Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов



страница55/89
Дата10.05.2018
Размер5.13 Mb.
1   ...   51   52   53   54   55   56   57   58   ...   89
«Ролвааг»

0 часов 30 минут

С угнетающим ощущением дежа-вю Макферлейн мерил шагами главную палубу, ожидая вертолет. Долго ничего не было слышно, кроме далекого гудения моторов, доносившегося из темноты. Макферлейн наблюдал лихорадочную активность, которая закипела, как только туман скрыл их судно от «Алмиранте Рамиреса». Вблизи скала казалась огромной, уступы ее сгладил туман. На вершине стоял сарай, скрывавший метеорит. Из открытого центрального танка исходило слабое свечение. Пока Макферлейн смотрел туда, множество рабочих с поразительной скоростью начали выстраивать из блестящих распорок башню. Она вырастала из нутра танкера, ее металлическое кружево мягко поблескивало в свете натриевых ламп. Два судовых крана перенесли на башню дополнительные, предварительно собранные секции. Всем этим занимались по меньшей мере десять сварщиков. На плечи и головы инженеров в касках, что находились внизу, потоками сыпались искры. Несмотря на свои размеры и массивность, в целом конструкция выглядела на редкость изящной: сложная трехмерная паутина. Макферлейн никак не мог представить, каким образом окажется в танке метеорит, если его водрузят на вершину башни.

Вскоре гудение усилилось, и Макферлейн торопливо пошел вдоль надстройки на кормовое возвышение. Из тумана вынырнул большой «чинук», его винтами подняло с палубы вверх водяную пыль. Человек с фонарями в руках выводил вертолет на позицию. Эта посадка прошла спокойно, без тех волнений, что сопровождали первый прилет Ллойда во время шторма у мыса Горн.

Макферлейн угрюмо наблюдал, как огромные колеса вертолета опустились на площадку. Он оказался в невыигрышном положении мальчика на побегушках для Ллойда и Глинна. Он не посредник, а ученый. Его не для этого нанимали. Он это знал и злился.

Открылся люк в фюзеляже вертолета, показался Ллойд в длинном черном кашемировом пальто, развевающемся на ветру, с широкополой шляпой в руке. Посадочные огни отсвечивали на его голой макушке. Он спрыгнул, приземлившись вполне мягко для человека его комплекции, и пошел по палубе – несгибаемый, властный, не обращающий внимания на служащих, высыпавших из вертолета на гидравлический трап, спущенный позади него. Ллойд сжал руку Макферлейна стальной хваткой, улыбнулся, кивнул и пошел дальше. Макферлейн прошел за ним по ветреной палубе, подальше от шума винтов. Около переднего ограждения Ллойд остановился, осматривая фантастическую башню снизу доверху.

– Где Глинн? – крикнул он.

– Он должен быть теперь на мостике.

– Пошли.


На мостике царило напряжение. Лица терялись в слабом освещении. Ллойд помедлил в дверях, упиваясь зрелищем, затем тяжело двинулся вперед.

Глинн стоял у монитора компьютерного терминала, тихо разговаривая со своим человеком. Ллойд подошел к ним, заключил узкую руку Глинна в свою.

– Герой дня! – крикнул он.

Если он и злился во время полета, то теперь опять был в прекрасном настроении и, махнув рукой в сторону поднявшейся из танка конструкции, сказал:

– Господи, Эли, это потрясающе. Вы уверены, что она удержит камень в двадцать пять тысяч тонн?

– Двойное обеспечение, – последовал ответ Глинна.

– Ну конечно. Как это должно работать, черт возьми?

– Управляемая авария.

– Что? Авария? Из ваших уст? Спаси господи.

– Мы поместим камень на башню. Затем запустим серию взрывов. Уровни башни начнут последовательно разрушаться, опуская метеорит шаг за шагом в предназначенный для него танк.

Ллойд смотрел на конструкцию.

– Потрясающе, – изумился он. – Это когда-нибудь делалось?

– Не совсем так.

– Вы уверены, что это сработает?

На губах Глинна появилась кривая улыбка.

– Прошу прощения за такой вопрос. Это ваше ведомство, Эли, я не собираюсь оспаривать ваши решения. Я здесь по другой причине.

Ллойд выпрямился во весь свой рост и посмотрел вокруг.

– Не будем миндальничать. У нас здесь проблема, которая до сих пор не решена. Мы зашли слишком далеко, чтобы позволить чему-то нас теперь остановить. Поэтому я прибыл, чтобы дать под зад и узнать имена. – Он указал на плотный туман. – Прямо по носу у нас пришвартовался военный корабль. Они посылают шпионов. Они только и ждут, чтобы мы двинулись. И будь я проклят, если вы, Эли, что-то с этим сделали. Ладно, пора покончить с нерешительностью. Здесь нужны крутые меры. Начиная с этого момента, я сам этим займусь. Вернусь в Нью-Йорк с вами, на борту судна. Но вначале заставлю чилийское морское ведомство отозвать этого проклятого ковбоя.

Он направился к двери.

– Моим людям потребуется всего несколько минут, чтобы устроиться. Эли, я жду вас у себя в офисе через полчаса. Я собираюсь позвонить кое-кому. Мне доводилось и раньше сталкиваться с такого рода ситуациями и мелкими продажными политиканами.

В течение всей этой речи Глинн не сводил с Ллойда своих темно-зеленых глаз. Теперь он промокнул лоб платком и взглянул на Макферлейна. Как обычно, в его взгляде было трудно что-то прочесть. Усталость? Раздражение? Совсем ничего? Глинн сказал:

– Простите, мистер Ллойд, вы говорите, что связывались с чилийскими властями?

– Нет еще. Я хотел вначале узнать точно, что здесь происходит. Но у меня есть в Чили влиятельные друзья, включая вице-президента и американского посла.

Словно бы ненароком Глинн подошел ближе к консоли ЭИР.

– Боюсь, это будет невозможно.

– Что именно будет невозможно? – В голосе Ллойда смешались удивление и нетерпение.

– Ваше участие в любых аспектах этой операции. Вам лучше было бы оставаться в Нью-Йорке.

Голос Ллойда стал резким от гнева:

– Глинн, не пытайтесь мне рассказывать, что я могу делать, а что не могу. В ваших руках я оставляю решение всех технических вопросов, но здесь мы имеем дело с политической ситуацией.

– Уверяю вас, я справляюсь со всеми аспектами этой политической ситуации.

В голосе Ллойда появилась дрожь.

– Да неужели? А как быть с этим эсминцем? Может, вы не заметили, он вооружен до зубов и его орудия нацелены на нас? Вы ни черта не сделали. Ничего!

Услышав это, Бриттон посмотрела на Хоуэлла, потом, более значительно, на Глинна.

– Мистер Ллойд, я не буду больше повторять. Вы мне поручили работу. Я ее выполняю. Ваша роль сейчас очень проста: дайте мне действовать в соответствии с планом. Сейчас не время для пространных объяснений.

Вместо ответа Ллойд повернулся к Пенфолду, с несчастным видом топтавшемуся у выхода с мостика.

– Свяжитесь с послом Трокмортоном и организуйте конференцсвязь с офисом вице-президента в Сантьяго. Я через минуту спущусь.

Пенфолд исчез.

– Мистер Ллойд, вы можете остаться на мостике и наблюдать. Не более, – сказал Глинн тихо.

– Слишком поздно, Глинн.

Глинн повернулся к человеку у черного терминала.

– Отключите питание в расположении «Ллойд индастриз» и заблокируйте связь «корабль–берег» по всему судну.

Наступило потрясенное молчание.

– Ну вы и сукин сын! – выкрикнул Ллойд, быстро приходя в себя, и повернулся к Бриттон. – Я отменяю этот приказ. Мистер Глинн отстранен от власти.

Было такое впечатление, что Глинн этого просто не слышал. Он переключился на своей рации на другую частоту.

– Мистер Гарса? Теперь докладывайте.

Он выслушал сообщение, потом сказал:

– Превосходно. Под покровом тумана начинайте раннюю эвакуацию с острова. Прикажите вернуться на борт всему персоналу, кроме тех, без кого нельзя обойтись. Но действуйте точно по плану. Оставьте включенным освещение и оборудование. Я перевел в автоматический режим радиопередающую установку Рейчел. Приведите катер с того конца острова, но будьте осторожны. Постоянно держитесь вне досягаемости радара, в тени острова или «Ролваага».

Ллойд прервал его голосом, дрожащим от злости.

– Вы не забыли, Глинн, кто в конечном счете командует этой операцией? Я не только вас увольняю, но прекращаю ЭИР все выплаты.

Он повернулся к Бриттон:

– Восстановите питание в моем отсеке.

Несколько секунд казалось, что Глинн не слышит Ллойда. Бриттон тоже ничего не предпринимала. Глинн продолжал спокойно говорить по рации, отдавал распоряжения, интересовался продвижением работ. Неожиданный порыв ветра ударил дождем по стеклам. Лицо Ллойда побагровело, когда он окинул взглядом капитана и команду. Но никто не смотрел на него. На мостике продолжалась работа.

– Что, меня никто не слышал? – крикнул он.

И тогда наконец Глинн повернулся к нему.

– Я не забываю, что в конечном счете командуете вы, мистер Ллойд, – ответил он миролюбивым, почти дружеским тоном.

Ллойд глубоко вздохнул, моментально выбитый из колеи. Глинн продолжал говорить спокойно, убедительно, даже добродушно.

– Мистер Ллойд, в моей операции должен быть один командир. Вам это известно лучше, чем кому бы то ни было. Подписав контракт, я дал обещание и не собираюсь его нарушать. Если я не подчиняюсь, пожалуйста, имейте в виду, что я делаю это для вас. Если бы вы вступили в контакт с чилийским вице-президентом, все пропало бы. Я лично с ним знаком. Мы вместе играли в поло на его ранчо в Патагонии. Ему доставило бы огромное удовольствие врезать американцам.

Ллойд промямлил:

– Вы играли в поло с…

Глинн продолжил скороговоркой:

– Только я один знаю все факты. Только я один знаю путь к успеху. Я был скрытным не из робости, мистер Ллойд. Для этого есть важная причина. Совершенно недопустимо вмешательство и принятие решений на непрофессиональном уровне. Честно говоря, метеорит не представляет для меня значительного интереса. Но я обещал переместить эту вещь из пункта А в пункт Б, и никто, никто меня не остановит. Поэтому, я надеюсь, теперь вы понимаете, почему я не намерен передавать управление этой операцией или делиться с вами объяснениями и прогнозами. Что до приостановки платежей, мы можем договориться об этом как джентльмены после возвращения на американскую почву.

– Послушайте, Глинн, все это прекрасно и хороший…

– Дискуссия окончена, и теперь, сэр, вы подчиняетесь мне. – В мягком голосе Глинна вдруг появились стальные нотки. – Или вы остаетесь здесь и молчите, или отправляетесь в свой офис, или будете отправлены на гауптвахту. Выбор за вами.

Ллойд смотрел на него ошеломленно.

– Неужели вы думаете, будто можете засадить меня на гауптвахту, вы, самоуверенный выродок?

Выражение лица Глинна не оставляло сомнений в ответе.

Ллойд замолчал, его лицо побагровело от злобы. Потом он обратился к Бриттон:

– А вы на кого работаете?

Глаза Бриттон, глубокие и зеленые, как океан, были по-прежнему прикованы к Глинну.

– Я работаю на человека, у которого ключ к машине, – ответила она наконец.

Ллойд стоял, кипя в бешенстве. Но отреагировал не сразу. Вместо этого он медленно обошел по кругу мостик, оставляя мокрые следы, потом остановился у иллюминаторов. Постоял немного, тяжело дыша, ни на кого не глядя.

– Еще раз приказываю восстановить питание и связь в моем отсеке.

Ни звука, никакого ответа. Стало понятно, что ни один, даже самый младший офицер не намерен подчиняться Ллойду.

Ллойд медленно повернулся, посмотрел прямо в глаза Макферлейну.

– А вы, Сэм? – спросил он тихим голосом.

Очередной порыв ветра набросился на стекла. Макферлейн колебался, кожей чувствуя предельный накал страстей. На мостике установилась мертвая тишина. Ему нужно было принять решение, и он нашел его – самое простое за всю его карьеру.

– Я работаю на камень, – сказал Макферлейн тихо.

Ллойд не сводил с него жесткого взгляда черных глаз. Потом он как-то сразу съежился. Бычья сила словно покинула его мощное тело. Его плечи опустились, лицо утратило огненный цвет. Он повернулся, постоял, медленно прошел к двери и покинул мостик.

Спустя мгновение Глинн снова склонился к черному монитору и зашептался с человеком у пульта.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   51   52   53   54   55   56   57   58   ...   89


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница