Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов



страница54/89
Дата10.05.2018
Размер5.13 Mb.
1   ...   50   51   52   53   54   55   56   57   ...   89
«Ролвааг»

Полночь

Когда Макферлейн прибыл на мостик, он нашел там группу взволнованных офицеров, собравшихся вокруг командного пульта. Сирена выключилась, и по системе внутреннего оповещения всей команде было приказано разойтись по своим постам. Бриттон, пославшая Макферлейну срочный вызов, казалось, не заметила его появления. За иллюминаторами стоял сплошной туман. Мощные прожектора на полубаке судна виднелись слабыми проблесками желтизны.

– Он держит нас на локаторе? – спросила Бриттон.

– На радаре наводки. Подтверждено, – ответил офицер рядом с ней.

Она приложила ко лбу тыльные стороны ладоней, подняла голову и заметила Макферлейна.

– Где мистер Глинн? – спросила она. – Почему он не отвечает?

Я не знаю. Он исчез вскоре после возвращения от чилийца. Я и сам пытался его найти.

Бриттон повернулась к Хоуэллу.

– Может быть, он не на судне, – предположил первый помощник.

Он на судне. Пошлите две поисковые команды: с носа и с кормы. Пусть двигаются к середине. Поиск по высшему разряду. Доставить его на мостик немедленно.

– В этом нет необходимости.

Глинн, как всегда бесшумно, материализовался около Макферлейна. С ним было два человека, которых Макферлейн до сих пор не видел на судне. На их рубашках были маленькие эмблемы ЭИР.

– Эли, – начал Макферлейн. – Мистер Ллойд снова звонил…

– Доктор Макферлейн, тишина на мостике, пожалуйста! – громко сказала Бриттон с командной интонацией в голосе.

Макферлейн замолк.

Бриттон повернулась к Глинну.

– Кто эти люди и почему они на мостике?

– Они сотрудники ЭИР.

Бриттон мгновение молчала, словно переваривая это.

– Мистер Глинн, я хочу напомнить вам и мистеру Макферлейну как представителю «Ллойд индастриз» на борту: как капитан «Ролваага» я являюсь последней инстанцией во всем, что касается управления и перемещения этого судна. И теперь я намерена осуществлять принадлежащие мне прерогативы власти.

Глинн кивнул. Или Макферлейн ошибся – кивок был таким легким, что могло и показаться. Макферлейн заметил, как окаменели лица Хоуэлла и других офицеров, находящихся на мостике. Явно что-то должно было случиться. А Глинн, казалось, спокойно выслушал это жесткое предупреждение.

– И как вы планируете осуществлять эти прерогативы власти?

– Метеорит не будет погружен на мой корабль.

Наступило молчание. Глинн посмотрел на нее снисходительно.

– Капитан, я думаю, будет лучше, если мы обсудим это наедине.

– Нет, сэр, – отрезала она и обратилась к Хоуэллу: – Начинайте приготовления к эвакуации с острова. Мы уходим через девяносто минут.

– Одну минуту, пожалуйста, мистер Хоуэлл, – остановил первого помощника Глинн, но по-прежнему глядя на капитана. – Могу я узнать, чем вызвано такое решение?

– Вам известны мои опасения относительно этого камня. Вы не даете мне никаких гарантий, кроме умозаключений, что его безопасно иметь на борту. А пять минут назад эсминец направил на нас радар наведения на цель. Мы на мушке. Даже если метеорит не опасен, условия таковыми не являются. Приближается сильный шторм. Нельзя грузить тяжелейший объект, когда-либо перемещенный людьми, под дулами четырехдюймовых орудий.

– Он не будет стрелять. По крайней мере не сейчас. Он поверил, что его человек, Тиммер, у нас на гауптвахте. Похоже, команданте очень хочет получить его назад целым и невредимым.

– Понятно. И что он сделает, когда узнает, что Тиммер мертв?

Глинн не ответил на этот вопрос.

– Бежать прочь без всякого предварительного плана – значит заведомо потерпеть неудачу. Валленар не позволит нам уйти, пока не получит назад Тиммера.

– Могу только сказать, что предпочитаю бежать сейчас, пока у нас в брюхе еще нет метеорита, который будет нас тормозить.

Глинн продолжал наблюдать за ней со снисходительным, почти печальным выражением.

Техник прочистил горло.

– Я имею входящий контакт с воздуха, пеленг ноль-ноль-девять, расстояние тридцать девять миль.

– Отследите и сообщите позывные, – сказала Бриттон, не меняя позиции и не сводя глаз с Глинна.

Наступило короткое, напряженное молчание.

– Разве вы забыли о контракте, который подписали с ЭИР? – спросил Глинн.

– Я ничего не забыла, мистер Глинн. Но существует высший закон, который отменяет любые контракты: правила и традиции моря. Капитану принадлежит последнее слово во всем, что касается корабля. И при данных обстоятельствах я не позволю грузить метеорит на корабль.

– Капитан Бриттон, если вы не хотите разговаривать с глазу на глаз, я могу только заверить вас, что нет повода для волнений.

Глинн кивнул своим людям. Один из них прошел вперед и сел у компьютерного терминала в черном футляре. Сбоку на нем было оттиснуто: «метрика безопасности». Второй человек встал у него за спиной лицом к офицерам, находящимся на мостике. Макферлейн сообразил, что этот терминал – меньший брат той загадочной машины, которую ему показывала Бриттон в грузовой аппаратной.

Бриттон смотрела на двоих сотрудников ЭИР тяжелым взглядом.

– Мистер Хоуэлл, удалите с мостика персонал ЭИР.

– Это невозможно, – сказал Глинн.

Что-то в его тоне заставило Бриттон помедлить.

– Что вы имеете в виду?

– «Ролвааг» удивительное судно, последнее слово в мореходной компьютеризации. В качестве предосторожности для разрешения такой непредвиденной ситуации, как эта, ЭИР использовала эту компьютеризацию. Видите ли, главным компьютером управляет наша система. В обычных условиях это управление было невидимым, но после того, как «Ролвааг» подошел к берегу, я активизировал альтернативный командный пункт. Теперь только мы владеем кодами доступа, чтобы управлять основными двигателями. Вы не сможете передать приказ ни машине, ни радару, пока не введете правильный код.

Бриттон смотрела на него с молчаливым бешенством на лице.

Хоуэлл снял трубку на командной консоли:

– Охрану на мостик, быстро.

Бриттон повернулась к вахтенному офицеру:

– Прикажите запустить двигатели.

Наступила пауза, пока офицер вводил последовательность команд.

– Машина не отвечает, мэм. Пульт заблокирован.

– Прогоните диагностику.

– Капитан, – продолжал Глинн, – боюсь, вам придется соблюдать условия контракта, нравится вам это или нет.

Она неожиданно повернулась, посмотрела ему прямо в глаза и сказала ему что-то так тихо, что Макферлейн не расслышал.

Глинн сделал шаг вперед.

– Нет, – почти прошептал он. – Вы обещали привести этот корабль обратно в Нью-Йорк. Я только добавил меры безопасности, чтобы предотвратить нарушение этого обещания вами или кем-либо другим.

Бриттон утратила дар речи, ее стройная фигура слегка вздрогнула, как от озноба.

– Если мы выйдем сейчас, второпях, без плана, они нас потопят. – Голос Глинна оставался тихим, напористым, убедительным. – Само наше выживание зависит сейчас от вашей готовности подчиниться мне. Я знаю, что я делаю.

Бриттон продолжала смотреть на него:

– Так не пойдет.

– Капитан, вы должны мне верить, когда я говорю, что нам суждено выжить только в одном случае. Вы должны сотрудничать со мной, или мы все умрем. Все очень просто.

– Капитан, диагностики подтверждают… – начал вахтенный офицер, но смолк, когда понял, что Бриттон его не слышит.

На мостике появилась группа офицеров безопасности.

– Вы слышали капитана, – скомандовал Хоуэлл, посылая их вперед. – Очистите мостик от персонала ЭИР.

Оперативники Глинна у монитора напряглись, готовясь к отпору.

– Капитан… – произнес Хоуэлл.

Но тут Бриттон подняла руку.

– Они могут остаться.

Хоуэлл посмотрел на нее с недоверием, но Бриттон не повернулась.

Наступило долгое напряженное молчание. Потом Глинн кивнул своей бригаде.

Человек, сидящий у терминала, снял с шеи короткий металлический ключ и вставил его в переднюю панель. Глинн прошел вперед, ввел серию команд, затем на цифровой клавишной панели набрал еще что-то короткое.

Вахтенный офицер поднял голову:

– Экран действует.

Бриттон кивнула.

– Молю бога, чтобы вы действительно знали, что делаете. – Говоря это, она не смотрела на Глинна.

– Если вы во что-то верите, капитан, я надеюсь, вы и в это поверите. Я заключил профессиональное соглашение, и личное тоже, доставить метеорит в Нью-Йорк. Вложил огромные ресурсы, чтобы иметь возможность решить любую проблему, которая встанет на пути, включая эту. Я… мы не потерпим неудачу.

Если сказанное как-то и затронуло Бриттон, Макферлейн этого не заметил. Ее взгляд остался холодным.

Глинн отошел назад.

– Капитан, последующие двенадцать часов будут самыми трудными за всю миссию. Успех теперь зависит от некоторого ограничения вашей власти как капитана. За это я прошу прощения. Но как только метеорит будет надежно установлен в танке, судно снова будет вашим. И завтра в полдень мы уже будем далеко на пути в Нью-Йорк. С бесценной долгожданной добычей.

Макферлейн заметил, что Глинн смотрел на нее и улыбался, едва заметно, но тем не менее улыбался.

Из радиорубки показался Бэнкс.

– Я получил идентификацию «птички», мэм. Вертолет «Ллойд холдингз» посылает шифрованные позывные на частоте «мостик – мостику».

Улыбка исчезла с лица Глинна. Он метнул взгляд на Макферлейна. «Нечего на меня смотреть, – чуть не сказал Макферлейн. – Вам следовало держать его в курсе».

Офицер у радарной консоли поправил наушники.

– Капитан, он просит разрешения на посадку.

– Расчетное время прибытия?

– Тридцать минут.

Глинн повернулся.

– Капитан, если вы не возражаете, я займусь неотложными делами. Сделайте все необходимые, по вашему мнению, приготовления для отплытия. Я скоро вернусь.

Он пошел к выходу, оставив на мостике двоих сотрудников ЭИР. В дверях он задержался.

– Доктор Макферлейн, – сказал он, не оборачиваясь. – Мистер Ллойд ожидает, что его встретят. Организуйте это, если вам не трудно.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   50   51   52   53   54   55   56   57   ...   89


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница