Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов



страница41/89
Дата10.05.2018
Размер5.13 Mb.
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   89
Остров Десоласьон

19 июля, 11 часов 30 минут

Макферлейн смотрел на башни черной лавы, вздымавшиеся перед ним. Вблизи громадные клыки были еще более впечатляющими. С точки зрения геологии он определил их как классическую «вулканическую вилку» – останки двойного вулкана, склоны которого осыпались, оставив торчать два заполненных базальтом жерла.

Макферлейн оглянулся через плечо. За ним на несколько миль далеко внизу была равнина, усеянная черными точками на белом фоне ландшафта, нити дорог пересекали остров. Восстановительные работы начались сразу после гибели Рочфорта и Эванса. Ими руководили Гарса и второй инженер, Стоунсайфер, лишенный чувства юмора человек, как будто унаследовавший вместе с обязанностями Рочфорта и его характер.

Подошла Рейчел Амира и встала рядом, выдыхая морозные облака. Она посмотрела на пики и нахмурилась.

– Нам еще далеко идти?

– Я хочу добраться до пласта темной породы на полпути наверх. Возможно, это следы последнего извержения. Я хочу по ним датировать поток.

– Нет проблем, – сказала Рейчел, с бравым видом поправляя снаряжение.

Она была в приподнятом настроении с той минуты, как они встретились, чтобы начать восхождение. Почти не разговаривала, но была оживленной и насвистывала про себя. Макферлейн же испытывал тревогу и нетерпение.

Он посмотрел вверх, наметил маршрут, оценив препятствия, карнизы, подвижные камни. Затем пошел дальше, снегоступы врезались в свежевыпавший снег. Они двигались медленно, поднимаясь по осыпающемуся склону. У основания вилки Макферлейн остановился около необычного камня, торчавшего из снега. Он дважды ударил по нему геологическим молотком, положил в мешок полученные образцы, сделал короткую запись.

– Играешь в камушки, – сказала Рейчел. – Как мальчишка.

– Поэтому я и стал космическим геологом.

– Уверена, у тебя в детстве была коллекция камней.

– Вообще-то нет. А что ты собирала? Кукол Барби?

Рейчел фыркнула.

– У меня была довольно разнообразная коллекция: птичьи гнезда, змеиные кожи, сушеные тарантулы, кости, бабочки, скорпионы, мертвая сова, необычная дорожная убоина.

– Сушеные тарантулы?

– Ага. Я выросла в Портале, в Аризоне, у подножия гор Чирикагуа. Осенью большие самцы тарантулов выбирались на дороги в поисках самок. У меня было их штук тридцать пришпилено на доске. Однажды проклятая псина съела всю мою коллекцию.

– Собака умерла?

– К сожалению, нет. Ее вырвало маме на кровать. Среди ночи. Было довольно весело, – захихикала она, вспоминая.

Остановились передохнуть. Дальше склон становился круче. Из-за постоянного ветра на снегу образовался толстый наст.

– Давай-ка наденем шипы, – решил Макферлейн.

Несмотря на минусовую температуру, ему было жарко, он расстегнул на парке молнию.

– Поднимемся на седловину между двумя пиками, – сказал он, пристегнул шипы к снегоступам и пошел дальше. – Что за дорожная убоина?

– Главным образом герпы.

– Герпы?

– Герпетологические образцы. Амфибии, рептилии.

– Почему?

Рейчел улыбнулась.

– Потому что они были интересными. Сухие, плоские, их было просто сортировать и хранить. У меня были довольно редкие экземпляры.

– Вот, наверно, твоей маме это нравилось.

– А она не знала.

Они замолчали, учащенно выдыхая белые облачка пара. Спустя несколько минут они добрались до седловины, и Макферлейн снова остановился отдохнуть.

– Три недели на этом проклятом корабле, и я совсем потерял форму, – сказал он, тяжело дыша.

– Прошлой ночью вы действовали хорошо, мистер. На ее лице начала появляться улыбка. Но вдруг она покраснела и отвернулась.

Он не ответил. Рейчел была хорошим партнером. И он чувствовал, что теперь может ей доверять. Однако случившееся прошлой ночью было неожиданным осложнением. А он сейчас меньше всего хотел осложнений.

Отдохнули несколько минут и попили воды из фляги. Макферлейн заметил далеко на западе темную линию, пересекающую горизонт, – предвестницу бури.

– Ты кажешься другой, чем остальная команда Глинна. Почему? – спросил он.

– Я другая. Это не случайно. Все в ЭИР отличаются суперосторожностью, включая самого Глинна. Ему нужен кто-то рисковый. И на случай, если ты не заметил, у меня блестящий ум.

– Я заметил, – сказал он, достал из кармана конфету и дал ей.

Они жевали молча. Потом Макферлейн убрал пустые обертки в рюкзак и закинул его на плечо. Он оценивающе посмотрел на склон над ними.

– Отсюда выглядит несколько сложно. Я пойду…

Но Рейчел уже полезла впереди него вверх по ледяной корке. Снежник доходил до подножия скалы, и, чем круче становился подъем, тем он был более голубым и ледяным.

– Будь осторожна! – крикнул Макферлейн, запрокинув голову.

Вид сверху на суровые острова группы Горн был потрясающий. Далеко, у самого горизонта, виделись вершины гор Огненной Земли. «Ролвааг» при всей своей огромности выглядел на темной воде пролива детской игрушкой в ванночке для купания. Эсминец, укрывшийся за гористым островом, едва просматривался. На границе видимости штормовой фронт вгрызался в хрусталь неба.

Он снова посмотрел наверх и почувствовал беспокойство, увидев, как быстро Рейчел лезла вперед.

– Не спеши! – крикнул он более строго на этот раз.

– Копуша! – пришел насмешливый ответ.

А затем мимо прогрохотал один камень, за ним пролетел в дюйме от его уха другой, еще большего размера. С шумом обвалилась небольшая часть крутого склона, уходя у Рейчел из-под ног, обнажая темный шрам под белым снегом. Рейчел тяжело упала на живот, ноги повисли в пространстве. Ее охватил ужас, когда она оглянулась, ища точку опоры.

– Держись! – крикнул Макферлейн.

Через минуту он был на широком карнизе прямо под ней. Он приближался с осторожностью, тщательно планируя каждый шаг по твердой поверхности. Дошел и взял ее за руку.

– Я держу тебя, – произнес он на одном дыхании. – Расслабься.

– Я не могу, – проговорила Рейчел сквозь сжатые зубы.

– Все нормально, – сказал он спокойно. – Я держу тебя.

Она тихо всхлипнула и расслабилась. Макферлейн почувствовал, как ее вес пошел на него, отклонился, направив ее ноги на широкий карниз под собой. Она приземлилась тяжело, ноги у нее подкосились. Она стояла на коленях, и ее била дрожь.

– О боже! – выговорила Рейчел дрожащим голосом и обняла его. – Я почти упала.

– Все нормально. Ты упала бы с высоты пять футов. В сугроб.

– Правда? – Она посмотрела вниз и состроила гримасу. – А казалось, что вся гора один сплошной оползень. Я собиралась сказать, что ты спас мне жизнь, но оказывается – нет. Все равно спасибо.

Она подняла голову и легко поцеловала его в губы. Мгновение помедлила и поцеловала снова, более крепко. Затем, почувствовав сопротивление, отклонилась назад, рассматривая его внимательно своими темными глазами. Они молча смотрели друг на друга, а в тысяче футов у них под ногами простирался весь мир.

– Ты мне по-прежнему не доверяешь, Сэм?

– Я тебе доверяю.

Она снова притянула его к себе, у нее сошлись брови, придавая ей испуганный вид.

– Тогда в чем дело? У тебя кто-то есть? Может, наш красивый капитан? Даже Эли, кажется…

Она осеклась и опустила глаза.

Полдесятка ответов пришло Макферлейну в голову, но одни казались слишком фривольными, другие слишком нравоучительными. Не найдя ничего лучше для ответа, он просто взвалил на плечи рюкзак и с глупой улыбкой покачал головой.

– Хорошие образцы можно отколоть, наверное, футов на двадцать выше по склону.

Рейчел продолжала смотреть в землю.

– Ты иди собирай свои образцы. Я тебя здесь подожду.

Ему потребовалось немного времени, чтобы добраться до места, отбить полдесятка кусков темного базальта с поверхности скалы и вернуться к Рейчел. Они молча спустились вниз до седловины.

– Давай передохнем, – предложил он как можно непринужденнее.

Макферлейн посмотрел на Рейчел. Им придется работать в тесном контакте до конца экспедиции. Меньше всего хотелось неловкости между ними. Он тронул ее за локоть, и она выжидающе повернулась к нему.

– Рейчел, послушай, – начал он. – Прошлая ночь была чудной. Но давай оставим все как есть. По крайней мере пока.

Она вся насторожилась.

– В каком смысле?

– В том смысле, что нам нужно работать. Вместе. Это и так достаточно сложно. Давай не будем торопить события, ладно?

Она быстро заморгала, потом наклонила голову. Легкой улыбкой постаралась скрыть разочарование, даже обиду, промелькнувшую у нее на лице.

– Ладно, – согласилась она, глядя в сторону.

Макферлейн обхватил ее рукой. Из-за толстой парки казалось, что он обнимает рекламного человечка «Мишлен». Пальцем в перчатке он осторожно поднял ей голову.

– Действительно так? – спросил он.

Она снова кивнула.

– Мне это слышать не впервой. Привыкла, – ответила она.

– Это как же понимать?

Она пожала плечами.

– Никак. Я полагаю, я просто недостаточно хороша для такого рода вещей. Вот и все.

Они стояли, обнявшись, на ледяном ветру. Макферлейн смотрел на пряди волос, выбившиеся у нее из-под капюшона парки, и вдруг, повинуясь импульсу, задал вопрос, который не давал ему покоя с первой ночи на сигнальном мостике.

– У тебя с Глинном что-нибудь было?

Она посмотрела на него и отстранилась. В лице у нее появилась настороженность. Потом она вздохнула и успокоилась.

– Какого черта не сказать тебе? Правда было. Давным-давно у нас с Эли что-то было. Совсем крохотное, я полагаю. Это было… очень хорошо.

На губах у нее появилась улыбка, потом медленно исчезла. Она отвернулась и села на снег, вытянув вперед ноги и глядя на белую ширь внизу.

Макферлейн сел рядом с ней.

– Что же случилось?

Она взглянула на него.

– Тебе обязательно знать? Эли порвал отношения. – Она холодно улыбнулась. – И знаешь что? Все шло замечательно. Ничего плохого не происходило. Я никогда в жизни не была счастливей. – Она помолчал а. – Я думаю, это его и испугало. Он не вынес мысли, что это не может всегда оставаться таким прекрасным. Когда что-то не может стать лучше, он это отбрасывает. Совсем как сейчас. Потому, что если что-то не может стать лучше, оно станет хуже. Это будет сбой. Правильно? Эли Глинн – человек, у которого не может быть сбоев.

Она невесело рассмеялась.

– Но вы до сих пор часто мыслите одинаково, – сказал Макферлейн. – Как вчера в библиотеке. Я ожидал, что ты что-нибудь скажешь. О том, что произошло с Рочфортом и Эвансом, я имею в виду. Но ты ничего не сказала. Это означает, что и для тебя их смерть в порядке вещей?

– Сэм, ради бога. Никакая смерть не может быть в порядке вещей. Но почти во всех проектах, где я работала для ЭИР, были несчастные случаи. Это в природе подобных дел.

Они посидели минуту, не глядя друг на друга. Потом Рейчел поднялась на ноги.

– Пошли, – сказала она тихо, отряхиваясь. – Кто придет последним, тот моет пробирки.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   89


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница