Лев шестов афины и Иерусалим



Скачать 238.97 Kb.
Pdf просмотр
страница12/15
Дата11.03.2018
Размер238.97 Kb.
ТипРассказ
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
чего не договорил Сократ, в предпоследней теореме й части своей Этики, прежде чем сказать «beatitudo non est praemium virtutis, sed ipsa virtus,— заявляет Quamvis nesciremus, mentem nostram aeternam esse, Pietatem tarnen, et Religionem, et absolute omnia, quae ad animositatem et generositatem reterre ostendimus in quarta parte, prima haberemus» (если бы мы даже не знали, что наш дух вечен, мы бы все-таки признали первенство за благочестием и религией и за всем тем абсолютно, что относится к силе воли и благородству, как мы это показали в четвертой части В разъяснении к этой теореме Спиноза говорит, что мнение толпы судит не так. Если бы люди знали, что после смерти их не ждет воздаяние, никто бы не стал исполнять своего долга, ибо все думают, что, идя по стезям добродетели, они поступаются своими правами и возлагают на себя тяжкое бремя. И вот опять спросим, почему Спиноза считает суждение толпы презренными низменным, а свое достойными возвышенным И его суждение, и суждение толпы для того, кто третий род познания постиг, что все в мире происходит с равной необходимостью, только звенья в бесконечном ряде следующих одно за другим явлений. И то и другое, как и все, что происходит в мире, не может претендовать на какую бы тони было квалификацию. Один человек, открывши, что дух наш также преходит, как тело, отречется от морали и религии и, как ап. Павел, скажет будем есть, пить, веселиться»,—другой, как Сократ, скажет — низа что не отрекусь, не стану ни есть, ни пить, ни веселиться, а буду искать блаженства в добродетели. И ни тот, ни другой не вправе ждать и еще меньше требовать себе одобрения и считать свои суждения и оценки всеобщими и необходимыми. Но ни Сократ, ни Спиноза низа что не поступятся всеобщностью и необходимостью. Все должны так говорить итак думать, как они. В этом должны — скрытый смысл геометрического метода Спинозы и диалектики Сократа. Ив самом деле, если человек, как камень или как asinus turpissimus, подчинен закону необходимости, если даже не только человек, но и сам Бог действует не во исполнение каких-нибудь целей, a ex soils suae naturae legibus (только по законам своей природы, то ведь философии, в сущности, и делать нечего на белом свете все до нее и без нее уже сделано, все без нее и делаться будет. Мировая жизнь протекает по предопределенному для нее руслу, и нет такой силы во вселенной, которая могла и хотела бы изменить что-либо в предустановленном ordo et connexio rerum. Если же ничего нельзя изменить в строе бытия, если то, что есть, принимается равно и философом, и толпой те а мы знаем, что пред действительностью все равно беспомощны и бессильны то какая разница между мудрецом и глупцом А разница есть, разница должна быть, иначе и Сократу, и
Спинозе нечего делать на этом свете, незачем быть. И тут становится понятным, почему мудрейший из людей соблазнился нашептыванием хитрейшего из зверей. Змей предложил взамен плодов дерева жизни, те. взамен res quae in nostra potestate non sunt, плоды познания, те. разум, все черпающий из самого себя. Эта подмена сулила человеку полную независимость, заветное eritis sicut dei. Но все, что разум мог вычерпать из себя это было блаженство в фаларийском быке. Не вера, как говорил
Спиноза, а философия требуeт oboedientiam et pietatem. Мудрец должен aequo animo ferre et expectare utramque faciem fortunae
29
— даже тогда, когда ему приходится, как его серому товарищу по бытию, умирать с голоду между двумя вязанками сена.
VIII
28
Спиноза Б. Этика. V, теор. 41.
29
См. примеч. к с. 442.
12




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница