Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов



страница72/89
Дата10.05.2018
Размер5.13 Mb.
1   ...   68   69   70   71   72   73   74   75   ...   89
«Ролвааг»

14 часов

Макферлейн резко откинулся назад на неудобном пластиковом стуле, вздыхая и протирая глаза. Рейчел сидела рядом с ним, лущила арахис, роняя кожуру на металлический настил наблюдательного поста. Источником света был одинокий фонарь высоко под потолком.

– Неужели тебе никогда не надоедают эти проклятые орехи? – спросил Макферлейн.

Рейчел вроде бы удивилась.

– Нет.

Оба замолчали. Чувствуя признаки приближения головной боли и легкую тошноту, Макферлейн закрыл глаза. Как только он это сделал, стало казаться, что раскачивание судна существенно усилилось. Он слышал металлические скрипы, время от времени падали капли воды. Кроме этих звуков в грузовом танке, простершемся под ними, было тихо.



Макферлейн с трудом открыл глаза.

– Прогоним еще разок, – сказал он.

– Мы просматривали уже пять раз, – возразила Рейчел.

Когда Макферлейн не ответил, она недовольно фыркнула и наклонилась вперед к пульту дистанционного управления. Из трех камер наблюдения, установленных в грузовом танке, взрыв пережила только одна. Макферлейн наблюдал, как Рейчел прогоняла ленту вперед на большой скорости. Когда до момента взрыва осталась минута, она замедлила скорость просмотра до нормальной. Они всматривались молча. Ничего нового. Гарса был прав: никто к камню не прикасался. Никто даже не был вблизи его.

Выругавшись, Макферлейн снова откинулся на стуле, глянул вдоль мостков, словно пытаясь найти ответ на стенах танка. Затем медленно опустил взгляд вниз на сорок футов к вершине метеорита. Взрыв произошел сбоку, уничтожил большинство осветительных ламп, повредил системы связи по всему кораблю, но мостки и наблюдательный пост в верхней части танка остались целыми. Крепления выглядят в основном нетронутыми, хотя ясно, что некоторые распорки выбиты. Расплавленная сталь расплескалась по стенам танка пенными полосами, некоторые из массивных дубовых балок обуглились. Здесь и там можно было заметить пятна крови и красной субстанции, пропущенные уборочными командами. Сам метеорит выглядел совершенно не изменившимся.

«В чем тут секрет? – думал Макферлейн. – Что мы упускаем?»

– Давай вернемся к тому, что нам известно, – предложил он. – Взрыв был, видимо, такой же, что убил Тиммера.

– Может быть, даже сильней, – сказала Рейчел. – Проклятая электрическая дуга. Если бы вокруг не было так много металла, чтобы поглотить заряд, могла бы всю судовую электронику загубить.

– А потом метеорит излучал много радиопомех, – продолжал Макферлейн. – Так же, как в случае с Тиммером.

Рейчел взяла рацию, включила, состроила гримасу из-за треска в динамике, снова выключила.

– Излучает все еще, – сообщила она.

Они снова замолчали.

– Интересно, а было ли что-то, вызвавшее разряд? – сказала Рейчел, перематывая ленту. – Может, это случайный выброс.

Макферлейн не ответил. Это не может быть случайностью. Что-то должно было его запустить. Несмотря на замечания Гарсы и на растущее беспокойство команды, он не мог поверить, что метеорит является какой-то злодейской штукой, действительно стремящейся их погубить.

Макферлейну иногда приходило в голову, что Тиммер и Масангкей, возможно, и не касались метеорита. Но нет, он уверен, что трогали. Значит, разгадка тайны заключена в Палмере Ллойде. Он приложился щекой к метеориту и выжил. Двое других были взорваны.

Какая разница в их прикосновениях?

Он выпрямился на стуле.

– Давай прокрутим еще.

Рейчел безмолвно нажала на кнопку, и монитор ожил.

Сохранившаяся камера была установлена почти над самым камнем, под постом наблюдения. В стороне стоял Гарса с развернутым планом сварочных работ. Сварщики были равномерно распределены вокруг камня и работали на разных узлах. Они стояли на коленях, яркое пламя сварки оставляло красные следы на экране. В нижнем правом углу на указателе времени быстро бежали секунды.

– Прибавь звук, – сказал Макферлейн.

Он закрыл глаза. Подступали головная боль и тошнота – усиливалась морская болезнь.

Голос Гарсы стал хорошо слышен.

«Как дела?» – крикнул он. Последовал ответный крик: «Почти закончили». Молчание и царапающие звуки, капель, щелчок включившегося фонарика. Ровный тон, потом множество скрипов и стонов, когда судно накренилось. Он услышал крик Гарсы: «Держитесь!»

На этом запись кончалась: экран видеомагнитофона излучал ослепительно белый свет, сопровождаемый свистящим шумом.

Макферлейн открыл глаза.

– Последние десять секунд.

Они снова смотрели запись.

– Это произошло на самом гребне волны, – сказала Рейчел.

– Но Гарса прав. Эту штуку тащили к берегу без особой осторожности. – Макферлейн помолчал. – Мог быть еще человек, которого не видно за камнем?

– Я об этом думала. Вниз спустились шесть сварщиков и Гарса. Посмотри, они все ясно видны на последнем кадре. Все далеко от метеорита.

Макферлейн уперся подбородком в руки. Что-то в этой ленте его притягивало, но он никак не мог указать, что именно. Возможно, там ничего и нет. Он просто смертельно устал.

Рейчел потянулась, стряхнула с коленей шелуху.

– Ну вот, мы пытаемся проверять Гарсу. А что, если все правы?

Макферлейн взглянул на нее.

– Ты о чем?

– Что, если никто не прикасался к метеориту? Что, если к метеориту прикоснулось что-то другое?

– Что-то другое? – откликнулся он. – Но в этом помещении больше ничто не двигалось…

Он резко оборвал себя, вспомнив, что его беспокоило: звук капели.

– Дай мне последние шестьдесят секунд, – сказал он. – Быстрей!

Он поднял голову к экрану, пытаясь обнаружить на нем источник звука, который он слышит. Вот он, очень слабый. Тоненький ручеек, падающий сверху и исчезающий в глубине танка. Он пристально смотрел на него. Когда корабль накренился сильней, ручеек оторвался от переборки и переместился ближе к метеориту.

– Вода, – громко сказал Макферлейн.

Рейчел посмотрела на него удивленно.

– Ручеек струится по стенке танка. Возможно, есть протечка в механической двери. Смотри, его еще видно.

Он указал на узкий ручей, стекающий по длинной продольной переборке.

– Метеорит взорвался, когда при большом крене на него попала вода.

– Это абсурд. Камень сидел в пропитанной водой почве миллионы лет. Его поливали дожди, и заваливало снегом. Он инертен. Как может он реагировать на воду?

– Не знаю, но смотри сама.

Он перемотал ленту, демонстрируя, как в момент, когда вода коснулась метеорита, экран заполнил электронный снег.

– Совпадение? – спросила она.

Макферлейн покачал головой.

– Нет.


Рейчел посмотрела на него.

– Сэм, как может эта вода отличаться от всей той воды, что касалась метеорита?

Вот он – момент откровения: все стало ясно!

– Соль! – воскликнул Макферлейн. – В танк попадает соленая вода.

После мгновенного шока Рейчел вдруг осенило.

– Точно. Поэтому Тиммер и Масангкей спровоцировали разряд руками, своими солеными руками. У них на руках была соль. Но Ллойд приложился к нему щекой в очень холодный день, в его прикосновении не было пота. Камень, должно быть, активно реагирует с хлоридом натрия. Но почему, Сэм? Чего он этим достигает?

– Мы будем беспокоиться об этом потом, – сказал Макферлейн.

Он взял свою рацию, включил и услышал шум помех.

– Проклятье! – выругался он, прицепив рацию на место.

– Сэм… – начала Рейчел.

– Нам нужно убираться отсюда, – прервал он ее. – А то при следующей большой волне мы поджаримся.

Он поднялся, но Рейчел схватила его за руку.

– Мы можем не уходить, – сказала она. – Еще один такой взрыв, и метеорит прорвет оплетку. Если он двинется, мы все умрем.

– Тогда нам нужно держать воду подальше от камня.

Минуту они смотрели друг на друга, а потом с единственной мыслью в голове бросились по мосткам к тоннелю доступа.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   68   69   70   71   72   73   74   75   ...   89


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница