как единый, общий для всех носителей, и диалектный, характерный для данной местности), стремятся адаптироваться к конкретным формам существования, однако сохраняют в различных культурных формах (от одежды и жилища до языка и обряд­ности) черты прежней жизни.

На следующем этапе начинает осознаваться «связь с местом», выра­жающаяся в определенных способах хозяйствования, в организации со­циальной жизни. Вступая в межкультурную коммуникацию с коренными народами и переселенцами из других регионов, люди начинают осозна­вать собственную идентичность именно как людей, живущих в данном пространстве.*** На этом этапе формы жизни еще несут особенные черты тех мест, из которых переселились люди. Этот этап можно рассматривать как переходный от культуры региона к региональной культуре.

Четвертый этап отличается тем, что люди, живущие в конкретной тер­ритории, воспринимают ее как свою родину, происходит обретение ре­гиона как «смысла-для-себя». Характер производства и социальной жизни, осознание собственной особенности и значимости в судьбе страны, сформировавшийся этн***ос и нашедшие свое воплощение эстетические ценности - все это дает право называть культуру жителей конкретного региона региональной.

Следующий этап связывает национальную и региональную культуру новыми по характеру связями, не представляя себя вне «большого цело­го», регион ощущает собственную значимость и стремится влиять на судьбу «целого». Таким образом, он на этом этапе превращается в фор­му существования национальной культуры, одновременно обеспечивая ее развитие, сохранение внутреннего динамизма. Другой формой влия­ния региона может быть исполнение им специфической хозяйственно-экономической роли (например, обеспечение выхода к Балтийскому морю или к Тихому океану), иногда с политическим оттенком («уральский» или «петербургский» след в политической истории современной России). Еще одно проявление подобной тенденции связано со стремлением предста­вителей региональных культур оказывать влияние на изменение духовно­го климата в стране в целом. На наш взгляд, такой феномен русской культуры 70-х гг. XX в. как появление сибирских писателей-«деревенщиков» стал не только явлением в искусстве, но и выступил ин­дикатором нравственного состояния общества.***

Интересно, что не всякий регион продуцирует свою, региональную культуру. Так, можно говорить о региональной культуре применительно к Уралу, Сибири, Югу России. Однако области центральной России, на наш взгляд, не мо­гут быть рассмотрены как феномены региональной культуры, исторически они находятся в рамках «материнской» русской культуры. Даже в обы­денном сознании слова «русская культура» закреплены географически: они ассоциируются с центральной Россией, тем, что называлось Моско­вией. Отдельными территориями можно назвать Русский Север, который воспринимается как квинтэссенция русской культуры, связанный с другим древнерусским центром - Новгородом, и собственно столичные центры - Москву и Петербург.

Принадлежащие региональной культуре личности и произведенные в ее рамках артефакты становятся определенным образом маркированны­ми: они получают статус атрибутов данной культуры. Не отрицая их на­циональной принадлежности (феномены русской культуры), они стано­вятся еще и региональными репрезентантами. Это наличествует в лично­стных характеристиках (например, закрепленные в обыденном сознании - «мо­сквич», «петербуржец», «сибиряк», «донской казак») и в артефактах (кам­нерезное искусство как визитная карточка Урала).

Отправной точкой в анализе региона становится специфика географической среды. Природно-климатические условия, наличие тех или иных полезных ископаемых, особенности ландшафта - все это ста­новится серьезными предпосылками для развития определенного типа жизнедеятельности и способов хозяйствования на данной территории. Особую значимость на этом этапе приобретают вопросы заселения тер­ритории, взаимоотношений человека и ландшафта, проблемы этногене­за. В каждом конкретном случае регионального анализа эти общие во­просы наполняются собственным содержанием. Так или иначе,*** уже на уровне дифференциации пространства возникает представление об осо­бенностях возникающей на определенной территории культуры.

Возникающие в процессе преобразования природной среды типы по­селений, особенности застройки, специфика хозяйственно-бытовой дея­тельности и т.п. создают новую, не свойственную собственно ландшафту, но присущую именно миру культуры, среду существования определенного местного сообщества. Другим важнейшим условием, опреде­ляющим облик региональной культуры, является формирующаяся здесь специфика социальных отношений и связей, включающая особенности социальной структуры, социального статуса личности, системы и форм коммуникации. Еще одним элементом, характеризующим ре­гиональную культуру, выступает наличие артефактов как продуктов творчески-преобразующей деятельности локального социума.

В содержательном смысле региональная культура раскрывается через характеристику специфики мироощущения и миропонимания членов регионального сообщества, особенности картины мира, идентич­ности и самосознания личности и локального социума, посредством фор­мирования системы знаков и значений.

Природная среда оказывается освоенной человеком не тогда, когда начинается хозяйственная деятельность на определенной территории, но тогда, когда происходит «символическое присоединение» места. Семио­тическое исследование топохронов (определенных культурных миров в заданных пространственно-временных координатах) позволяет реконст­руировать процесс символического освоения места жизни, дает возмож­ность обозначить «вертикали» и «горизонтали» культурного ареала, вы­явить закрепленные во времени и пространстве ценностно-значимые ориентиры.

Важным компонентом анализа региональной культуры является, с нашей точки зрения, опи­сание сложившихся образов мира пространства (прошлого и настояще­го), конкретных исторических личностей и легендарных героев, почитае­мых на данной территории. Появляется возможность уточнить само поня­тие «регион», включив в него не только пространственные и экономиче­ские характеристики, но и представление о неком множестве людей, об­ладающих при всей их индивидуальной различности некими общими ка­чественными характеристиками. В пространственно-временных коорди­натах на конкретной территории складывается определенный способ жизни, который, по-нашему мнению, придает краю единство и формирует в его жителях специфическую региональную идентичность.

Под региональной идентичностью мы понимаем характеристику связи, которую ощущает житель определенной территории (региона) с местом его жизни, и типа личности, который формируется на дан­ной территории и в деятельности которого находит выражение «дух региона». Эта связь с местом может носить явный или скрытый характер, но обязательно оказывает воздействие на существование человека. При этом для отдельного индивида проблема внутренней идентичности (на­сколько я как человек, живущий в данной территории, осознаю себя ее частью) может и не быть глубоко значимой (зачастую достаточно ощущать свою привязанность к месту) и носить неосознанный или не­рефлексивный характер. В то же время внешняя идентичность (быть для себя и для других представителем данного региона), как правило, осоз­нается и воспринимается человеком как составной элемент его собствен­ной личности.***

Ценность «места жизни» приобретает особую значимость для локального сообщества (людей, живущих в данной территории). Под региональным самосознанием мы понимаем осознание, то есть целостную оценку региональным сообществом самого себя, специфики своего су­ществования, роли и места в жизни страны, понимание целей, движу­щих сил и мотивов своего развития. Осознание принадлежности к определенному региональному сообще­ству может быть рассмотрено как составной элемент самосознания инди­вида и социума вообще. Это осознание может быть представлено как многокомпонентная структура: от ощущения близости определенной группе людей, проживающих на данной территории (образу жизни, ценно­стной системе, традициям, историческим корням) через понимание и осознание общности судьбы к осмыслению регионального сообщества, к которому принадлежат люди, как самостоятельного субъекта действия.

Интересно, что феномен регионального самосознания типологически близок довольно хорошо изученному в науке явлению этнического само­сознания, с той лишь разницей, что региональное сообщество по пре­имуществу полиэтнично и создало на протяжении своей истории свои формы жизни единства этносов в многообразии.

Раскрывая специфику самосознания людей, живущих в определенной территории, мы тем самым создаем предпосылки для описания артефак­тов, свойственных данной региональной культуре, на новом уровне - именно как репрезентантов определенного способа мироотношения и мировосприятия.

Поскольку региональная культура формируется на основе националь­ной культуры и понимает ее как свое внутреннее ядро, постольку адапта­ция «материнской» культуры к определенным условиям человеческой жизни может быть рассмотрена как первый опыт коммуникации. Такой тип коммуникации можно описать через возникающие в региональной культу­ре артефакты (одежду, жилище, бытовую утварь и пр.). Этот тип комму­никации присущ первому этапу взаимодействия «материнской» культуры и новым пространственно-географическим условиям ее существования. Результатом этого процесса становится включение в актуальную культу­ру людей (переселенцев и местного населения) новых форм жизнеустроения, и, как следствие, формирование системы описания этих новых форм. Более отчетливо это видно в языке, активно заимствующем «име­на» для описания повседневности.

Следующий уровень коммуникации связан с процессом духовного ос­воения действительности, формированием символических систем. Чело­век, осваивая определенное пространство жизни, вступает в диалогиче­ские отношения с природным миром, с коренными насельниками данной территории, с другими «пришлыми» людьми, с миром «духовных сущно­стей». В ходе этих множественных связей формируются мифологические представления о реальности, создаются символические системы.

Для осознания собственной идентичности требуется понимание еди­ного символического ядра, служащего объединяющим началом для жи­телей той или иной территории. Символами, репрезентирую­щими определенное сообщество и служащими знаками его консолида­ции, могут стать закрепленные в географическом пространстве арте­факты (крепости, храмы, различные типы поселений, административно-хозяйственные учреждения); закрепленные в социальном пространстве человеческие типы (которые объединяют характерные черты личности, воспитанной в определенных исторических условиях на данной террито­рии); закрепленную в ментальном пространстве официальную симво­лику, представляющую регион. Процесс символизации пространства жиз­ни становится условием существования социума как единой системы. Это необходимое условие коммуникации, в ходе которой происходит своеоб­разная дифференциация мира жизни на «свой» и «чужой».



Результатом этой символической деятельности можно считать фор­мирование языка как свидетельства завершенной духовной освоенности жизненного пространства. Для региональной культуры характерно фор­мирование особых языковых форм (фонетических, лексических, синтак­сических), позволяющих описывать реальность максимально точно, и зафиксированное в говорах. В языке жителей отдельного региона можно обнаружить несколько пластов: один связан с общерусской лексикой, адаптированной к условиям жизни, другой представляет собственно язы­ковое творчество русских поселенцев, третий - заимствования у других народов, населявших край. Взаимоотношение языковых пластов может рассматриваться,*** в том числе,*** и как модель коммуникации в региональной культуре.

Рассмотрение специфики формирования и функционирования региональной культуры позволяет по-новому взглянуть на культуру страны в целом. Россия представляет собой единство разнородных элементов: этнокультурных и поликультур­ных (региональных) общностей. Идентичность россиянина - это напластова­ние культурных знаков и значений, усвоенных в процессе жизни. При этом особую значимость приобретает непротиворечивость универсаль­ных и личных смыслов. Освоение культуры России каждым конкретным ее жителем ведется через обретение личных смыслов, опосредованных локальным сообществом. Региональная культура становится тем адап­тивным механизмом, который объединяет национальные и наднацио­нальные ценности, обеспечивая идентификацию россиянина. Изучение региональной культуры как структурообразующего элемента культуры России позволяет сформировать национальную идентичность, дает возможность человеку обрести непосредственную связь с миром, осоз­нать себя частью большого целого.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница