Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов



страница67/89
Дата10.05.2018
Размер5.13 Mb.
1   ...   63   64   65   66   67   68   69   70   ...   89
«Ролвааг»

10 часов

За иллюминаторами мостика рассвет занимался над раздираемым ветром морем. Череда громадных валов, крутых, безжалостных, выходила из вспыхивающего грозой западного горизонта и исчезала на востоке. «Кладбищенский» ветер продолжал крепнуть. Ревущий ураган, казалось, вырывал клочья из гребней волн и посылал их в полет, измельчая воду в белые полотнища пены. Мучительно медленно огромный корабль поднимался и опускался, переваливаясь с боку на бок.

Эли Глинн стоял один у окна, сложив руки за спиной. Он смотрел на бушующий океан, испытывая внутреннее спокойствие, которое его редко посещало с самого начала этого проекта. Проект был полон внезапных поворотов и неожиданностей. Даже здесь, на судне, метеорит продолжает сбивать их с толку. Хоуэлл вернулся из лазарета с сообщением, что шесть человек погибли, а Гарса ранен. И все же ЭИР добилась успеха. Это было одно из величайших инженерных достижений.

Он бы не отказался повторить такой проект снова. Глинн обернулся.

Бриттон и другие офицеры корабля приникли к экрану радара, отслеживая продвижение «Алмиранте Рамиреса». Позади них топтался Ллойд. Группа выглядела возбужденной. Ясно, что его уверенность относительно действий команданте Валленара их не убедила. Естественно, если смотреть с позиций алогичности. Но его собственная патентованная программа профилирования никогда не подводила в критических прогнозах. Кроме того, он знал Валленара. Он встречался с ним на его собственной территории. Он видел, какая на корабле железная дисциплина, какой это опытный морской офицер. Видел его чрезмерную гордость, его любовь к своей стране. Этот человек не переступит черту. Ради метеорита – нет. В последний момент он повернет, кризис кончится, и они будут на пути к дому.

– Капитан, каким курсом предлагаете нам идти из пролива Дрейка? – спросил Глинн.

– Когда «Рамирес» повернет назад, я скомандую курс три-три-ноль, который приведет нас обратно под укрытие Южной Америки и прочь от этой жуткой бури. Осталось немного.

Глинн согласно кивнул. Взгляд Бриттон вернулся к экрану. Больше она ничего не сказала.

Глинн подошел к Ллойду, стоявшему за спиной капитана Бриттон. На электронной карте радара зеленая точка, обозначающая корабль Валленара, быстро приближалась к международным водам. Глинн не мог сдержать улыбки. Это было похоже на скачки, которые он смотрел по телевизору, и только он один знал результаты.

– Нет ли запросов по радио с «Рамиреса»?

– Никаких, – ответила Бриттон. – Они сохраняют радиомолчание в течение всего времени. Даже со своей базой не вступали в контакт. Бэнкс слышал, что командование приказывало им возвращаться на базу много часов назад.

«Естественно, – думал Глинн. – Так и должно быть».

Он позволил взгляду задержаться на Бриттон, на россыпи веснушек у нее на носу, на ее уверенной осанке. Она сомневается в его предвидении, но позднее убедится, что он был прав. Он подумал о ее смелости, безошибочности суждений, хладнокровии во время опасности, благородстве, даже когда мостик находился не под ее командой. Глинн чувствовал, что этой женщине он мог бы доверять. Возможно, она и есть та женщина, которую он искал. Это повлекло за собой новые рассуждения. Он стал думать о правильной стратегии ее завоевания, потенциальной возможности неудачи, наиболее верных путях к успеху…

Глинн взглянул на экран радара. Точка-эсминец была в нескольких минутах пути от красной линии. Он почувствовал легкое волнение, нарушавшее его внутреннее спокойствие. Но все факты были учтены. Валленар повернет.

Он нехотя отвернулся от экрана и отошел к иллюминатору. Зрелище было устрашающим. Волны заливали главную палубу, расстилаясь зелеными простынями, и сливались обратно в море. «Ролвааг», несмотря на качку, оставался достаточно устойчивым, подгоняемый волнами, что существенно добавляло ему устойчивости. И груз в центральном танке действовал как балласт.

Глинн посмотрел на часы. Теперь в любой момент Бриттон может сообщить, что «Рамирес» повернул назад.

Тишину нарушил общий ропот в группе вокруг радара.

– «Рамирес» меняет курс, – сообщила Бриттон, взглянув вверх.

Глинн кивнул, подавив улыбку.

– Повернул на север, идет курсом ноль-шесть-ноль.

Глинн ждал.

– Он только что пересек линию, – добавила Бриттон тихо. – Продолжает идти курсом ноль-шесть-ноль.

Глинн несколько помедлил.

– У Валленара навигационные приборы слегка расстроены. Его руль поврежден. Он наверняка в процессе разворота.

Бежали минуты. Глинн отошел от иллюминатора и снова приблизился к экрану. Зеленая точка продолжала двигаться на восток-северо-восток. Теперь он не шел точно следом за ними, но и не поворачивал назад. Странно. Глинн почувствовал новый укол беспокойства.

– Он вот-вот повернет назад, – пробормотал Глинн.

Повисло молчание. «Рамирес» продолжал двигаться тем же курсом.

– Набирает скорость, – сказал Хоуэлл.

– Поворачивай, – пробормотал Ллойд.

Но «Рамирес» не поворачивал. Вместо этого он немного скорректировал курс на ноль-пять-ноль.

– Что он делает, черт его побери? – вдруг взорвался Ллойд.

Бриттон выпрямилась и посмотрела Глинну прямо в лицо. Она ничего не сказала, но в словах и не было нужды. Глинн понял ее с кристальной ясностью.

Сомнение прошло, как спазм, и быстро сменилось уверенностью. Он знал теперь, в чем была проблема.

– Все понятно. У него проблемы не только с рулем. У него примитивная навигационная система. Она страдает от нашего подавления. Человек просто не знает, где находится.

Он обратился к оператору у черной консоли:

– Отключите подавление. Позвольте нашему другу найти правильный курс.

Оператор набрал серию команд.

– Он от нас в двадцати пяти милях, – сказал Хоуэлл. – Как раз в пределах досягаемости его ракет.

– Я это знаю, – пробормотал Глинн.

На мостике установилось полное молчание. Затем снова заговорил Хоуэлл.

– Нас высветил радар наводки. Он определил направление и расстояние.

В первый раз с его последней операции в качестве рейнджера Глинн почувствовал внутри какую-то неуверенность.

– Дайте ему еще несколько минут. Позвольте ему разобраться, что мы оба в международных водах.

Минуты шли.

– Хватит, включите снова подавление! – резко сказала Бриттон.

– Еще одну минуту. Пожалуйста.

– Произведен запуск ракет, – сказал Хоуэлл.

– Систему ближней самообороны включить на автоматический режим, привести в готовность отражатели, – приказала Бриттон.

Минуты проходили в мертвой тишине.

Неожиданно загрохотали орудия самообороны на палубе танкера, и почти в ту же минуту раздался ужасный взрыв в воздухе у правого борта. Крошечный осколок ударил в иллюминатор, оставив на нем отметину в виде звезды.

– Радар по-прежнему нацелен на нас, – сообщил Хоуэлл.

– Мистер Глинн! – крикнула Бриттон. – Прикажите вашему человеку восстановить подавление!

– Восстановить электронное подавление, – тихо сказал Глинн.

Он неотрывно смотрел на зеленую точку на экране, силясь найти ответы на вопросы, понять логику действий Валленара. Это было вполне в духе Валленара выстрелить по ним ракетой. Глинну был понятен этот жест. Он помахал оружием в бессильной ярости и теперь повернет обратно. Глинн ждал, желая этого изо всех сил.

Но зеленая точка продолжала двигаться в том же направлении, не совсем совпадавшем с их курсом, но ведущем все дальше в международные воды.

– Эли!


Это был странно спокойный голос Ллойда. Не без труда Глинн отвлекся от размышлений о причинах нового кризиса и встретил суровый взгляд Ллойда.

– Он не намерен поворачивать, – сказал Ллойд. – Он идет за нами. Чтобы убить.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   63   64   65   66   67   68   69   70   ...   89


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница