Литература по курсу Материалы итогового контроля Политика выставления оценок


Эпоха нерегулируемых рыночных отношений



страница52/121
Дата11.03.2018
Размер2.92 Mb.
ТипЛитература
1   ...   48   49   50   51   52   53   54   55   ...   121
Эпоха нерегулируемых рыночных отношений ознаменовала начало новой школы политической экономии, которая получила название классической. Такое название она получила, прежде всего,

звание классической. Такое название она получила, прежде всего, за научный характер многих ее теорий и методологических положений, лежащих и в основе современной экономической науки. Впервые термин «классическая политическая экономия» употребил К. Маркс для того, чтобы показать ее специфическое место в буржуазной поли­тической экономии. И состоит она (специфика), по Марксу, в том, что классическая политическая экономия исследовала действительные производственные отношения буржуазного общества.

В развитии классической политической экономии можно выде­лить четыре этапа:


  • первый этап охватывает период с конца XVII века до начала второй половины XVIII века. Это этап существенного расширения сферы рыночных отношений, аргументированных опровержений идей меркантилизма и его полного развенчания. Главные представи­тели этого этапа У. Петти и П. Буагильбер выдвинули трудовую тео­рию стоимости, в соответствии с которой источником и мерилом стоимости является количество затраченного труда на производство той или иной товарной продукции или блага. Осуждая меркантилизм и исходя из причинной зависимости экономических явлений, основу богатства и благосостояния государства они видели не в сфере обра­щения, а в сфере производства;

  • второй этап охватывает период последней трети XVIII века и связан с трудами А. Смита. Его «экономический человек» и «невиди­мая рука» провидения убедили не одно поколение экономистов о ес­тественном порядке и неотвратимости независимо от воли и сознания людей стихийного действия объективных экономических законов;

  • третий этап приходится на первую половину XIX века, когда в ряде развитых стран завершился промышленный переворот. В тече­ние этого периода последователи А. Смита подвергли углубленной проработке и переосмыслению его основные идеи и концепции, обо­гатили школу принципиально новыми и значимыми теоретическими положениями;

  • четвертый этап охватывает период второй половины XIX века, в течение которого Дж. С. Милль и К. Маркс обобщили лучшие дос­тижения науки. Также к этому времени уже обретали самостоятель­ное значение новые, более прогрессивные направления экономиче­ской мысли, получившие впоследствии название «институциона-лизм».

На рубеже XIX и XX веков сложились конкретно-исторические условия, положившие начало новому направлению экономической мысли - институционализму.

В основе термина «институционализм» лежит одно из толкований понятия «институт». Последнее рассматривается в качестве первич­ного элемента движущей силы общества в экономике и вне ее. К «ин­ститутам» относят самые разнообразные явления (государство, семья, предпринимательство, религия, нравы и т.д.), предопределяющие обычаи, привычки, этику, правовые решения, общественную психо­логию и главное - эволюцию экономики.



Институционализм в качестве предмета своего анализа выдвигает как экономические, так и неэкономические проблемы социально-экономического развития. Институционализм характеризуется:

  • неудовлетворенностью высоким уровнем абстракции, присущей неоклассике;

  • стремлением к интеграции экономической теории с другими общественными науками;

  • недовольством недостаточной эмпиричностью классической и неоклассической теорий, призывом к детальным количественным ис­следованиям.

Торстейн Веблен (1857-1929) считал, что:

  • институты - это результаты процессов, происходивших в про­шлом, они приспособлены к обстоятельствам прошлого и, следова­тельно, не находятся в полном согласии с требованиями настоящего времени;

  • необходимо обновление институтов в соответствии с законами эволюции и требованиями настоящего времени, т.е. привычными способами мышления и общепринятым поведением;

  • экономическими мотивами людей являются прежде всего роди­тельское чувство, инстинктивное стремление к знаниям и высокому качеству выполняемой работы;

  • эволюция общественной структуры - это процесс естественного отбора институтов в «борьбе за существование»;

  • критикуя «паразитический» образ жизни финансистов и круп­ных предпринимателей, ратовал за дальнейшую эволюцию общества, сопровождаемую реформированием;

  • в результате реформ осуществится установление «нового поряд­ка», руководство которого будет передано специальному «совету техников» и «индустриальная система» перестанет служить интересам монополистов, поскольку мотивом технократии и индустриалов явится не денежная выгода, а служение интересам всего общества. Джон Р. Коммонс (1862-1945):

  • приоритетное внимание уделял юридическо-правовым инсти­тутам, стремясь сделать систему бизнеса эффективной настолько, чтобы она заслуживала сохранения;

  • выдвинул положение о проведении государством реформ в об­ласти законодательства и создании правительства, предоставленного лидерами различных «коллективных институтов»;

  • был убежден в необходимости создания такого правительства, которое было бы подконтрольно общественному мнению и осущест­вляло демонополизацию экономики;

  • рассматривал проблемы, вызванные усилением социального конфликта из-за монополистической конкуренции предпринимате­лей;

  • полагал, что государственные правовые решения в рамках эко­номических реформ устранят противоречия и конфликты в обществе, ознаменуют переход к стадии административного капитализма.

Дополнительная литература

  1. Алле М. Современная экономическая наука и факты. - М., 1994.

  2. Гэлбрейт Дж. К. Экономические теории и цели общества. - М, 1999.

  3. Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли (от про­роков до профессоров). - М., 2000.

  4. Селигмен Бен Б. Основные течения современной экономической мысли.-М., 1998.

  5. Шумпетер Й. Теория экономического развития. - М., 2002.



Тема 24. ФИЛОСОФИЯ И ТЕХНИКА

  1. Основные периоды развития техники.

  2. Взаимоотношение техники с другими сферами жизни.

  3. Ограничительная политика культа техники.

С древнейших времен человечество пыталось освоить природу, сделать ее более открытой для удовлетворения своих потребностей,

достичь того, чего природа достичь не в состоянии без посторонней помощи. Еще в XII веке в качестве движущей силы стало применять­ся водяное колесо, вращаемое падающей водой, была изобретена ручная прялка, а в XV веке - самопрялка, с помощью которой нити одновременно скручивались и наматывались. У древних греков тех­ника рассматривалась как часть теоретического знания самого высо­кого рода. Для греков функция техники, совершенствующая природу, есть искусство, точнее, искусность, «мастерство делания» - techne. Для всех поэтов и прозаиков античной Греции характерен оживлен­ный интерес к технике, с которым они описывают, изображают в кам­не сам процесс. Например, у Гомера находим описание того, как Ахиллесу выковывает щит Гефест. Геродот описывает творения искусства - канал-ров на Афонском перешейке, мост через Геллеспонт, водопровод на Самосе. Эсхил с особым энтузиазмом отображает передачу сигнала огнем, который так быстро принес новость о победе из Трои в Аргос. А в «Прометее» Эсхил высказывает мысль о том, что огонь не только ведет человека от первобытного состояния к цивилизованному, но и делает его свободным. Любопытно и то, что Эсхил в те далекие времена уловил противоречивую значимость техники для человека: именно он изобразил и демоническое начало техники: принести огонь Прометей смог, только совершив преступление, - украв его из очага богов.

Противоречия в развитии техники, которыми обозначена жизнь современного общества, обозначаются как начало научно-техни­ческой революции, которая означала соединение труда и знаний, ре­шение конфликтов. Первыми в этот этап вступили в 1914-1929 гг. США, затем в 30-50-е и Западная Европа, в 50-60-е и Япония, а затем ряд других малых стран Дальнего Востока. Первый этап - инстру­ментальный, характеризуется, прежде всего, использованием руч­ных орудий. Труд преимущественно ручной, а его инструменты слу­жат продолжением и усилением руки. Технологический процесс пол­ностью зависит от субъективности созидающего человека, неотделим от нее, является абсолютно зависимым от способности человека к преемственности, от его творчества и новаторства. Объектом рацио­нализации здесь служит инструмент и инструментальная технология. Человек, принадлежащий к естественной гармонии язычества, не бе­рет на себя ответственность за рационализацию своей культуры. Он опредмечивает неопредмеченные явления - культуру, природу, соб­ственное будущее, принципиально не относится к соплеменнику как

к объекту, не нарушает гармонию космического континуума. Культу­ра, обряды, мифы - трансцендентны, гармоничны, в них не проникает рациональное мышление. Второй этап связан с появлением ма­шинного труда. Производящий человек дополняет технологический процесс, становится наряду с машиной одним из его элементов. Центр тяжести технологического процесса постепенно смещается в сторону машины. Появляются два типа человека: человек-субъект, для которого освобождение от ручного труда означает возможность возвышения, паразитирующий на достижениях культуры - человек-объект, не стремящийся выйти за рамки технологического процесса и постепенно теряющий качества субъекта. Объектом рационализации служит машина, машинная технология. В процессе своей деятельно­сти человек-объект руководит технологическим процессом или его частью, у него появляется иллюзия субъективности. Он считает себя субъектом собственного бытия и в политике, но онтологически, в ра­ционально-рассудочной религии он считается субъектом. С началом второго этапа к человеческой субъективности предъявляются иные требования. Человек может жить, продолжать род и вне гармонии, не ставя себе здесь высших целей. Он действует и творит в условиях обеспеченности и комфорта, свободы, исходящей из локальной (ци­вилизации) сознания «собственной необходимости», а не сознания своего высокого предназначения. Третий этап связан с автоматиза­цией труда, при которой труд не ограничивается физическими и фи­зиологическими возможностями человека. Здесь и возникают пред­посылки принципиально новой социокультурной ситуации, ядром ко­торой становится технократия - политическая власть технических специалистов, инженерной и научной интеллигенции, основанная на вере в высшую миссию установления несовершенного бытия, созда­ния технотронного рая. Четвертый этап связан с появлением осо­бого качества информационных систем. Рождение нового типа ин­формационных систем стало возможным благодаря выдающимся достижением в области технологии и явилось подлинным событием в мире техники. Производство роботов, которые могут передвигаться и выполнять действия, связанные с манипуляцией, началось в 60-е гг. XX века. А ведь робот - это первая в истории машина, которая заме­нила не только человеческие руки, но и некоторые функции челове­ческого интеллекта. Появилась возможность перехода отдельных островков автоматизации к комплексной автоматизации целых тех­нологических процессов.



Но каково же влияние техники на культурную жизнь общества? Как осуществляется взаимосвязь техники и культуры? В культурном плане принято выделять две духовные причины, придавшие высокий престиж технической деятельности, что и привело к столь огромным результатам. Во-первых, это появившееся уже в период Возрождения представление о человеке как активном преобразователе природы. Во-вторых, это выработанная Просвещением установка на преодоле­ние пассивного созерцания внешнего мира как «божьего творения» и утверждения активной роли разума в постижении реальности и его способности цементировать целесообразные орудия и механизмы воздействия на этот мир. В индустриальном обществе динамика про­изводства выделяется, прежде всего, по объему и количеству - в фи­зическом или денежном выражении. Из области производства эти критерии распространяются и на остальные сферы. Важной предпо­сылкой массовости стала стандартизация, которая охватила не только собственно производственную сферу и образ жизни, включая массо­вую культуру. Некоторые теоретики предполагают свести технику к сумме специальных средств, облегчающих труд и делающих его бо­лее производительным, но не имеющим отношения собственно к культуре. Другие, напротив, полагают возможным рассматривать технику как продукт человеческих идей и целей, формируемых в сфере культуры. В такого рода расхождениях в точках зрения и в соб­ственном отношении к технике как полезному изобретению или как к дегуманизирующей силе - проявление действительного противоречия в статусе техники в системе человеческой деятельности. С одной сто­роны, назначение техники заключается в том, что она обеспечивает удовлетворение человеческих потребностей и без нее само существо­вание человека было бы примитивным. Но вместе с тем техника предстает как средство выхода человека за рамки первичных потреб­ностей и возможностей, которые и связаны собственно с культурой. За рамками собственно производственной необходимости, где ре­шающее значение имеет техника, человек создает искусственную сферу бытия, имеющую духовные измерения, в которых он и реали­зует свои цели и программы. В само содержание техники культура вносит свои проявления. Развитие техники стимулируется отнюдь не только стремлением к удовлетворению собственных витальных по­требностей. Именно духовные потребности вели к созданию мону­ментальной архитектуры или скульптуры, воплощенной в пирамидах, храмах, монастырях, дворцах, памятниках. Дорога и транспортные средства служили не только целям перевозки полезных товаров, но и для общения между народами. Прорыв в научно-технической сфере по своим масштабам привел к тому, что он стал глобальным истори­ко-культурным фактором, определяющим облик человечества и его судьбу. Стало совершенно ясным, что техническая сфера неотделима от культурной, к которой она принадлежит - она многогранна, имеет неочевидное, но глубокое нравственное измерение, связана не только с проблемами субъективности человека", но и с проблемой формиро­вания нового жизненного типа субъективности. Особое место в раз­витии техники занимает информационный процесс, но безальтерна­тивный технократизм, отчуждение от природы приводит к появлению в жизни человека доминанты рационального конструирования. При­мат рассудка над разумом приводит в итоге подлинную природу че­ловека в виртуальную плоскость. Владение собственной субъектив­ностью становится иллюзией. На самом деле человек становится час­тицей им же созданного технического мира. Техника объявляется ос­новным «параметром» культуры, ведущим показателем ее развития. Естественно, техника во многом определяет характер общественных связей и накладывает отпечаток на облик культуры в целом. Но в действительности далеко не всегда соответствует истине простая за­висимость - чем выше уровень техники, тем выше уровень культуры. Культурологический анализ технического прогресса демонстрирует его противоречивую и неоднозначную связь с породившей и питаю­щей его культурой. Вряд ли кто усомнится в том, что техника лежит в основе культуры. Человек обязан ей становлением. Хотя технические устройства - природные тела, все они суть материальные ценности. Каждое из них обладает полезностью, которая не падает с неба, а формируется мастером. И вследствие этого оно не только явление культуры, но и мера культурного общества.

Положительная роль техники была зафиксирована еще много ве­ков назад. Техника децементировала развитие и общественных отно­шений, влиявших на формирование социальных качеств граждан. Скажем, взаимоотношение техники с нравственностью проявляется в возникновении определенных личностных качеств, таких, как пред­приимчивость, организованность, дисциплинированность, ответст­венность, собранность, но также и холодная расчетливость и меркан­тильность, стандартизация поведения и мышления. Любопытны в этом рассуждения X. Ортеги-и-Гассета о влиянии техники на форми­рование типа личности джентльмена, главной чертой которого является обостренное чувство жизненной свободы, основанной на переиз­бытке власти над обстоятельствами. Обеспечивая огромное богатст­во, мощь экономики, она формирует у человека уверенность и обес­печенность, дает возможность «стать в высшей степени индивиду­альным, сосредоточиться на себе и поддерживать собственные силы ощущением полной независимости».

Техника - это особое явление культуры, это сформированная мас­тером природная материя. Тем самым объективный процесс как бы раздваивается на естественный процесс и культурный. Естественный характеризуется единством формы и материала, культурный же -разрывом. Форма оказывается на стороне человека, субъекта, а мате­риал - на стороне природы, объекта. Искусственно созданные мате­риальные устройства, объекты, цивилизации набирают силу и стано­вятся в определенном отношении чуждыми человеку, его культуре. Не менее страшный провал в культуре обнаруживается в тот момент, когда техника приходит в противоречие с природой человека. Культ техники обнаруживает социально-культурную неадекватность разви­тия человека, его индустриальной мощи.

Сегодня получает распространение мысль о том, что техника не только включена в культуру, но и приоритетна в современных циви­лизациях, что приводит к господству технической рациональности. Техника перерождает искусство, в ней реальность дана тут, непо­средственно, лишенная всякой символики. Машина стала идолом с конца XVIII - начала XIX века. Одним из первых сделал из нее абсо­лютного героя французский философ Берсон: «Через тысячи лет, ко­гда прошлое отодвинется далеко назад и будет вырисовываться толь­ко в главных своих очертаниях, наши войны и наши революции ока­жутся совсем незначительной вещью, - если допустить, что еще будут вспоминать о них, но о паровой машине со всеми сопутствующими ее изобретениями будут, может быть, говорить, как мы говорим о брон­зе и тесаном камне: она послужит для определения эпохи». И даже в таком феномене, как внешняя политика, можно обнаружить опосре­дованное воздействие техники. Так, американский исследователь Т.Брук, выступая на IX Международном симпозиуме «Discoveries», высказал идею, что существующая ориентация на изоляцию развития национальных стратегий развития техники и науки ведет человече­ство к краху. Заложенный в культурном развитии разрыв между фор­мой и материалом в полной мере обнаруживает себя в экологическом кризисе. Немецкий философ Глокнер спасительное видит в природе:

«Сила не у нас, мы только пользуемся ею, и это возлагает на нас тя­желую ответственность. Но даже в том случае, когда мы все начина­ем разрушать, вечные законы сохраняют бытие от впадения в хаос. Для техника, равно и для философа, в этом скрыто глубокое чувство успокоения. Вряд ли спасительное следует связывать с вечными за­конами природы, с убеждением, что природа неуничтожима и вечна. Опасность в самой культуре и спасительное следует искать в ней же». Уже в настоящее время предотвращение нежелательных результатов и последствий научно-технической революции стало делом, необхо­димым для человечества в целом. Неспособность предвидеть и пре­дотвратить отрицательные последствия научно-технической револю­ции угрожает ввергнуть человечество в термоядерную, экологиче­скую или социальную катастрофу. С помощью техники человек соз­дал искусственную среду обитания, отделил себя от природы. Посте­пенно осознается необходимость формирования глобальной научной и технической политики. И требуется, по мнению Г. Маркузе, опре­деленная напряженность человеческого общества, чтобы оно осозна­ло катастрофу господства технических ориентации.

Техника - это часть нашей жизни, она наша культура, наши ис­кусство и наука, политика, индустрия. Она обнаруживает важные по­казатели человеческих ценностей. Но порой, человек в погоне за вез­десущей техникой сталкивается с распадом культурных ценностей своего мира.

В жизни все создано в гармоничном сочетании, взаимосвязи. Че­ловеческое общество тоже развивалось на основе закона гармонии. Но если какое-то время назад человек был на равных с остальными творениями природы, то сейчас под влиянием технического прогрес­са он занял совершенно другое, господствующее место. Если взять любой живой организм, то там каждая клетка выполняет свою роль, на этом принципе построена вся вселенная, и это естественно - это жизнь. Рассматривая же человеческое общество на современном эта­пе развития, видим, что в этом случае гармония искусственная. Для примера можно разобрать компьютер: все красиво, четко и слажено, каждый механизм выполняет свою задачу, но не более.



Культ техники - явление противоречивое и неоднозначное, в то же время оно является могущественным средством социального ос­вобождения и духовного обогащения человека, а то, какую функцию оно будет нести обществу, зависит от него. Современное общество неотделимо от техники. Техника - всюду. Она охватила не только

промышленную сферу, но и все сферы человеческой жизни. Научно-технический фактор лежит в основе культуры общества.

Однако влияние техники на человеческую культуру неоднознач­но, оно влечет за собой ряд последствий, которые не всегда бывают положительными. Современный город - это ночные огни небоскре­бов и потоки машин. Автомобиль стал не просто символом престижа, а неотъемлемой принадлежностью образа жизни. Машина - это идол начала XXI века. Она заменила не только человеческие руки, но и не­которые функции интеллекта.

В настоящее время имеется более 200 тысяч вариантов примене­ния микропроцессоров. Появилась возможность перехода к ком­плексной автоматизации целых технологических процессов. Но по­требности техники выходят далеко за рамки биологических процес­сов и потребностей. В этом качестве ее роль очень велика и она нахо­дится в непрерывных взаимообусловливающих связях с наукой, яв­лениями культуры. Однако с развитием техники эти взаимоотноше­ния претерпели качественные изменения.

Надо идти по пути НТП, развивать технику дальше, использовать ее, но не сливаться с ней, потому что техника - создание искусственное и не может заменить человеку главного: морального и духовного общения.

Дополнительная литература



  1. Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. - М., 2000.

  2. Есекеев Б.Ж. Культурно-исторические образы познания. - А., 1999.

  3. Степин B.C., Горохов В.Г. Философия науки и техники. - М., 1995.

  4. Научное познание и мир человека. - М., 1989.

  5. Телемтаев М. Системная технология построения программ соци­ального прогресса. - А., 1999.

Тема 25. ГЛОБАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ И ВЫЖИВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА

  1. Особенности глобальных проблем.

  2. Экологическая проблема.

Глобальные проблемы - совокупность проблем человечества, от которых зависит сохранение цивилизации - возникли в процессе нарастания противоречий во взаимоотношениях между человеком и природой.

Природа




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   48   49   50   51   52   53   54   55   ...   121


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница