Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов



страница49/89
Дата10.05.2018
Размер5.13 Mb.
1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   89
Остров Десоласьон

23 июля, 12 часов 5 минут

Буря стихла. Сорок восемь часов прошли без неприятных происшествий. Система безопасности была значительно усилена. Утроено число охранников, установлены дополнительные камеры наблюдения, а по периметру рабочей площадки в снегу были расставлены детекторы движения.

Тем временем на заглубленной дороге стремительными темпами велись работы. Как только была готова новая секция, туда перемещалась платформа с метеоритом, а пройденный участок засыпали. Средства защиты вокруг метеорита усилили.

Наконец экскаваторы добрались до снежника. Здесь, скрытый двухсотфутовой толщей сплошного льда, метеорит ждал, пока бригады рабочих пробивали тоннель с разных сторон снежника навстречу друг другу.

Эли Глинн стоял в горловине ледового тоннеля, наблюдая за скоростью проходки грандиозных машин. Все шло по плану. Из холодной пещеры тянулось полдесятка толстых шлангов, отводивших выхлопные газы мощных дизельных моторов – работала временная система принудительной вентиляции, пока тяжелые машины врубались в лед. «В определенном смысле это прекрасно, – думал Глинн. – Еще одно инженерное свершение в длинном списке уже имеющихся с начала проекта». Миллион трещин и расселин разбегались по стенам тоннеля во все стороны подобно белой паутине на фоне льда потрясающе глубокого синего цвета. Ровным было только покрытое дробленым гравием дно, по которому будет перемещаться платформа.

Тоннель освещался лампами дневного света. Глядя вглубь, Глинн видел метеорит на платформе – красную каплю внутри сверхъестественно синей трубы, которую наполнял грохот и скрежет невидимых машин. Вдалеке показался огонек, какое-то транспортное средство обогнуло метеорит и двинулось в сторону Глинна. Оказалось, это состав из вагонеток, заполненных сверкающими ледяными глыбами.

Открытие, что метеорит может убить от прикосновения, испугало Глинна сильней, чем он готов был признать. Хотя он с самого начала издал приказ никогда не прикасаться к метеориту, сам он всегда рассматривал это только как юридическую предосторожность. Он чувствовал, что Макферлейн прав, что взрыв действительно был инициирован прикосновением. Казалось, другого объяснения не может быть. Возникала необходимость оперативных перерасчетов. Это влекло за собой пересмотр соотношения «провал–удача», требующий для своего выполнения всей компьютерной мощности ЭИР в Нью-Йорке.

Глинн снова посмотрел на красный монолит, сидящий подобно драгоценному камню в оправе из проклеенного дуба. Этот камень убил человека Валленара, убил Рочфорта и Эванса, убил Масангкея. Странно, что он не убил Ллойда. Доказано, что он смертельно опасен, однако предел расчетной смертности еще не превышен. Проект вулкана стоил пятнадцати жизней, включая одного любознательного государственного министра, который настоял на своем присутствии там, где ему не следовало находиться. Глинн убеждал себя, что, несмотря на необычайность камня и проблемы, связанные с чилийским эсминцем, это, в сущности, всего лишь работа по перемещению тяжелого объекта.

Он посмотрел на часы. Макферлейн и Амира будут вовремя. Они всегда точны. Он увидел, как они слезли со снегохода в начале ледяного тоннеля. Макферлейн вытащил вещевой мешок с инструментами, и спустя пять минут они были рядом с Глинном. Он предупредил:

– У вас сорок минут, пока не будет закончен тоннель и снова передвинут метеорит. Используйте это время наилучшим образом.

– Так и сделаем, – сказала Амира.

Он наблюдал, как она достает аппаратуру из мешка и устанавливает измерительные приборы, пока Макферлейн снимал камень на цифровую камеру. Амира действовала очень умело.

Как Глинн и рассчитывал, Макферлейн узнал о ее рапортах. Это дало желаемый эффект: теперь он знает, что его поведение отслеживается. Одновременно Амира озабочена этической дилеммой, что помогает отвлечь ее от склонности задавать более трудные нравственные вопросы, которым не место в сухих инженерных проектах. Макферлейн принял это лучше, чем ожидалось с учетом его биографии. Сложный человек показал себя необычайно полезным.

Глинн заметил, что прибыл еще один снегоход с пассажиром. С него сошла Салли Бриттон, полы ее длинного шерстяного пальто темно-синего цвета развевались за ней на ходу. Против обыкновения она была без офицерской фуражки, и ее волосы пшеничного цвета блестели под лампами, освещавшими тоннель. Глинн улыбнулся. Он и этого тоже ждал с тех пор, как взрывом был убит чилийский шпион. И не просто ожидал, а сгорал от нетерпения.

Когда Бриттон подошла ближе, Глинн обратился к ней с искренней приветливой улыбкой, взяв ее руку:

– Рад вас видеть, капитан. Что вас привело сюда?

Бриттон посмотрела вокруг. Ее умные зеленые глаза заметили все и изумленно округлились, увидев метеорит.

– Боже праведный, – выдохнула она.

Глинн улыбнулся.

– Это всегда потрясение с первого взгляда.

Она молча кивнула.

– Ничто великое не достигается в этом мире без трудностей, капитан. – Глинн говорил тихо, но очень убедительно. – Это научное открытие века.

Глинна не особенно волновала научная значимость, его интерес лежал исключительно в инженерных аспектах. Но он сознательно подпустил драматичности, поскольку это служило его целям.

Бриттон продолжала смотреть на камень.

– Мне говорили, что он красный, но я и представить не могла…

Она смотрела минуту, другую. Ледовый тоннель полнился ревом тяжелых машин. Наконец она с видимым усилием отвела взгляд от метеорита, повернулась лицом к Глинну и вздохнула:

– Убиты еще два человека. Но эта новость пришла от вас с задержкой и возбудила тревожные слухи. Команда нервничает. Мои офицеры тоже. Мне нужно знать точно, что произошло и почему.

Глинн молча ждал.

– Метеорит не будет загружен на борт, пока я не буду убеждена, что это безопасно.

Она высказала это все одним духом. Ее стройная маленькая фигурка твердо стояла на гравии.

Глинн улыбнулся. Это была стопроцентная Салли Бриттон. Он с каждым днем все более восхищался ею.

– Я чувствую совершенно так же, – сказал Глинн.

Она посмотрела на него растерянно, очевидно настроившись на сопротивление.

– Мистер Глинн, нам предстоит объяснять властям, как погиб чилийский офицер. Где-то здесь военный корабль, которому нравится держать нас под прицелом. Трое ваших людей погибли. Мы имеем камень весом двадцать пять тысяч тонн, который то давит людей, то рвет их в клочья, а вы хотите поместить его внутрь моего судна.

Она немного помолчала, потом продолжила более тихим голосом:

– Даже самые лучшие команды впадают в подозрительность. А здесь происходит масса таинственных и необъяснимых событий.

– Вы правильно беспокоитесь. Я расскажу, что произошло. Прошу прощения, что сам не пришел на судно, но вы же знаете – мы работаем круглосуточно. Две ночи назад у нас был лазутчик с чилийского корабля. Он был убит электрическим разрядом от метеорита. К сожалению, не до того, как он убил одного из наших людей.

Бриттон пронзила его взглядом.

– Так это правда? Молнию породил метеорит? Я не поверила этому. Это совершенно выше моего понимания.

– На самом деле все просто. Он из металла, обладающего электрической сверхпроводимостью. Тело человека имеет электрический потенциал. Вы прикасаетесь к метеориту, и он высвобождает электричество, циркулирующее внутри него. Как удар молнии, только сильней. Это, по нашим предположениям, и убило чилийца, так же как и Нестора Масангкея, человека, который первым открыл метеорит.

– Почему он так делает?

– Макферлейн и Амира сейчас работают над этим вопросом. Но главное дело сейчас – транспортировка камня, и у них нет времени для дальнейших анализов.

– А что может предотвратить подобное происшествие на моем корабле?

– Еще один хороший вопрос. – Глинн улыбнулся. – Мы над этим тоже работаем. Мы принимаем величайшие предосторожности, чтобы исключить возможность прикасаться к метеориту. Конечно, мы приняли это правило даже раньше, чем поняли, что прикосновение может вызвать взрыв.

– Ясно. Откуда берется это электричество?

– Это один из вопросов, которые сейчас изучает доктор Макферлейн.

Бриттон ничего не сказала.

Совершенно неожиданно Глинн взял ее за руку и почувствовал краткое, но ощутимое сопротивление. Потом она расслабилась.

– Мне понятна ваша озабоченность, капитан, – сказал он ласково. – Поэтому мы и принимаем все возможные меры безопасности. Но вы должны верить, что мы не потерпим неудачи. Вы должны верить в меня, как я верю в то, что вы сможете поддерживать на борту дисциплину, несмотря на нервозность и суеверие команды.

Она смотрела на Глинна, но он видел, как ее взгляд непреодолимо тянулся к огромному красному камню.

– Побудьте здесь, – сказал Глинн мягко, улыбаясь. – Посмотрите, как мы доставим на ваш корабль самый тяжелый объект, когда-либо перемещенный человеком.

Она перевела взгляд с камня на Глинна, потом обратно, колеблясь. У нее на поясе зачирикала рация. Она высвободила руку и отошла.

– Капитан Бриттон слушает, – сказала она.

Наблюдая за изменением ее лица, Глинн точно знал, что именно она слышит. Она убрала рацию.

– Эсминец. Он вернулся.

Глинн кивнул. Улыбка не покидала его лица.

– Неудивительно, – сказал он. – «Алмиранте Рамирес» потерял одного из своих. Он пришел его забрать.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   89


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница