Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов



страница58/89
Дата10.05.2018
Размер5.13 Mb.
1   ...   54   55   56   57   58   59   60   61   ...   89
«Ролвааг»

3 часа 40 минут

Как и остальные, Макферлейн наблюдал за медленным последовательным погружением метеорита в чрево «Ролваага».

– Капитан Бриттон, метеорит будет в танке через десять минут. Корабль будет ваш, и мы можем отплывать.

Слова Глинна нарушили долгую тишину на мостике.

Примерно минуту или две Бриттон стояла неподвижно, подобно статуе, глядя в иллюминатор, как она стояла с момента ухода Ллойда. Наконец она повернулась и посмотрела прямо на Глинна. После долгой паузы она обратилась ко второму помощнику:

– Скорость ветра?

– Тридцать узлов с юго-запада, порывами до сорока. Усиливается.

– Течения?

Обмен репликами продолжался. А Глинн наклонился к человеку у компьютерного терминала:

– Вызовите сюда Паппапа и Амиру, пожалуйста.

Послышалась очередная серия взрывов. Корабль накренился, заработали помпы, компенсируя крен.

– Приближается грозовой фронт, – проговорил Хоуэлл. – Мы теряем туман.

– Видимость? – спросила Бриттон.

– Приближается к пятистам ярдам.

– Позиция военного корабля?

– Не изменилась, двадцать две сотни ярдов, ноль-пять-один.

Порыв ветра яростно ударил по танкеру. Затем послышался сильный глухой удар, отличный от всего, что испытывал Макферлейн раньше, содрогание прошло, казалось, по самому хребту корабля.

– Корпус ударился о скалы, – сказала тихо Бриттон.

– Мы еще не можем отойти, – откликнулся Глинн. – Корпус выдержит такое?

– Некоторое время, – ответила Бриттон ровным голосом. – Возможно.

В дальнем конце мостика открылась дверь и вошла Рейчел. Ее яркие живые глаза сразу оценили обстановку. Она посмотрела вокруг и подошла к Макферлейну.

– Хорошо бы Гарса успел опустить эту штуку в танк до того, как мы получим пробоину, – сказала она тихонько.

Опять прозвучала серия взрывов, и метеорит опустился ниже. Теперь его основание было внутри корпуса корабля.

– Доктор Макферлейн, – сказал Глинн, не обернувшись. – Как только метеорит будет надежно закреплен в танке, он к вашим услугам. Я хочу, чтобы вы с Амирой наблюдали за ним круглые сутки. Дайте мне знать, если появятся изменения в характеристиках или в положении метеорита. Я не хочу больше никаких сюрпризов от этого камня.

– Идет.

– Лаборатория готова, над танком установлена платформа наблюдения. Если вам что-нибудь потребуется, дайте мне знать.



– Грозовой фронт в десяти милях, – вмешался второй помощник.

Наступила тишина.

– Ускорьте это, – сказала неожиданно Бриттон, обращаясь к Глинну.

– Не могу, – пробормотал он почти рассеянно.

– Видимость тысяча ярдов, – доложил второй помощник. – Скорость ветра доходит до сорока узлов.

Макферлейн сглотнул. Все двигалось вперед с такой предсказуемостью, с точностью часового механизма, что, убаюканный этим, он забыл об опасности. Он вспомнил вопрос Ллойда: «Так как вы собираетесь разобраться с эсминцем?» Действительно, как? Интересно, что делает Ллойд в своих темных апартаментах? Он подумал с удивительно легким сожалением о вероятной потере семисот пятидесяти тысяч долларов из-за своего ответа Ллойду. Для него это теперь значило так мало. Теперь, когда у него был камень.

Снова раздался треск взрывов, подорванные опоры, вращаясь и подскакивая, разлетались по главной палубе, рикошетировали от ограждения. Он услышал, как дополнительные опоры переходника падали в танк. Теперь по мостику иногда било гравием, снесенным все усиливающимся ветром с близкого обрыва. Пантеоньеро задувал всерьез.

Ожила рация Глинна.

– Еще два фута, и мы спрячемся, – докладывал Гарса.

– Оставайся на этом канале, я хочу, чтобы ты сообщал о каждом продвижении.

Паппап открыл дверь и вошел на мостик, зевая и протирая глаза.

– Видимость две тысячи ярдов, – доложил второй помощник. – Туман быстро рассеивается. В любую минуту мы окажемся для эсминца в пределах видимости.

Макферлейн услышал громовой раскат. Но он потонул в звуке другого сильного удара, когда танкер снова ударился о скалу.

– Увеличить обороты главных двигателей! – крикнула Бриттон.

Вибрация судна от ударов о берег и мощных машин усилилась.

– Восемнадцать дюймов осталось, – доложил Гарса с главной палубы.

– Грозовой фронт в пяти милях. Видимость двадцать пять сотен ярдов.

– Начать затемнение, – приказал Глинн.

Ярко освещенная палуба мгновенно погрузилась в темноту. Наружная подсветка надстройки слабо освещала метеорит, вершина его была едва видимой. Весь корабль дрожал, и Макферлейн уже не мог различить, что тому причиной – опускание метеорита, удары боковых волн или порывы ветра. От новых взрывов метеорит опустился еще ниже. Бриттон и Глинн выкрикивали команды одновременно. Танкер, казалось, имеет двух командиров. Туман отступал. Макферлейн увидел, что пролив покрыт белыми гребешками, плясавшими над волнами. Он не отводил глаз от ночного моря за иллюминаторами, ожидая с минуты на минуту различить острый нос эсминца.

– Шесть дюймов, – сказал Гарса по радио.

– Готовьтесь закрыть люк, – приказал Глинн.

На юго-западе вспыхнула молния, вскоре последовал раскат грома.

– Видимость четыре тысячи ярдов. Грозовой фронт в двух милях.

Макферлейн почувствовал, что Рейчел крепко сжала ему локоть.

– Господи, это совсем близко, – пробормотала она.

И вот это произошло: эсминец проявился справа тусклой россыпью огней, видимых сквозь шторм. Макферлейн наблюдал, как туман редел вокруг эсминца. Тот был неподвижен, огни сияли, словно чилиец бравировал своим присутствием.

Еще взрывы, и снова вибрация.

– Крошка дома, – сказал голос Гарсы.

– Закрыть механические двери, – решительно скомандовала Бриттон. – Отдать концы, мистер Хоуэлл, да поскорей. Курс один-три-пять.

Прозвучали новые взрывы, и мощные стальные тросы, державшие судно у обрыва, отлетели один за другим, медленно сворачиваясь в спирали у скал.

– Право руля пятнадцать градусов, устойчивый курс один-три-пять, – отчеканил Хоуэлл рулевому.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   54   55   56   57   58   59   60   61   ...   89


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница