Лев шестов афины и Иерусалим



Скачать 238.97 Kb.
Pdf просмотр
страница13/15
Дата11.03.2018
Размер238.97 Kb.
ТипРассказ
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
Разум, таким образом, учит благочестию и повиновению. Так что если бы вера тоже учила благочестию и повиновению, то между разумом и верою не было бы никакого различия. Отчего же Спиноза так настойчиво 1 утверждал, что inter philosophiam et fidem nullum esse commercium и что они toto coelo discrepant (между философией и верой нет ничего общего далеко, как от неба 1 до земли И отчего Лютер в свой черед так бешено нападал на разум Напомню, что Лютер, во всем следовавший Св. Писанию, главным образом ап. Павлу и пр<ороку> Исайе, в свой черед являвшемуся опорой для ап. Павла, каждый раз, когда ему приходилось высказывать наиболее дерзновенные и оскорбляющие разум суждения, — Лютер, как и Спиноза, был убежден, что человеческая воля несвободна. И еще прибавлю источником их уверенности был их внутренний опыт. Наконец, последнее — и самое важное оба они были в безумном ужасе пред этим непосредственным данным сознания. Они испытали нечто подобное тому, что испытывает заживо погребенный человек он чувствует, что он жив, но знает, что не в силах ничего сделать для своего спасения и может только завидовать погребенному мертвецу, которому уже нет надобности спасаться. Не только
De servo arbitrio и De votis Monasticis judicium
30
— все сочинения Лютера рассказывают нам о том нечеловеческом отчаянии, которое он испытал, когда ему открылось, что воля его парализована что борьба с ожидающейся гибелью невозможна. Спиноза о своих переживаниях говорит неохотно. Но и у него, столь сдержанного и спокойного на вид, вырываются порой признания, по которым можно судить, какой ценой им куплено его философское блаженство. Спиноза никогда не мог забыть — разве такое забывается что человеку которого отнята свобода, уже поп pro re cogitante, sed pro asino turpissimo habendus est (должен считаться не мыслящей вещью, а постыднейшим ослом. Но — тут и начинается различие между Лютером и Спинозой. Раз непосредственное сознание говорит нам, что нет свободы значит, свободы нет. Может быть, это ужасно, может быть, и действительно лишенный свободы человек уже не pro re cogitante, sed pro asino turpissimo habendus est. Но дело от этого нисколько не меняется. Ужасы, какие бы они ни былине являются возражением против истины, равно как радости и блаженства нисколько не свидетельствуют об истине. Разум, в силу принадлежащей ему одному и ничем неограниченной власти, повелевает non ridere, non lugere, neque detestari. Почему нужно повиноваться разуму Почему нельзя непосредственным данным познания противопоставить lugere et detestari? В опыте, в самих непосредственных данных сознания такого запрещения нет, а опыт нисколько не заинтересован в том, чтобы люди не плакали и не проклинали. Тоже и verum est index sui et falsi не может оправдать притязаний разума на самодержавие. Непосредственные данные сознания, пока они не выходят за пределы самих себя, свидетельствуют и о том, что воля человеческая несвободна, и о том, что человек плачет и проклинает судьбу, отнявшую у него свободу. И тот, кто руководится опытом и только опытом, разрешает себе и плакать и проклинать, когда ему открывается, что какая-то невидимая сила похитила у него самое драгоценное его сокровище — его свободу. Но тому, кто руководится одним разумом, тому строжайше возбраняется и плакать и проклинать, тот должен только понимать. Иначе говоря, у того отнимаются последние остатки, может, даже не остатки, а воспоминание или, если хотите, идея свободы. Разум приводит с собой третий род познания интуитивное познание, те. познание, которое собственной властью, неизвестно откуда ему доставшейся, превращает чисто эмпирическое суждение, констатирование
30
De votis monasticis judicium...— «Суждение о монашеских обетах (лат.) — соч. 1521 г.
13




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница