Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов



страница6/89
Дата10.05.2018
Размер5.13 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   89
Пустыня Калахари

1 июня, 18 часов 45 минут

Сэм Макферлейн сидел на песке, скрестив ноги. Вечерний костер, разложенный из сушняка на голой земле, отбрасывал трепещущую сеть теней на колючий кустарник вокруг лагеря. Ближайшее поселение находилось в сотне миль у него за спиной.

Он оглядывал изможденные фигуры людей в пыльных набедренных повязках, сидевших на корточках вокруг костра. Бушмены сэн. Их глаза настороженно блестели. Требовалось немало времени, чтобы заслужить их доверие, но, однажды обретенное, оно оставалось нерушимым. «Совершенно иначе, чем там, дома», – думал Макферлейн.

Перед каждым бушменом лежал обшарпанный от длительного употребления металлоискатель. Когда Макферлейн встал, бушмены не шелохнулись. Он заговорил медленно и нескладно на их странном щелкающем языке. Поначалу его ошибки в произношении вызывали хихиканье, но Макферлейн, имевший природную склонность к языкам, продолжал говорить все увереннее, и постепенно установилось уважительное молчание.

В завершение речи Макферлейн разгладил песчаный бугорок и стал прутиком рисовать схему. Бушмены, сидя на корточках, выворачивали шеи, чтобы рассмотреть чертеж. Вскоре схема обрела очертания, и бушмены понимающе кивали, когда Макферлейн указывал на различные ориентиры. Это было пространство Макгадикгади-Пэнс, простиравшееся к северу от лагеря: тысяча квадратных миль песчаных холмов, высохших озер и солончаковых равнин. В самой глубине изображенной территории Макферлейн обвел кружок, воткнул прутик в его центр и с широкой улыбкой посмотрел на бушменов.

Наступило молчание, которое только подчеркивал доносившийся издалека крик одинокой птицы руору. Бушмены начали тихо переговариваться между собой, щелканье и клохтанье их языка напоминало шум гальки в реке. Костистый старик, глава клана, указал на схему, и Макферлейн наклонился вперед, чтобы лучше понимать его быструю речь. Старик сказал, что они знают эти места. Он начал описывать тропы, пересекающие отдаленные области и известные только клану сэн. Веточками и камешками отмечал места, где есть выходы воды, где водятся звери или можно найти съедобные коренья и растения. Макферлейн терпеливо слушал.

Наконец группа снова затихла. Вождь теперь заговорил с Макферлейном медленней. Да, они готовы сделать то, что хочет белый человек. Но они опасаются машин белого человека и не понимают, что ищет белый человек.

Макферлейн распрямился, выдернув прутик из песка. Затем достал из кармана маленький темный кусок железа не больше шарика для детского бильярда и поместил его в ямку, оставленную прутиком. Втолкнул его глубже и насыпал сверху еще песка. Потом поднялся, взял металлодетектор и включил. Раздался короткий, пронзительный свист. Сэн наблюдали за ним взволнованно, но молча. Макферлейн отошел от схемы на пару шагов и пошел обратно, водя детектором над поверхностью земли. Когда он пронес его над закопанным куском железа, раздался сигнал. Бушмены в тревоге отскочили назад и торопливо заговорили между собой.

Макферлейн улыбнулся, сказал несколько слов, и бушмены вернулись на свои места. Макферлейн выключил металлоискатель и протянул его вождю, тот нехотя взял его. Макферлейн показал, как включается прибор, потом широким движением вместе с вождем пронес его над кружком. Снова раздался сигнал. Вождь вздрогнул, но потом улыбнулся. Он повторял попытки одну за другой, и после каждого сигнала его улыбка становилась шире, а лицо от этого превратилось в сморщенную маску.

– Сан'а ай, Ма'гад'и'гади'иаад'ми, – сказал он, указав на соплеменников.

С помощью Макферлейна каждый бушмен в свою очередь брал детектор и проверял его действие на спрятанном кусочке железа. Постепенно понимание привело к смеху и глубокомысленным рассуждениям. В конце концов Макферлейн поднял руку, и все снова расселись у своих приборов. Они были готовы начать поиск.

Макферлейн достал из кармана кожаный мешочек, открыл его и вывернул. На ладонь его вытянутой руки высыпалось с десяток золотых крюгеррандов. Птица руору снова издала свой печальный зов, и на небе померк последний свет дня. Не спеша, соблюдая ритуал, Макферлейн дал каждому бушмену по золотой монете. Они принимали их с благоговением, двумя руками, склонив головы.

Вождь снова заговорил с Макферлейном. Завтра они свернут лагерь и начнут путешествие к сердцу Макгадикгади-Пэнс с машинами белого человека. Они поищут ту большую вещь, которую хочет белый человек. Когда они ее найдут, они вернутся. Они расскажут белому человеку, где она.

Неожиданно старик в тревоге поднял глаза к небу. Другие сделали то же самое. Макферлейн смотрел на них в замешательстве. Потом и сам услышал отдаленный рокот. Он проследил за их взглядами до темного горизонта. Бушмены уже были на ногах, похожие на вспугнутых птиц. Они заговорили быстро и взволнованно. Далеко в небе появился слабый пучок света, который постепенно становился ярче. Гудение становилось слышней. Острый луч прожектора вонзался в кустарник.

Издав крик, предупреждавший об опасности, старик бросил свой крюгерранд и исчез в темноте. За ним последовали остальные. Мгновение – и Макферлейн остался один в безмолвной темноте. Когда интенсивность света возросла, Макферлейн резко повернулся. Свет приближался прямо к лагерю. Теперь Макферлейн видел, что это большой вертолет. Винты рвали ночной воздух, ходовые огни мигали, огромный прожектор шарил по земле, пока не остановил свой ослепительный луч на нем.

Макферлейн бросился на землю за кустами и лежал, чувствуя себя беззащитным при таком ярком свете. Запустив руку в сапог, он вытащил маленький пистолет. Вокруг него вихрилась пыль, засыпая глаза, пустынный кустарник бешено раскачивался. Вертолет замедлился, вращаясь и снижаясь над открытой площадкой сбоку от лагеря, поток воздуха поднял каскад искр из костра. Когда вертолет приземлился, включились прожектора у него на крыше, которые залили окрестности еще более ярким светом. Винты выключились. Макферлейн ждал, вытирая с лица пыль и не спуская глаз с откидной двери вертолета, держа пистолет наготове. Вскоре дверь открылась, и вышел огромный, мощный человек.

Макферлейн наблюдал из-за колючих кустов. Человек был одет в шорты цвета хаки и хлопковую рубашку с карманами. На массивной бритой голове сидела шляпа от «Тили». Что-то тяжелое болталось в одном из огромных карманов его шорт. Человек направился к Макферлейну.

Макферлейн встал, оставляя кусты между собой и вертолетом, и нацелил пистолет в грудь человеку. Но незнакомца, по-видимому, это не беспокоило. Хотя он находился в тени и только силуэт его был виден в приглушенном свете от вертолета, Макферлейну показалось, что он разглядел зубы, блеснувшие в улыбке. Человек остановился в пяти шагах от него. Он был ростом по крайней мере шесть футов восемь дюймов. Макферлейн подумал, что никогда еще не видел такого высокого человека.

– Вас трудно отыскать, – сказал незнакомец.

В глубоком звучном голосе Макферлейн услышал едва заметную гнусавость – акцент Восточного побережья.

– Кто вы такой, черт возьми? – откликнулся Макферлейн, держа пистолет наведенным.

– Представляться гораздо приятней, когда оружие убрано.

– Достаньте из кармана свое оружие и бросьте на землю, – сказал Макферлейн.

Человек хохотнул и достал предмет, оказавшийся не оружием, а маленьким термосом.

– Кое-что противопростудное, – объяснил он. – Не хотите ко мне присоединиться?

Макферлейн посмотрел на вертолет, но единственным его обитателем был пилот.

– Я потратил месяц, чтобы завоевать их доверие, – сказал он тихо. – А вы их просто разогнали к черту, и все пропало. Я хочу знать, кто вы и зачем вы здесь. И лучше, чтобы повод был достаточно хорош.

– Боюсь, ничего хорошего в нем нет. Ваш напарник Нестор Масангкей умер.

Макферлейн почувствовал неожиданную слабость. Рука с пистолетом медленно опустилась.

– Умер?


Мужчина кивнул.

– Как?


– Занимался тем же, что и вы. Но мы не знаем, как он умер, – отвечал незнакомец. – Не могли бы мы переместиться ближе к костру? Не ожидал, что ночью в Калахари так холодно.

Макферлейн двинулся к костру весь во власти противоречивых эмоций, держа пистолет в опущенной руке. Он отметил, что вихрь, поднятый вертолетом, стер его песчаную схему и оголил маленький кусочек железа.

– А какое отношение вы имеете к Нестору? – спросил он.

Человек ответил не сразу. Он изучал место действия: десяток металлоискателей, брошенных разбежавшимися бушменами, золотые монеты на песке. Он наклонился, поднял коричневый кусочек железа, взвесил его в руке и поднес к глазам. Потом взглянул на Макферлейна:

– Снова ищете метеорит Окаванго?

Макферлейн ничего не ответил, но его рука крепче сжала пистолет.

– Вы знали Масангкея лучше, чем кто-либо другой. Вы нужны мне, чтобы завершить его проект.

– И что же это был за проект? – спросил Макферлейн.

– Боюсь, я уже сказал все, что могу сказать.

– А я боюсь, что уже услышал все, что хотел услышать. Единственный человек, которому я помогаю, это я сам.

– Так мне и говорили.

Макферлейн, в котором снова вспыхнул гнев, подался вперед. Человек примирительно поднял руку:

– Самое малое, что вы можете сделать, – выслушать меня.

– Я не слышал даже вашего имени, да, честно говоря, и не стремлюсь. Спасибо за то, что принесли мне плохую весть. А теперь вам лучше вернуться в вертолет и убраться отсюда к чертям.

– Простите, что не представился. Я Палмер Ллойд.

Макферлейн расхохотался.

– Ага, а я – Билл Гейтс.

Но большой человек не рассмеялся – просто улыбнулся. Макферлейн в первый раз по-настоящему взглянул ему в лицо.

– Боже, – выдохнул он.

– Возможно, вы слышали, что я строю новый музей.

Макферлейн покивал головой:

– Так Нестор работал на вас?

– Нет. Но его деятельность недавно привлекла мое внимание, и я хочу закончить то, что он начал.

– Послушайте, – начал Макферлейн, засовывая пистолет за пояс. – Меня это не интересует. Наши пути с Нестором Масангкеем разошлись давным-давно. Но я уверен, что вам это известно.

Ллойд улыбнулся и поднял термос.

– Не могли бы мы поговорить об этом за пуншем?

Не ожидая ответа, Ллойд уселся у костра, как садятся белые люди, – задом в пыль, отвернул крышку и наполнил чашку дымящейся жидкостью. Он предложил ее Макферлейну, но тот отрицательно помотал головой.

– Вам нравится охотиться за метеоритами? – поинтересовался Ллойд.

– Бывают удачные дни.

– Вы действительно думаете, что найдете Окаванго?

– Думал, пока вы не упали с неба, – ответил Макферлейн, присаживаясь рядом. – Мне бы хотелось с вами поболтать, но каждую минуту, что вы сидите здесь с этим гудящим вертолетом, бушмены уходят все дальше. Поэтому повторяю: меня не интересует ваша работа. Ни в вашем музее и ни в каком другом. Кроме того, вы не можете заплатить мне столько, сколько я получу за Окаванго.

– А сколько это может быть? – спросил Ллойд, отпивая из чашки.

– Самое малое, четверть миллиона.

Ллойд кивнул.

– Предположим, вы его находите. Вычтем то, что вы задолжали всем из-за неудачи с Торнарссаком, и вы, возможно, останетесь на нуле.

Макферлейн неожиданно рассмеялся.

– Каждый должен когда-то совершить ошибку. У меня останется достаточно, чтобы положить начало поискам следующего камня. Метеоритов полно. Наверняка это доходней, чем зарплата куратора музея.

– Я говорю не о кураторстве.

– Тогда о чем?

– Я уверен, что вы могли бы догадаться. Я же не могу говорить о подробностях, пока не знаю, что вы с нами в одной лодке. – Он отхлебнул пунша. – Сделайте это для своего давнего напарника.

– Давнего экс-напарника.

Ллойд вздохнул.

– Вы правы. Я знаю о вас и Масангкее. Потеря Торнарссака не только ваша вина. Если и винить кого, так это бюрократов из нью-йоркского Музея естественной истории.

– Может, хватит болтать? Меня не интересует ваше предложение.

– Позвольте рассказать вам о компенсации. В качестве подъемных я уплачу четверть миллиона, которые вы задолжали, и кредиторы перестанут дышать вам в затылок. Если проект завершится успешно, я заплачу вам еще четверть миллиона. Если нет, вам придется удовольствоваться отсутствием долгов. В любом случае вы сможете продолжить работать в моем музее в качестве директора отдела космических исследований, если захотите. Я построю вам лабораторию, самую современную лабораторию. У вас будет работа, секретарь, лаборанты, шестизначная зарплата.

Макферлейн снова рассмеялся.

– Великолепно. Сколько времени потребует проект?

– Шесть месяцев. В поле.

Макферлейн перестал смеяться.

– Полмиллиона за шесть месяцев работы?

– Если добьемся успеха.

– В чем загвоздка?

– Ни в чем.

– Почему я?

– Вы знали Масангкея, его уловки, его манеру работать, его способ мышления. Есть большая странность в том, что он делал. Вам предстоит с этим разобраться. Кроме того, вы один из лучших охотников за метеоритами в мире. Вы наделены интуицией для их поиска. Люди говорят, что вы чувствуете их запах.

– Я не единственный.

Похвала вызвала у Макферлейна раздражение – в ней был привкус хитрости.

В ответ Ллойд протянул к нему руку, приподняв палец, на котором было надето кольцо. Когда он шевельнул кистью, благородно блеснул металл.

– Извините, – сказал Макферлейн. – Я целую кольцо только на руке у Папы Римского.

Ллойд хохотнул.

– Взгляните на камень, – велел он.

Присмотревшись, Макферлейн увидел, что кольцо на пальце Ллойда сделано из матового камня темно-фиолетового цвета в массивной платиновой оправе. Он сразу его узнал.

– Хороший камень. Но вы могли купить его у меня по оптовой цене.

– Не сомневаюсь. В конце концов, это же вы с Масангкеем рыскали по Чили и вывезли тектиты из Атакамы.

– Правильно. И я в тех краях до сих пор числюсь в розыске.

– Мы обеспечим вам надежную защиту.

– Так это в Чили, да? Видите ли, я знаю, как там выглядят тюремные камеры изнутри. Сожалею.

Ллойд ответил не сразу. Подняв палку, он сгреб в кучу разлетевшиеся угли и бросил туда палку. Костер разгорелся, заставляя отступить темноту. На ком-нибудь другом шляпа от «Тили» выглядела бы несколько нелепо, но Ллойд каким-то образом этого избежал.

– Доктор Макферлейн, если бы вы знали, что мы планируем, вы бы взялись за это бесплатно. Я предлагаю вам научное открытие века.

Макферлейн хмыкнул.

– С наукой я завязал, – сказал он. – С меня хватит пыльных лабораторий и музейных бюрократов на всю оставшуюся жизнь.

Ллойд вздохнул и поднялся.

– Ладно, похоже, я зря трачу время. Полагаю, придется обратиться к нашему выбору номер два.

Макферлейн помолчал.

– И кто это будет?

– Хьюго Брейтлинг с готовностью примет в этом участие.

– Брейтлинг? Да он не сможет найти метеорит, упавший у него на заднем дворе.

– Нашел же он метеорит Тули, – возразил Ллойд, отряхивая с шорт пыль. Он искоса взглянул на Макферлейна. – А тот крупней любого из найденных вами.

– Но это все, что он нашел. И это было чистое везение.

– Дело в том, что для этого проекта мне необходимо чистое везение.

Ллойд закрыл термос и бросил его к ногам Макферлейна.

– Побалуйте себя. Мне пора.

Он направился к вертолету. Пока Макферлейн наблюдал за ним, взревел двигатель, тяжелые винты пришли в движение, наращивая обороты, поднимая с земли клубы пыли. Вдруг Макферлейну пришло в голову: если вертолет сейчас улетит, он, возможно, никогда не узнает, как умер Масангкей и чем он занимался. Вопреки всему, он был заинтригован. Макферлейн бросил взгляд вокруг: брошенные помятые металлоискатели, открытый ветрам маленький лагерь, безнадежно унылый ландшафт.

Ллойд помедлил у двери вертолета.

– Пусть это будет миллион, для ровного счета! – крикнул Макферлейн в широкую спину.

Осторожно, чтобы не задеть шляпу, Ллойд просунул внутрь голову и стал залезать сам.

– Ну ладно, семьсот пятьдесят!

Последовала пауза. Потом Палмер Ллойд медленно повернулся, и на лице у него появилась широкая улыбка.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   89


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница