Лингвистический поворот и его роль в трансформации европейского самосознания ХХ века



Скачать 152.5 Kb.
страница9/10
Дата30.12.2017
Размер152.5 Kb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Вторая глава «Трансцендентальный субъект классической философии и дилемма замкнутой вселенной индивидуального сознания» раскрывает истоки кризисной ситуации, сложившейся в философии к концу XIX века через рассмотрение сущности нововременной парадигмы с ее фундаментальными установками на субъекто- и наукоцентризм, механицизм и просветительскую этику. Квинтэссенцией метода становится логический позитивизм, фундированный в учении Л.Витгенштейна о панлогической картине физического мира, описываемого с помощью значимых пропозиций, в котором противоречия картезианства проступили с новой остротой (наряду с рациональными процедурами логического анализа научных предложений позитивисты вводят практику верифицирующего эксперимента содержащихся в них «фактов» предметного мира). Ответив на «структурный» вопрос «Как есть мир?», Витгенштейн сформулировал максиму о том, что ответ на вопрос «Что есть мир?» лежит по ту сторону языка.

В главе три параграфа: § 1 «Классический тип рациональности»; § 2 «Социально-философский анализ кризиса и последующей трансформации позитивистской познавательной установки»; § 3 «Логоцентризм как квинтэссенция нововременной парадигматики».

XVI-XVII века противопоставляют гегемонии средневековой схоластики Новое мышление Нового человека, формирующееся прежде всего под влиянием научной революции. Философия Нового времени пошла по пути, предложенному Декартом: во-первых, опираясь на принцип радикального сомнения, она не принимала больше ничего на веру. И, во-вторых, осознав свою мыслящую сущность как основу и источник познавательной способности, она перестала искать достоверность вне себя, как в средние века, но нашла ее в себе – в своих чувствах (эмпирики), или в своем разуме (рационалисты). Возникший в XVIII веке «Проект Просвещения» как дело всеобъемлющей модернизации всего человеческого бытия стал прямым следствием всепроникающей веры в торжество человеческого разума. «Просвещение» ратовало за развитие объективной науки, рациональных способов мышления, содержащих в себе «обещание» освобождения от иррациональности мифа, религии, предрассудков и беспочвенных спекуляций.

Принципиальной отличительной особенностью рассматриваемой эпохи стала осознающая себя в его рамках всеобъемлющая картезианская «субъективность»: дихотомия рядоположенных «субъекта» и «объекта» пронизала в статусе осевого противоположения всю концептуальную схему Нового времени, высветив неизбежность возникновения ситуации, когда, выполняя познавательную установку, субъект как пребывающий в себе разум, долженствующий преодолеть границу мира сознания и мира объектов, оказывается заложником собственной субъективности.

Другой отличительной чертой научной установки Нового времени стал так называемый метод онтической редукции, суть которого заключена в том, что одно сущее в своем фактическом проявлении объясняется из другого сущего. Результирующей подобного подхода оказался с одной стороны методологический монизм как идея единообразия научного метода независимо от различия областей научного исследования. А с другой – уверенность в том, что точные естественные науки, в частности, математика и физика, дают методологический идеал, или стандарт, по которому измеряют степень развития и совершенства всех других наук, включая социально-гуманитарные.

К концу XIX века наследник нововременного европейского мышления – позитивизм оказался в ситуации кризиса.

Тогда в рамках логицизма начало формироваться ядро теоретических установок и подходов, предложенных Фреге и Расселом, из которого развился целый комплекс логических и философских вопросов, связанных с анализом языка науки и соответствующей критикой естественного языка.

Понятие Лингвистического поворота, возникшее, безусловно, многим позже, как ретроспективное обращение к заставившему говорить о себе явлению, связано своим вот с «Логико-философским трактатом» Л. Витгенштейна, впервые сформулировавшего максиму о том, что целью философии является логический анализ языка. Согласно Витгенштейну, язык идеален, рационален сам по себе. Он должен лишь пройти очистку в горниле логически рационализированных процедур – и тогда, откроется его истинная природа, - а именно, быть объективным отображением фактов мира.

Природа значимых пропозиций заключена в том, чтобы быть чувственно выраженными (в знаковой форме) образами, картинами реального мира. То же, что делает возможным отображение действительности посредством знака-предложения, есть семантический треугольник, изоморфная связь Мир – Сознание – Язык, возникающая между элементами мира в силу универсальной «логической формы», как мироорганизующего логического закона.

Так как предложение призвано описывать действительность, т.е. отражать лишь факты этой действительности, оно, соответственно, не должно содержать «пустых» знаков, т.е. знаков, не наделенных значением, иначе оно рискует стать бессмысленным. Отсюда знаменитый витгенштейновский критерий «чистоты» языка: «То, что вообще может быть сказано, может быть сказано ясно, а о чем невозможно говорить, о том следует молчать». Таким образом, всякая метафизика изгоняется из языка как не выдерживающая критерия ясности и становится частью области невыразимого. Цель же философии Витгенштейн определяет не поиском истины (истинностных предложений), а видит ее задачу в «логическом прояснении мыслей», их облачении в ясную логическую форму, упорядочивании и организации.

«Выхолощенный» таким образом язык и основанный на его анализе метод философии стал одновременно и квинтэссенцией нововременной парадигматики, и ее преодолением. Субъект-объектная дихотомия снималась посредством языка, но сам язык понимался в самом что ни на есть нововременном ключе – философия представала как критика языка, основанный на логическом анализе языка метод признавался универсальным методом философии, а гипостазирование репрезентативной функции языка – оказывалось апогеем нововременной сциентистской установки.

Но если «Логико-философский трактат» не готовился Витгенштейном как некий эпистемологический прорыв, а возник из методичной разработки логических проблем, затрагивающих обоснование оснований математики, то гносеологами он был истолкован как переход от теории познания к аналитике языка, означавшей в неопозитивистском толковании еще большее заострение дихотомии субъективизма и реализма, взятых в единстве концептуально несовместимого. Тем самым в рамках логического позитивизма осуществилась явная абсолютизация репрезентативной функции языка. То, что дало «венцам» возможность перевести всю проблематику «Трактата» в плоскость гносеологии определяется тем, что Витгенштейн декларировал язык «границей мышления», а соответственно и мира, назвав все, что лежит по ту сторону, – бессмыслицей. Область его действия ограничивается, следовательно, областью фактов, чья дескрипция, по мнению «венцев», может быть получена путем фиксации чувственных впечатлений посредством протокольных предложений. Задача же философии сводится, таким образом, к окончательному прояснению языка путем его приведения в соответствие с изучаемыми явлениями и к полному контролю над соблюдением правил логического синтаксиса.

Соединяя, таким образом, в себе рациональные логические процедуры анализа с классическим идеалистическим сенсуализмом, логический позитивизм стал завершающей фазой гносеологической установки Нового времени, фундированной в субъекто- и наукоцентризме.

Таким образом, стало ясно, что ничто иное как субъективизм (с парной ему категорией объективизма), выраженный будь то в чувственной, будь то рациональной форме, есть корень неразрешимой проблемы познания. А, следовательно, и двухчастная эпистемологическая модель требовала кардинального пересмотра.




Каталог: uni -> sank
sank -> Новые религиозные движения в трансформирующемся российском обществе: социальные процессы интеграции и изоляции
sank -> Актуальность темы
sank -> План – проспект диссертации
sank -> Бедность и богатство в современном российском обществе: изменения в социальной структуре и их репрезентация в сми
sank -> Средства массовой информации как фактор формирования политического сознания в регионе
sank -> Институты семьи и образования в процессе воспроизводства неравных стратегий профессионального самоопределения молодёжи монопромышленного города
sank -> Трансформация отношений духовно-творческой элиты и общества в условиях современных модернизационных процессов
sank -> Формирование системы правового регулирования брачно-семейных отношений в дагестане в XIX веке
sank -> Трансформации типологической и жанровой систем в современной журналистике
sank -> Проза л. Петрушевской как система дискурсов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница