Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов



страница43/89
Дата10.05.2018
Размер5.13 Mb.
1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   89
«Ролвааг»

14 часов 50 минут

Макферлейн помедлил перед самой дверью в судовой лазарет «Ролваага». Он всегда испытывал патологический страх на пороге приемных врачей и больниц, любых мест, напоминающих о смерти. На «Ролвааге» приемная врача не вызывала даже того обманчивого чувства спокойствия, которое в подобных заведениях обычно стремятся создать. Не было ни замусоленных журналов, ни полинявших репродукций Нормана Рокуэлла. Единственная декоративная деталь – большой красочный плакат, в мельчайших подробностях демонстрировавший различные кожные болезни. Лазарет так сильно пропах спиртом и йодом, что Макферлейну подумалось, не пользуется ли странный доктор ими для чистки ковров.

Он мялся, понимая, что ведет себя глупо. «Это может подождать», – подумал он, но, глубоко вздохнув, вошел, пересек приемную и поплелся по длинному коридору. Остановился перед последней дверью и постучал.

Внутри капитан Бриттон и врач тихо обсуждали диаграмму, лежавшую на столе между ними. Брамбелл откинулся на спинку кресла и словно невзначай закрыл папку.

– А-а, доктор Макферлейн.

В сухом голосе не чувствовалось удивления. Он не мигая смотрел на Макферлейна.

«Это может подождать», – снова подумал Макферлейн.

Но было уже поздно. Они оба смотрели на него с интересом.

– Вещи Масангкея, – сказал он громко. – Те, что были при нем. Теперь, когда вы закончили исследование, их можно забрать?

Брамбелл продолжал смотреть на него. В его взгляде не было человеческого участия, только клинический интерес.

– Среди них нет ничего ценного, – ответил он.

Макферлейн прислонился к косяку двери и ждал с непроницаемым лицом. Наконец врач заключил:

– Поскольку они были сфотографированы, не вижу причин их держать. Что именно вас интересует?

– Просто дайте мне знать, когда они будут готовы, хорошо?

Макферлейн выпрямился, кивнул Бриттон, повернулся и направился в приемную. На выходе услышал у себя за спиной быстрые шаги.

– Доктор Макферлейн, – окликнула капитан Бриттон. – Я поднимусь с вами наверх.

– Я совсем не хотел портить вам компанию, – сказал он, выходя в холл.

– Мне пора возвращаться на мостик. Должна поступить свежая информация о приближающемся шторме.

Они пошли по широкому коридору, рассеченному косыми полосами солнечного света через круглые иллюминаторы.

– Я очень сожалею о вашем друге Масангкее, доктор Макферлейн, – сказала Бриттон неожиданно тепло.

Макферлейн, взглянул на нее.

– Спасибо.

Даже в затемненном коридоре ее глаза были яркими. Интересно, не собирается ли и она выяснить, зачем ему понадобились вещи Масангкея? Но она молчала. И снова Макферлейн был поражен неясным чувством родства.

– Зовите меня Сэм.

– Хорошо, Сэм.

Они вышли на верхнюю палубу.

– Прогуляйтесь со мной, – попросила Бриттон.

Удивленный Макферлейн последовал за ней мимо надстройки к корме. Что-то в ее гордой осанке и покачивании бедрами при ходьбе напоминало Макферлейну его бывшую жену Малу. Бледный золотистый свет заливал корму судна. Вода пролива сияла насыщенной синью.

Бриттон миновала посадочную площадку, остановилась и прислонилась к перилам, жмурясь от солнца.

– Сэм, я стою перед дилеммой. Честно говоря, мне не нравится то, что я узнала о метеорите. Я боюсь, что он опасен для судна. Моряк всегда доверяет своим инстинктам. И мне очень не нравится видеть вот это, – сказала она, указывая на низкий стройный силуэт чилийского эсминца у входа в пролив. – С другой стороны, судя по тому, как работает Глинн, у меня есть все основания ожидать успешного завершения экспедиции.

Она вопросительно взглянула на Макферлейна.

– Вы поняли парадокс? Я не могу доверять одновременно и Эли Глинну, и своим инстинктам. Если пришла пора действовать, то мне нужно действовать уже сейчас. Я не намерена грузить в трюм судна что-то опасное.

При безжалостном солнечном свете Бриттон выглядела старше своих лет. «Она же думает о свертывании миссии», – с удивлением осознал Макферлейн.

– Полагаю, Ллойду не понравится, если вы сейчас заартачитесь, – сказал он.

– Ллойд не отвечает за «Ролвааг». Я советуюсь с вами, как делала это и раньше, потому что вы единственный, с кем я могу посоветоваться.

Макферлейн в свою очередь посмотрел ей прямо в глаза.

– Как капитан, я не могу поделиться этими опасениями со своими офицерами и командой. И конечно, я не могу говорить о них со служащими ЭИР. Остаетесь вы, эксперт по метеоритам. Мне необходимо знать, не думаете ли вы, что метеорит опасно грузить на судно. Мне нужно ваше мнение, а не мистера Ллойда.

Макферлейн некоторое время смотрел ей в глаза, потом отвернулся к морю.

– Я не могу ответить на ваш вопрос, – сказал он. – Метеорит довольно опасен, мы в этом убедились. Но представляет ли он опасность конкретно для корабля? Я не знаю. Но думаю, для нас, видимо, уже слишком поздно останавливаться, даже если бы мы этого захотели.

– Но в библиотеке вы говорили о своем беспокойстве. Так же, как и я.

– Я очень обеспокоен. Но все не так просто. Этот метеорит загадочен, как сама Вселенная. Он представляет такую важность, что, я думаю, у нас нет иного выбора, кроме как продолжать. Если бы Магеллан здраво учитывал рискованность своей экспедиции, он бы никогда не отправился в плавание вокруг света, а Колумб никогда не открыл Америки.

Бриттон молча внимательно смотрела на него.

– Вы думаете, что открытие этого метеорита сродни открытиям Магеллана и Колумба?

– Да, я так считаю, – сказал он веско.

– В библиотеке Глинн задал вам вопрос, а вы на него не ответили.

– Я не мог на него ответить.

– Почему?

Он посмотрел в ее спокойные зеленые глаза.

– Я осознал, что, несмотря на Рочфорта, несмотря ни на что, хочу этот метеорит. Больше, чем когда-либо желал чего-нибудь.

После некоторой паузы Бриттон выпрямилась.

– Благодарю вас, Сэм.

Затем она изящно повернулась и пошла на мостик.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   39   40   41   42   43   44   45   46   ...   89


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница