Линкольн Чайлд, Дуглас Престон Граница льдов



страница26/89
Дата10.05.2018
Размер5.13 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   89
Остров Десоласьон

16 июля, 8 часов 42 минуты

Макферлейн смотрел на новую гравийную дорогу, похожую на черную змею, прорезавшую сверкающие просторы белого снега. Он потряс головой, улыбаясь про себя в завистливом восхищении. За три дня, прошедших после первого посещения, остров изменился до неузнаваемости.

Сильный рывок, и половина кофе из чашки выплеснулась Макферлейну на непромокаемые штаны.

– Господи! – вскрикнул он, отводя в сторону руку с чашкой и отряхивая брюки.

Из кабины ему улыбнулся водитель, крепкий малый по имени Эванс.

– Сожалею, – посочувствовал он. – Эти «каты» ездят совсем не так, как «эльдорадо».

Несмотря на огромный кузов и шины размером в два человеческих роста, кабина трактора-тягача была рассчитана только на одного человека, и Макферлейн уселся на площадке рядом с ней, скрестив ноги. Прямо под ним ревел мощный дизельный двигатель. Это не имело значения. Сегодня был особый день. Сегодня они откапывают метеорит.

Макферлейн вспоминал последние семьдесят два часа. В первую же ночь их прибытия Глинн запустил ошеломительный процесс разгрузки. Все происходило с поразительной скоростью и результативностью. К утру большая часть оборудования, которое могло вызвать подозрения, была перемещена с помощью тяжелых машин в сборные ангары на острове. В то же самое время рабочие ЭИР под руководством Гарсы и Рочфорта с помощью взрывов выровняли пляж, построили причалы и волнорезы из камней и стали, проложили широкую дорогу от берега высадки в обход снежника к месту расположения метеорита. По ней-то и ехал сейчас Макферлейн. Бригада рабочих ЭИР сгрузила часть передвижных контейнерных лабораторий и производственных помещений, перевезла на рабочую площадку, где их разместили среди домиков из гофрированного металла.

Но когда тягач обогнул снежник и подъехал к рабочей площадке, Макферлейн увидел, что самые поразительные изменения произошли на склоне, в миле от нее. Там армия рабочих с тяжелым оборудованием начала разработку открытого карьера. Вдоль него выросло с десяток бараков. Периодически гремели взрывы, над карьером поднимались тучи пыли. На одной стороне росли отвалы, неподалеку был вырыт пруд для щелочного раствора, который обычно используют при обогащении руды.

– Что там происходит? – крикнул Макферлейн Эвансу, указывая на склон.

– Разработка месторождения.

– Я вижу. Но что они добывают?

Эванс расплылся в улыбке:

– Ничего!

Макферлейн не мог удержаться от смеха. Глинн поражал его воображение. Любой, увидев все это, подумает, что настоящие работы развернуты на склоне, а постройки вокруг метеорита – просто складские помещения.

Он отвел взгляд от фиктивной выработки и посмотрел на дорогу впереди. Снежник Генуксы сверкал, словно захватывал свет, втягивал его вглубь, превращая в бесчисленные оттенки синего и бирюзового. Припорошенная свежим снегом «Пасть Генуксы» за ним выглядела теперь менее зловещей.

Предыдущую ночь Макферлейн вообще не спал, но чувствовал себя тем не менее очень бодрым. Меньше чем через час они будут знать. Они его увидят. Они смогут к нему прикоснуться.

Тягач снова подскочил, Макферлейн крепче ухватился за металлический поручень одной рукой, а другой опрокинул в рот остатки кофе из стаканчика. Было солнечно, но все же чертовски холодно. Макферлейн смял пластиковый стаканчик и засунул в карман парки. Большой трактор выглядел только слегка менее потрепанным, чем сам «Ролвааг», но Макферлейн видел, что и это тоже иллюзия: интерьер машины был совершенно новым.

– Хорошая машина, – крикнул он Эвансу.

– О да, – откликнулся парень, выдохнув облако пара.

Дорога стала ровней, и скорость увеличилась. По пути встретили еще один тягач и бульдозер, направлявшиеся к берегу. Водители радостно приветствовали Эванса. Макферлейн осознал, что ему ничего не известно о мужчинах и женщинах, управлявших тяжелыми машинами. Кто они? Что они думают об этом странном предприятии?

– Вы работаете на Глинна? – спросил он Эванса.

Эванс кивнул.

Казалось, он постоянно носит улыбку на своем грубом морщинистом лице с нависшими щетинистыми бровями.

– Хотя не постоянно. Некоторые из парней работают на нефтяных вышках, кто-то строит мосты, да мало ли где. У нас даже есть бригада с раскопок в Бостоне. Но когда зовет ЭИР, все бросаешь и бегом к ним.

– Это почему же?

Эванс улыбнулся еще шире.

– Они платят в пять раз больше, вот почему.

– Тогда, пожалуй, я работаю не на того.

– О, я уверен, вы зарабатываете достаточно, доктор Макферлейн.

Эванс сбросил скорость, чтобы пропустить грейдер, металлические ножи которого ярко блестели на солнце.

– Это самое большое дело, в котором вы участвовали с ЭИР?

– Нет, – мотнул головой Эванс, газанул, и машина снова понеслась вперед. – Эту работу можно считать средней.

Снежник остался позади. Впереди Макферлейн видел широкую выемку размером около акра, выдолбленную в мерзлой земле. Вокруг рабочей зоны были размещены четыре гигантские инфракрасные параболические антенны, направленные вниз. Рядом, словно солдаты на смотру, выстроились в ряд грейдеры. Вокруг сновали инженеры и рабочие, собирались группами и что-то обсуждали, делали замеры, говорили по радио. Вдалеке огромная машина, похожая на трейлер на гигантских металлических подошвах, оснащенная высокотехнологичной аппаратурой на выносных штативах, подползала к снежнику. Сбоку, маленькая и жалкая, стояла пирамида, которую они с Ллойдом сложили над останками Масангкея.

Эванс остановился на границе рабочей площадки. Макферлейн спрыгнул и пошел к строению с вывеской «интендант». Внутри за столом рядом с импровизированной кухней сидели Ллойд с Глинном и что-то обсуждали. Амира накладывала со сковороды еду на тарелку. Неподалеку, свернувшись, дремал Паппап. В комнате пахло кофе и беконом.

– Вы как раз вовремя, – сказала Амира, возвращаясь к столу с тарелкой, в которой было по меньшей мере десять кусков бекона.

– Валяетесь в постели, пока все работают. Вам следовало бы подавать пример своему ассистенту.

Она полила на горку бекона кленового сиропа, размешала, подхватила кусок бекона со стекающим сиропом и отправила его в рот.

Ллойд согревал руки о чашку с кофе.

– Рейчел, при вашем пристрастии к еде, – сказал он шутливо, – вам полагалось бы уже умереть.

Амира рассмеялась.

– Мозг тратит больше калорий за минуту мыслительной работы, чем тело во время бега. Как бы иначе я оставалась такой грациозной и сексуальной? – отвечала она, постукивая себя по лбу.

– Когда мы откопаем камень? – спросил Макферлейн.

Глинн откинулся на стуле, вытянул из кармана свои золотые часы и открыл их.

– Полчаса. Мы собираемся открыть часть поверхности не больше, чем необходимо, чтобы вы могли провести исследования. Доктор Амира поможет вам взять пробы и проанализировать результаты.

Они все это уже подробно обговорили, но Глинн всегда повторял дважды. Макферлейн кивнул. «Двойное обеспечение», – подумал он.

– Мы должны его окрестить, – сказала Амира, положив в рот очередной кусок бекона. – Кто-нибудь принес шампанское?

Ллойд сморщился.

– К сожалению, это больше похоже на съезд лиги трезвенников, чем на научную экспедицию.

– Полагаю, вам придется разбить о камень один из ваших термосов с горячим шоколадом, – пошутил Макферлейн.

Глинн наклонился, поднял сумку, достал из нее бутылку «Перье Жуэ» и осторожно поставил на стол.

– «Флер де Шампань», – прошептал Ллойд почти благоговейно. – Мое любимое. Эли, вы лжец, вы мне никогда не говорили, что на борту есть шампанское.

Глинн только молча улыбнулся.

– Если мы собираемся эту штуку крестить, кто-нибудь подумал об имени? – спросила Амира.

– Сэм хочет дать метеориту имя Масангкей, – сказал Ллойд. – Я склоняюсь к тому, чтобы придерживаться обычной практики и назвать его Десоласьон.

Наступило неловкое молчание.

– Мы должны выбрать имя, – прервала молчание Амира.

– Нестор Масангкей пожертвовал жизнью, чтобы найти метеорит, – сказал Макферлейн тихим голосом, твердо глядя на Ллойда. – Если бы не он, нас бы здесь не было. С другой стороны, вы финансировали экспедицию и тем выиграли право назвать камень.

Он продолжал упорно смотреть на миллиардера.

Когда Ллойд заговорил, его голос звучал необычно тихо.

– Мы даже не знаем, захотел бы Нестор Масангкей удостоиться такой чести, – сказал он. – Это не тот случай, чтобы нарушать традицию, Сэм. Мы дадим метеориту имя Десоласьон, но зал, в котором его разместим, назовем в честь Нестора. Мы установим табличку с детальным описанием его открытия. Это приемлемо?

Макферлейн подумал немного и кивнул головой.

Глинн передал бутылку Ллойду и встал. Все вышли на улицу, где светило яркое утреннее солнце. Пока они шли, Глинн поравнялся с Макферлейном.

– Вы, конечно, понимаете, что на каком-то этапе нам придется эксгумировать тело вашего друга, – сказал Глинн, кивнув в направлении пирамиды из камней.

– Зачем? – изумился Макферлейн.

– Нужно узнать причину смерти. Доктор Брамбелл должен изучить останки.

– Для чего?

– Нельзя оставлять свободные концы. Сожалею.

Макферлейн начал возражать, но остановился. Как всегда, логику Глинна было невозможно оспорить.

Вскоре они остановились на границе очищенной площадки. Яма, выкопанная Нестором, исчезла.

– Мы сняли грунт, оставив три фута над верхушкой камня, – объяснял Глинн. – Брали образцы из каждого слоя. Основную массу снимем грейдерами, а на последнем футе в ход пойдут лопаты и щетки. Мы не хотим, чтобы на метеорите появилась хоть одна лишняя царапина.

– Правильно, – одобрил Ллойд.

Гарса и Рочфорт стояли вместе около выстроившихся в ряд грейдеров. Теперь Рочфорт подошел к ним. Его лицо обветрилось, стало багровым.

– Готовы? – спросил Глинн.

Рочфорт кивнул. Водители заняли места в грейдерах, заработали двигатели, из выхлопных труб вылетели клубы дыма и пара.

– Есть проблемы? – спросил Ллойд.

– Никаких.

Глинн посмотрел на Гарсу и поднял большой палец, давая добро. Инженер, одетый в свой обычный спортивный костюм, повернулся, поднял кулак и описал им круг. Грейдеры пришли в движение. Они двигались медленно, заполняя воздух выхлопами дизелей и постепенно опуская ножи. За первым грейдером шли несколько рабочих в белых куртках, в руках у них были мешки для образцов. Они подбирали камни и землю из открытого грейдером слоя и складывали их в мешки для последующего анализа.

Ряд грейдеров за проход снял шесть дюймов грунта. Ллойд смотрел на их работу и хмурился.

– Страшно думать об этих огромных ножах, орудующих так близко к моему метеориту.

– Не волнуйтесь, – успокоил его Глинн. – Мы рассчитали очень тщательно. Нет ни малейшей опасности, что они могут его задеть.

Грейдеры сделали еще один проход. Затем Амира медленно прошла через центр расчищенной площади с протонным магнитометром на колесах. На дальнем конце она остановилась, пощелкала клавишами на фронтальной панели прибора и оторвала узкую бумажную ленту, которая выползла из него. Амира вернулась к ним, катя магнитометр за собой.

Глинн взял бумажку.

– Он здесь, – сказал он, передавая бумажку Ллойду.

Ллойд схватил бумажку, Макферлейн заглянул в нее сбоку. Слабая неровная линия представляла землю. Под ней, гораздо темней, обозначилась верхняя полукруглая граница большого формирования. Бумажка дрожала в мощных руках Ллойда. Макферлейн подумал: «Господи, там, внизу, действительно что-то есть». До этого момента он не вполне в это верил.

– Еще пятнадцать дюймов, – сказала Амира.

– Время перейти на археологический режим работы, – сказал Глинн. – Мы будем копать не там, где копал Масангкей, чтобы взять образцы нетронутого грунта.

Группа последовала за ним по только что открытому слою гравия. Амира сняла еще несколько показаний, воткнула в землю несколько стоек, начертила на земле решетку и пристегнула белые шнуры, ограничивающие квадрат со стороной два метра. Появилась бригада рабочих, которые стали осторожно снимать грунт на площади квадрата.

– Как получилось, что земля не промерзла? – спросил Макферлейн.

Глинн кивнул на четыре колонки.

– Мы установили над зоной инфракрасное облучение.

– Вы подумали обо всем, – одобрительно сказал Ллойд, покачивая головой.

– Вы нам платите именно за это.

Рабочие продолжали копать в обозначенном квадрате, понемногу углубляясь и время от времени отбирая образцы минералов и песка. Один из них прекратил копать и поднял объект неровных очертаний с наросшим на его поверхности песком.

– Интересно, – сказал Глинн, подходя. – Что это?

– Покажите, – попросила Амира. – Странно. Почти как стекло.

– Фульгурит, – объяснил Макферлейн.

– Что?


– Фульгурит. Он образуется, когда сильная молния бьет в мокрый песок. Она проплавляет канал, превращая песок в стекло.

– Вот зачем я его нанял, – сказал Ллойд, посмотрев с улыбкой вокруг.

– Вот еще один, – сообщил рабочий.

Они осторожно копали вокруг. Фульгурит торчал из песка и был похож на ветку дерева.

– Метеориты являются ферромагнетиками, – сказал Макферлейн, наклоняясь и руками в перчатках осторожно вытаскивая из песка кусок фульгурита. – Этот, должно быть, притянул больше молнии, чем ему полагалось.

Рабочие продолжали копать, им попалось еще несколько фульгуритов. Каждый из них завернули в ткань и упаковали в деревянный ящик. Амира помахала над землей своим инструментом.

– Осталось шесть дюймов, – сообщила она.

– Переключайтесь на щетки, – приказал Глинн.

Теперь только двое рабочих склонились над ямой, остальные заняли позиции у них за спиной. Макферлейн видел, что на этой глубине почва была влажной, почти насыщена водой, и рабочие не сметали песок, а стирали грязь. По мере того как яма углублялась сантиметр за сантиметром, становилось все тише.

– Сними опять показания, – сказал Глинн.

– Еще дюйм, – сообщила Амира.

Макферлейн наклонился вперед. Двое рабочих использовали жесткие пластиковые щетки, загоняя жижу на совки, которые передавали рабочим, стоящим у них за спиной.

И вот щетка коснулась твердой поверхности. Двое рабочих отошли от ямы и осторожно сгребли лопаткой грунт, оставив тонкий слой, покрывающий твердую поверхность внизу.

– Смойте это, – приказал Глинн.

Макферлейну даже показалось, что он услышал что-то вроде предвкушения в его голосе.

– Ну, скорей же! – крикнул Ллойд.

Прибежал рабочий, разматывая тонкий шланг. Глинн сам взял у него из рук наконечник, направил его на покрытый грязью метеорит и нажал. В течение нескольких секунд слышалось только тихое шипение воды, смывавшей с поверхности метеорита последний слой грязи.

Глинн прекратил подачу воды. Вода стекла с обнаженной поверхности метеорита. Внезапное оцепенение, ощущение волнующей непредсказуемости охватило компанию.

А потом раздался глухой стук, с которым ударилась о влажную почву небрежно брошенная бутылка шампанского.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   89


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница