Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов



страница39/89
Дата10.05.2018
Размер5.13 Mb.
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   89
«Ролвааг»

12 часов 25 минут

Глинн вытащил из кармана маленький бинокль и посмотрел на корабль. Он ожидал, что Валленар предпримет новую попытку. Очевидно, это она.

Бриттон поднялась со своего кресла и подошла к иллюминатору.

– Похоже, он хочет нас потопить, – сказала она.

Глинн присмотрелся к мачтам, потом к четырехдюймовым пушкам и опустил бинокль.

– Это блеф.

– Откуда вы знаете?

– Проверьте.

Бриттон вопросительно взглянула на первого помощника. Хоуэлл сказал:

– Приемная антенна не улавливает активности радара наведения.

Бриттон повернулась к Глинну, и тот протянул ей бинокль.

– Он направил на нас орудия, но не собирается из них стрелять. Посмотрите – радар системы наведения не крутится.

– Да, вы правы, – подтвердила Бриттон, возвращая бинокль. – Всем по местам стоять, мистер Хоуэлл.

– Мистер Гарса, позаботьтесь подготовить гостевую каюту на всякий случай, – попросил Глинн.

Он положил бинокль в карман и посмотрел на Паппапа. Метис сидел, прислонясь к спинке стула, и поглаживал свои длинные висячие усы.

– Мистер Паппап, я бы хотел пройтись с вами по палубе, если не возражаете.

Выражение лица Паппапа не изменилось. Он встал, вышел вслед за Глинном из библиотеки и направился за ним по широкому коридору.

Снаружи через пролив задувал резкий ветер, взбивая на воде танцующие барашки. По палубе скользили куски льда. Глинн шел впереди, маленький старик за ним по пятам. Так они дошли до возвышения палубы на носу судна. Глинн остановился, прислонился к якорной лебедке и посмотрел на далекий эсминец. Теперь, когда Валленар сделал следующий шаг, проблема заключалась в том, чтобы предусмотреть его дальнейшие действия. Глинн исподтишка глянул на Паппапа, единственного человека на борту, который мог просветить его относительно Валленара. И именно этого человека он понимает хуже, чем любого другого. Глинн обнаружил, что не может предсказать или контролировать действия Паппапа, ходившего за ним как тень. Это почему-то тревожило.

– Сигареты не найдется? – спросил Паппап.

Глинн вытащил из кармана полную пачку сигарет «Мальборо» стоимостью на вес золота и подал ее Паппапу. Старик вскрыл пачку и вытащил сигарету.

– Спичка?

Глинн дал ему прикурить от своей зажигалки.

– Спасибо, парень, – поблагодарил Паппап и глубоко затянулся. – Немного холодно сегодня, да?

– Да, холодно.

Они помолчали.

– Где вы выучили английский, мистер Паппап?

– У миссионеров, где же еще? Я только у них немного и поучился.

– Один из них был не из Лондона случайно?

– Оба, сэр.

Глинн подождал немного, пока Паппап курил. Даже с учетом культурных различий этот человек был для Глинна загадкой, он в жизни не встречал такую непроницаемую и непредсказуемую личность.

Глинн начал издалека.

– Красивое кольцо, – сказал он, указывая небрежно на маленькое золотое кольцо у метиса на мизинце.

Паппап с улыбкой поднял руку вверх.

– Да, чистое золото, жемчуг, два рубина. И все.

– Подарок королевы Аделаиды, я полагаю?

Паппап вздрогнул, сигарета прыгнула во рту. Но он быстро пришел в себя.

– Вы правы.

– А что стало со шляпой королевы?

Паппап посмотрел на него с интересом.

– Похоронили вместе с хозяйкой, как было принято в старину.

– Значит, Фьюджия Баскет была вашей прапрапрабабушкой?

– В некотором смысле можно сказать и так.

Глаза Паппапа оставались прикрытыми.

– Вы выходец из выдающейся семьи.

Говоря это, Глинн пристально посмотрел в глаза Паппапу. А когда тот отвел взгляд, Глинн понял, что этим комментарием достиг ожидаемого эффекта. Тем не менее следовало действовать с величайшей хитростью. У него будет только один шанс войти в доверие к Паппапу.

– Ваша жена давно умерла.

Паппап продолжал молчать.

– Оспа?


Паппап покачал головой:

– Корь.


– Вот как, – удивился Глинн. – Мой дед тоже умер от кори.

Это было правдой. Паппап согласно кивнул.

– У нас есть еще кое-что общее, – продолжал Глинн. Паппап посмотрел на него искоса.

– Мой прапрапрадедушка был капитан Фицрой.

Глинн произнес эту ложь очень спокойно, не моргнув глазом.

Паппап отвел взгляд от моря, но Глинн заметил у него в глазах беспокойство. Глаза всегда выдают. Если, конечно, их не тренировать.

– Странно, как история себя повторяет, – продолжал Глинн. – У меня есть гравюра, на которой ваша прапрапрабабушка еще маленькой девочкой встречается с королевой. Она висит у меня в гостиной.

Для ейган установление семейных связей имеет огромное значение, если верить прочитанной Глинном литературе по этнографии.

Чувствовалось, что Паппап испытывает все большее напряжение.

– Джон, можно мне еще раз взглянуть на кольцо?

Не глядя на него, Паппап поднял свою коричневую руку. Глинн взял ее осторожно, ласково пожимая ладонь. Кольцо он заметил в первый же раз, когда увидел пьяного Паппапа в забегаловке в Пуэрто-Уильямсе. Людям в Нью-Йорке потребовалось несколько дней, чтобы определить, что это такое и откуда взялось.

– Судьба – странная вещь, Джон. Мой прапрапрадедушка, капитан Фицрой, командовавший корветом «Бигл», похитил вашу бабушку Фьюджию Баскет и отвез ее в Лондон познакомиться с королевой. А теперь я похитил вас, – добавил он с улыбкой. – Забавно, правда? Только я не повезу вас в Лондон. Скоро вы снова будете дома.

В тридцатые годы девятнадцатого века было принято привозить с собой со всех концов света аборигенов и показывать их при английском дворе. Фьюджия Баскет через несколько лет вернулась на Огненную Землю на том же «Бигле», со шляпкой и кольцом, подаренными ей королевой. Другим пассажиром на этом корабле был мистер Чарльз Дарвин.

Хотя Паппап по-прежнему не смотрел на Глинна, было видно, что из глаз его уходит беспокойство.

– Что будет с кольцом? – спросил Глинн.

– Пойдет со мной в могилу.

– Нет детей?

Глинн уже знал, что Паппап – последний оставшийся ейган, но он хотел услышать ответ.

Паппап покачал головой.

Глинн кивнул, продолжая держать его за руку.

– Неужели больше никого не осталось?

– Есть несколько метисов, но я последний, кто говорит на языке.

– Должно быть, вам это очень горько.

– У ейган есть старая легенда. И чем старше я становлюсь, тем больше думаю, что она обо мне.

– Что за легенда?

– Когда придет время умирать последнему из ейган, Генукса сам заберет его под землю. И из его костей вырастет новая раса.

Глинн отпустил руку Паппапа.

– И как Генукса заберет последнего из ейган?

Паппап покачал головой:

– Это же все чертовы суеверия, разве не так? Я не помню подробностей.

Глинн не стал настаивать. Это был опять прежний Паппап. Глинн понял, что ему не узнать, удалось ли склонить старика на свою сторону.

– Джон, мне нужна ваша помощь с команданте Эмилиано Валленаром. Его присутствие здесь представляет угрозу нашей миссии. Что вы можете мне о нем сказать?

Паппап вытряхнул из пачки новую сигарету.

– Команданте Валленар появился здесь двадцать пять лет назад. После победы Пиночета.

– Почему?

– Его отец выпал из вертолета во время допроса. Он был человеком Альенде. Как и его сын. Эмилиано отправили сюда, чтобы не путался под ногами.

Глинн кивнул. Это многое объясняло. Не только его неуважение к чилийскому военному флоту, но и его ненависть к американцам и, возможно, даже презрение к самому себе как к чилийцу.

– Почему он до сих пор командует эсминцем?

– Он знает кое-что кое о ком. И что с ним делать? Он хороший офицер. Команданте Валленар очень упорный человек. И очень осторожный.

– Понятно, – сказал Глинн, отметив свойственную Паппапу проницательность. – Есть еще что-то, что мне нужно о нем знать? Он женат?

Паппап лизнул кончик новой сигареты и зажал ее губами.

– Команданте дважды убийца.

Глинн замер от удивления, давая ему прикурить.

– Он привез жену с собой в Пуэрто-Уильямс. Это плохое место для женщины. Там ей нечего делать. Ни танцев, ни праздников. Во время войны за Фолклендские острова команданте надолго отправили в Магелланов пролив помогать британцам сдерживать аргентинский флот. Когда он вернулся, то обнаружил, что его жена завела любовника. – Паппап глубоко затянулся и продолжил: – Команданте поступил умно. Он ждал, пока не застал их на месте. Он перерезал ей горло. Насколько я слышал, с мужиком он поступил еще хуже. Тот умер от потери крови по пути в госпиталь в Пунта-Аренасе.

– Почему же его не посадили?

– Здесь не принято просто говорить сопернику: убирайся. Чилийцы – древний народ чести, так? – проговорил Паппап очень спокойно, как о само собой разумеющемся. – Если бы он убил их не в спальне, тогда другое дело. Но… – Он пожал плечами. – Каждый понимает, почему человек, который увидел свою жену за таким занятием, сделал то, что он. И это еще одна причина, почему команданте Валленар так долго остается командиром.

– Это почему же?

– Он человек, который может все.

Глинн помолчал, глядя через пролив на эсминец, неподвижный и темный.

– Я хочу вас спросить еще кое о чем, – сказал он, продолжая смотреть на боевой корабль. – Этот торговец в Пунта-Аренасе, тот, которому вы продали снаряжение геолога, он вас запомнил? Сможет он сказать, кто вы, если его будут спрашивать?

Паппап задумался, прежде чем ответить.

– Трудно сказать, – наконец произнес он. – Это был большой магазин. Но с другой стороны, не так много в Пунта-Аренасе индейцев ейган. К тому же сделка была для него выгодной.

– Понятно, – сказал Глинн. – Спасибо, Джон. Вы мне очень помогли.

– Не стоит, парень, – ответил Паппап.

Он снова искоса посмотрел на Глинна. Глаза его светились проницательностью и хитростью.

Глинн соображал быстро. Иногда лучше сразу признаться во лжи. Если это сделать умело, можно даже заработать доверие.

– Боюсь, я был не совсем с вами честен. Я очень много знаю о капитане Фицрое, но на самом деле он не был моим предком.

Паппап неприятно загоготал:

– Конечно нет. Не больше чем Фьюджия Баскет была моим.

Резкий порыв ветра поднял Глинну воротник. Он посмотрел на Паппапа.

– Откуда же у вас кольцо?

– Столько ейган умерло, что последний унаследовал много чего. Так я получил и шляпку, и кольцо, и все остальное тоже.

В глазах Паппапа промелькнуло смущение.

– Что же случилось со всем остальным?

– Продал в основном. Деньги пропил.

Глинн снова поразился прямоте ответа, осознавая, что даже приблизительно не понимает индейца.

– Когда это закончится, – добавил старик, – вам придется взять меня с собой, все равно куда. Я не могу вернуться домой.

– Почему не можете?

Задавая вопрос, Глинн уже знал ответ.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   35   36   37   38   39   40   41   42   ...   89


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница