Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов



страница44/89
Дата10.05.2018
Размер5.13 Mb.
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   89
Остров Десоласьон

20 июля, 14 часов 5 минут

Солнечным холодным днем Макферлейн и Рейчел стояли на краю рабочей площадки. Небо на востоке было чистым и ярким. Детали ландшафта четко вырисовывались в морозном воздухе. Но небо на западе выглядело совсем иначе: широкая темная пелена, затянувшая горизонт, пала низко и приближалась, застилая вершины гор. Порывами ветра кружило старый снег у их ног. Шторм был теперь не просто пятном на экране, он почти их накрыл.

К ним подошел Гарса.

– Никогда не думал, что буду любоваться таким жутким штормом, как этот, – сказал он, улыбаясь и указывая на запад.

– Какой теперь план? – поинтересовался Макферлейн.

– Врубаться и засыпать, отсюда и до берега, – сказал Гарса, подмигивая.

– Врубаться и засыпать?

– Мгновенный тоннель. Тоннель с проходкой открытым способом, это простейший из способов сооружения тоннелей, известный еще со времен Вавилона. Гидравлическим экскаватором роем канал, покрываем его стальными плитами, а поверх них насыпаем грунт и снег, чтобы скрыть. По мере продвижения метеорита к берегу мы будем рыть тоннель вперед и заполнять сзади.

Рейчел кивнула на гидравлический экскаватор.

– По сравнению с этой крошкой паровой экскаватор Майка Маллигана выглядит как радиоуправляемая игрушка.

Макферлейн подумал, сколько было сделано за два дня после того, как метеорит раздавил Рочфорта и Эванса. Под камнем заново откопали тоннели и выставили вдвое больше домкратов. Метеорит подняли с их помощью без каких-либо осложнений. Под ним построили опорную конструкцию, подобную люльке, и выбрали грунт вокруг него. С судна доставили гигантскую стальную платформу и установили ее рядом с метеоритом. Теперь настало время грузить на нее метеорит. Послушать Гарсу, так все было очень просто.

Инженер снова рассмеялся. Он был разговорчивым, в хорошем настроении.

– Готовы смотреть, как самый тяжелый объект, когда-либо перемещаемый человеком, начнет двигаться?

– Конечно, – сказал Макферлейн.

– Первый шаг: установка его на платформе. Для этого нам придется открыть метеорит. Ненадолго. Поэтому мне и нравится смотреть на шторм. Не хочу, чтобы этому проклятому чилийцу удалось разглядеть наш камень.

Гарса отошел в сторону и стал говорить по рации. Вдали Стоунсайфер махнул рукой крановщику. Макферлейн наблюдал, как кран поднимал стальные плиты, покрывавшие раскоп, и складывал их штабелем рядом. Ветер усиливался, свистел между ангарами и мел по земле снег. Последнюю плиту уже отчаянно мотало в воздухе, и крановщику с трудом удавалось удерживать стрелу крана в порывах ветра.

– Левей, левей! – крикнул в рацию Стоунсайфер. – Теперь стрелу вниз, ниже, ниже. Хорош.

Еще несколько напряженных секунд, и эта плита тоже легла сбоку. Макферлейн заглянул в открытый котлован.

В первый раз он видел метеорит целиком. Тот лежал как в люльке – кроваво-красное, кривобокое яйцо в гнезде из бруса и двутавровых балок. От этого зрелища захватило дух. Амира говорила, но он слышал ее словно издали.

– Что я тебе говорила, – обратилась она к Гарсе. – Выглядит грандиозно!

Макферлейн с трудом оторвал свой взгляд от метеорита и посмотрел на нее. Огонек заразительного веселья, так явно отсутствовавший в ее глазах в последние двадцать четыре часа, вернулся. Услышав ее восторженное восклицание, все техники, ученые и строительные рабочие прервали свои занятия и зачарованно уставились на метеорит.

– Он прекрасен, – сказал Макферлейн.

Взгляд Макферлейна вернулся к открытому тоннелю, к платформе, на которой предстояло везти метеорит. Сотовидная платформа длиной сто футов из стали и керамико-углеродного композита выглядела фантастически. Хотя Макферлейн не мог этого видеть, он знал, что под ней комплект мощных авиационных колес: тридцать шесть титановых осей, и на каждой из них по сорок колес, чтобы выдержать ошеломительный вес метеорита. В дальнем конце тоннеля на дне возвышался массивный стальной ворот.

Глинн отдавал приказы темным фигурам в тоннеле, повышая голос, стараясь перекрыть нарастающее неистовство ветра. Теперь над ними проходил атмосферный фронт, и темнота пожирала свет дня. Глинн прервался и подошел к Макферлейну.

– Есть результаты новой серии тестов, доктор Макферлейн? – спросил он, наблюдая за работой внизу.

Макферлейн кивнул.

– На нескольких направлениях.

Он замолчал. Ему хотелось получить некоторое удовлетворение, вынуждая Глинна расспрашивать. Макферлейн не мог смириться с тем, что Глинн шпионил за ним. Но решил не поднимать этого вопроса, по крайней мере пока.

Глинн наклонил голову, словно собираясь с мыслями.

– Понятно. Не могли бы вы с нами поделиться?

– Разумеется. Мы теперь знаем точку плавления. Точнее, мне следует сказать, точку испарения. Поскольку он переходит из твердого состояния сразу в газообразное. Один и две десятые миллиона градусов Кельвина.

Глинн выдохнул, изумленно подняв брови.

– Боже праведный.

– Есть прогресс и в определении кристаллической структуры. Это чрезвычайно сложная асимметричная фрактальная структура из встроенных друг в друга равнобедренных треугольников. Структура повторяет себя на разных уровнях – от макроскопического до атомного. Совершенный образец фрактала. Этим объясняется исключительная твердость. Скорее всего, это элемент, а не сплав.

– Есть информация относительно его места в периодической системе?

– Очень высоко. Выше сто семьдесят седьмого. Возможно, трансурановый элемент. Единичный атом, по-видимому гигантский, с сотнями протонов и нейтронов. Почти наверняка элемент принадлежит «острову стабильности», о котором мы уже говорили.

– Что-нибудь еще?

Макферлейн вдохнул морозный воздух.

– Да. Чрезвычайно интересное. Мы с Рейчел определили возраст Пасти Генуксы. Вулканические извержения и потоки лавы датируются почти тем же временем, что и падение метеорита.

Взор Глинна мгновенно обратился к Макферлейну.

– Какие выводы?

– Мы всегда полагали, что метеорит упал около вулкана. Но теперь получается, что метеорит создал вулкан. Он был таким плотным и тяжелым и летел с такой скоростью, что, подобно пуле, глубоко пробил земную кору, вызвав вулканическое извержение. Вот почему остров Десоласьон является единственным вулканическим островом среди островов этой группы. В своем дневнике Нестор пишет о «странном коэсите» региона. И когда я еще раз посмотрел коэсит на рентгеноскопическом дифракторе, я понял, что это так. Он действительно другой. Удар метеорита был таким сильным, что окружающие скалы, которые не испарились, претерпели фазовый сдвиг. Удар химически изменил материал в такую форму коэсита, которой никогда раньше не было.

Он махнул в сторону Пасти Генуксы.

– Силой извержения, турбулентностью магмы и взрывным освобождением газов метеорит вытолкнуло снова наверх, где он и остановился на глубине нескольких сотен футов. За миллионы лет подъема и эрозии Южных Кордильер он поднимался выше и выше, пока наконец не выбрался на поверхность в долине острова. По крайней мере, эта версия удовлетворяет имеющимся фактам.

– Это же исторический момент, – запричитала Рейчел. – А я ни черта не вижу.

Макферлейн плотней затянул вокруг лица капюшон парки и наклонился вперед. Он рассмотрел, что кевларовые тросы сильно натянуты. Стропы, похожие на толстые железные прутья, звенели от напряжения. Скрипы и странное дребезжание становились все громче, перекрывая шум ветра. Камень не двигался. Напряжение росло. Дребезжание стало выше тоном, ревели генераторы, а камень оставался неподвижным. А потом, при какофонии звуков, Макферлейну показалось, что метеорит стронулся с места. Но из-за оглушающего ветра и слепящей метели он не был в этом уверен.

Гарса посмотрел на них снизу, хитро скривился и поднял большой палец.

– Он двигается! – крикнула Рейчел.

Гарса и Стоунсайфер выкрикивали приказания рабочим. Под люлькой визжали и дымились стальные шкивы. Рабочие непрерывно качали графитовую пасту на них и на платформу. Макферлейн почувствовал резкий запах горящего металла.

А потом все кончилось. Со страшным, затихающим стоном метеорит вместе с люлькой оказался на ожидавшей его платформе. Кевларовые стропы ослабли, генераторы выключились.

– Мы это сделали! – Рейчел оглушительно свистнула, вложив в рот два пальца.

Макферлейн посмотрел на метеорит, водруженный на платформу.

– Десять футов пройдено, – сказал он. – Осталось десять тысяч миль.

Над Пастью Генуксы полыхнула молния, потом еще одна. За ними последовали оглушительные раскаты грома. Ветер усилился, набрасываясь на снег, швыряя белые полотнища на землю и в траншею.

– Сделано! – крикнул Глинн группе. – Мистер Гарса, пожалуйста, закройте тоннель.

Гарса повернулся к крановщику, придерживая одной рукой в перчатке капюшон от ветра.

– Не могу этого сделать, – крикнул тот в ответ. – Слишком сильный ветер. Опрокинет кран.

Глинн кивнул.

– Тогда натяните брезент и укрепите его, пока не кончится гроза.

Макферлейн наблюдал, как по обеим сторонам траншеи побежали рабочие, раскатывая рулон брезента, стараясь удержать его на месте под шквальными порывами ветра. Брезент имел пятнистую бело-серую камуфляжную расцветку, соответствующую унылым цветам острова. Опять Макферлейн изумился способности Глинна учитывать любые вероятности, всегда иметь в готовности план при любом повороте событий.

Новая вспышка молнии, на этот раз более близкая, придала наполненному снегом воздуху странное свечение.

Удостоверившись, что брезент надежно закреплен, Глинн кивнул Макферлейну:

– Давайте вернемся в помещение.

Затем посмотрел на Гарсу:

– Я хочу, чтобы, пока не кончится гроза, на рабочей площадке не было никого из персонала. Выставьте охрану со сменой каждые четыре часа.

Затем он позвал жестом Макферлейна и Рейчел, и они, сгибаясь под ураганным ветром, пошли через рабочую площадку.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   89


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница