Лексико-семантическое поле «душа» (на материале романа Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы»)


§ 5. Типы лексико-семантических полей и взаимоотношений их элементов



страница8/22
Дата30.07.2018
Размер4.71 Mb.
ТипРеферат
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   22
§ 5. Типы лексико-семантических полей и взаимоотношений их элементов

А.А. Уфимцева предлагает выделить следующие типы полей:

1) концептуальные (понятийные) поля, охватывающие область понятийного содержания, определённого логикой предметного мира, а так же логикой человеческого мышления;

2) семантические поля — содержание конкретного языка с учётом его национального и культурного своеобразия, лексико-семантические парадигмы (группировки);

3) ассоциативные поля — поля, разнообразные по отношению связи слов по смыслу; варьируются от одной языковой общности к другой, от индивида к индивиду.

В результате использования и восприятия языка эти три различных вида полей «взаимодействуют то как содержание и форма его выражения, то как причина и её следствие, то как инвариантное (общее) и варьирующееся (индивидуальное) и т. п.» (Уфимцева, 1988: 138).

С точки зрения Ю.Н. Караулова, «ассоциативное поле, будучи онтологически отражением структур мысли, может рассматриваться как характеристика индивидуума, среднего носителя языка, воспринимающего действительность. Понятийное же поле тяготеет к тому, чтобы быть непосредственным отражением, характеристикой самой действительности. Семантическое поле, в нашем понимании, стремится соединить обе указанные характеристики» (Караулов, 1976: 176).

Г.С. Щур в своих исследованиях даёт другую классификацию типов лингвистических полей. Они у него подразделяются на парадигматические, функционально-семантические, грамматические, синтаксические и ассоциативные.

Парадигматические поля могут быть двух основных типов:

1) лексические поля — их ядром является слово;

2) понятийные поля — слова в них объединены тем, что в их смысловом основании присутствует одно общее понятие, так называемые элементарные поля, или несколько близких друг к другу по значению понятий — комплексные поля. Лексические поля в свою очередь делятся на морфологические, синтагматические и ассоциативные (Щур, 1974: 35-36).

В морфологических полях слова, которые имеют центральное, близкое для всех элементов значение, группируются вокруг ядра. К ним относятся: омографы, омофоны, паронимы, слова, образованные посредством одинаковых префиксов или суффиксов, а также слова, имеющие одинаковые по форме окончания, слова, производные от одного корня (Щур, 1974: 35-36).

Синтагматические поля отличаются свойственной им ассоциативной связью слов с центральным членом, ассоциации могут быть основаны на семантическом или формальном сходстве, а также на обоих сходствах одновременно (Щур, 1974: 35-41).

Связь слов в ассоциативных полях существует на основе лексических ассоциаций, которые классифицируются тем или иным способом и обусловлены некими экстралингвистическими факторами (Там же: 80-94).

Васильев делит семантические поля на прагматические, синтагматические и смешанные: «Все типы семантических полей являются по своей структуре или прагматическими, или синтагматическими, или смешанными (комплексными). Парадигматические поля — это различные типы парадигм с каким-либо общим семантическим стержнем (категориальным значением). Синтагматические поля реализуются в различных типах конкретных семантических синтагм, а смешанные поля — в различных типах абстрактных семантических полей» (Васильев, 1990: 135-136).

Васильев разводит понятия семантического класса слов и семантического поля, в семантические классы также входят поля парадигматического типа. Они представляют собой группировки, члены которых связаны между собой общим смыслом. К ним учёный относит лексико-грамматические разряды, лексико-семантические группы, объединения слов: синонимические и антонимические. Лексико-семантические, синонимические и антонимические объединения слов называют лексико-семантическими парадигмами.

В качестве примера семантического поля парадигматического типа приведём некоторую синонимическую группу, например прилагательных оценочного характера: добрый, отзывчивый, самоотверженный, сердобольный. Антонимичной данной группе будет являться группа злой, корыстный, жестокий. Семантическое поле прилагательных оценочного характера больше по объёму и включает в себя обилие различных синонимических и соответствующих им антонимических групп.

Все элементы данного семантического поля объединяет интегральный семантический признак «моральная оценка», но их значение не тождественно. Единицы обозначенного семантического поля различаются дифференциальными признаками, например «жертвование своими интересами» (самоотверженный), «безжалостность» (жестокий). Помимо этого, они различаются узуальными, стилистическими, коннотативными и деривационными компонентами значения. Например, прилагательное сердобольный, кроме семы «добрый», имеет также дополнительную характеристику разговорного стиля.

Слова, входящие в состав отдельного семантического поля, связаны между собой системными отношениями, и, следовательно, все элементы поля противопоставлены друг другу. Семантическое поле относительно автономно. Поля взаимодействуют между собой в пределах всей семантической системы, между ними нет чёткой границы. Семантические поля могут пересекаться друг с другом, а также одно из них может являться частью другого. Значение каждого слова наиболее полно раскрывается только тогда, когда известны значения других слов-элементов того же поля, таким образом, семантическое поле характеризуется взаимоопределяемостью и взаимозависимостью лексических единиц.

Например, синонимический ряд со значением «уверять-убеждать»: уговаривать-агитировать-упрашивать... Значение каждого слова этого ряда определяется наиболее полно при опоре на значения других слов. Например, слово умолять, является близким синонимом слову уговаривать и несёт в себе дополнительную коннотацию действия — «убеждать мольбами», подговаривать имеет дополнительную окраску «тайно». При этом все слова данного ряда содержат значение, восходящее к общему гиперониму убеждать.

Отдельно взятая языковая единица может содержать несколько значений и, соответственно, может относиться к разным семантическим полям. Например, глагол нести может входить в семантическое поле движения в значении «взяв в руки или нагрузив на себя, перемещать, доставлять куда-нибудь» и одновременно в поле отношения в значениях «быть опорой чему-нибудь», «мчать, увлекать за собой», «причинять собой», а так же в поле ощущения в значении «страдать от чего-нибудь, терпеть» (ТСРЯ, 2016: 625).

По мнению Вердиевой, лексико-семантическая группа — это лексико-семантическая парадигма: «Парадигму нужно видеть там, где достаточно чётко выражены варианты некоего инварианта» (Березин, Головин, 1979: 208). Лексико-семантическая группа в форме парадигматического объединения лексических единиц допускается как совокупность единиц одной и той же части речи. Семантика единиц, по Вердиевой, является определяющей для семантики их отношений, то есть «определяет, как внутрипарадигматические, так и межпарадигматические связи» (Вердиева, 1986: 5).

Структура и объём лексико-семантических парадигм определяется наличием интегральных и дифференциальных признаков в структурах значения составляющих единиц. Эти признаки являются основой в описании семантического поля (Кронгауз, 2005: 132). Семантический признак, являющийся базовым для семантического поля, можно рассматривать и как некоторую категорию понятийной сферы, категорию, которая так или иначе соотносится с окружающей человека действительностью (с его опытом), то есть семантическое поле воспринимается самими носителями языка как некое самостоятельное целое, подкреплённое человеческим опытом, а значит, психологически реальное.

На практике семантическому полю задают интегральный семантический признак, который считается основным, так как он и определяет «костяк» семантического поля. В состав поля включаются все слова, обладающие данным смыслом. Однако исследователь может прибегать к всевозможным ограничениям. Дифференциальные признаки — это значения, присущие лишь части слов, именно посредством их выделения и сравнения выявляются различия в значениях слов данного семантического поля.

Интегральный семантический признак, на основе которого объединены элементы определённого семантического поля, для прочих семантических полей того же языка может являться дифференциальным. Например, группа глаголов семантического поля движения включает в себя группу глаголов семантического поля наземного передвижения наряду с такими лексемами, как ползти, бежать и др. Интегральным семантическим признаком для данного поля является признак «передвижение», а «скорость перемещения в пространстве» — большая, малая и др. — является дифференциальным признаком.

§ 6. Принцип организации семантических отношений внутри лексико-семантического поля

На практике, упоминая ЛСП, имеют в виду не одну только совокупность слов, но и семантические связи между ними. Если для того чтобы сформировать наиболее точное представление о значении слова, необходимо его истолковать, то для представления тонкостей семантических взаимоотношений внутри поля, требуется их описать (Кронгауз, 2005: 130).

Системный принцип организации языка распространяется на всю его структуру и, в частности, на лексические единицы, которые вступают между собой в синтагматические и парадигматические отношения. Рассмотрение парадигматических отношений между словами тесно связано с основной проблемой лексической семантики — проблемой описания лексических значений. Именно лексическое значение слова и его описание лежат в основе исследования отношения между словами в рамках отдельных относительно замкнутых групп.

Лексика, в соответствии с системным признаком организации языка, представляет собой многообразие взаимозависимых частных систем, обозначаемых семантическими полями или классами, слова (их значения) внутри которых взаимно противопоставлены. Связи противопоставления между значениями слов различны по степени общности. Существуют широкие связи между словами, а также связи, специфические для какой-то конкретной понятийной области. Одним из наиболее общих, основных типов связей внутри семантического поля считается группа синонимических корреляций, подразумевающая отношения полного или частичного совпадения значений слов. Слова, имеющие между собой связь подобного типа, определяются Кобозевой как синонимы (Кобозева, 2000: 99-101).



§ 6.1. Синонимия.

Синонимия — одна из лексико-семантических категорий, определяющих выделение лексико-семантических групп (ЛСГ). На основании этих категорий посредством некоторого абстрагирования, с опорой на общее лексическое значение, происходит взаимоопределение значений лексических единиц, составляющих ЛСГ.

В качестве определяющих компонентов ЛСГ используются конкретные лексико-семантические категории, а именно обобщённые значения, которые характеризуются определённой структурой и функциями в тексте: синонимия, антонимия, гипонимия, конверсия, а также полисемия.

Лингвистический энциклопедический словарь даёт такое определение синонимии — «тип семантических отношений языковых единиц, заключающийся в полном или частичном совпадении их значений» (ЛЭС, 2002: 446).

Шмелёв даёт синонимам следующее определение: «слова, несовпадающими семантическими признаками которых являются только те признаки, которые могут устойчиво нейтрализоваться в определённых позициях. Чем больше таких позиций, тем выше степень синонимичности соответствующих слов, тем чаще осуществляется их взаимозаменимость» (Шмелёв, 1973: 130).

По мнению Кобозевой, синонимия — это группа корреляций, специфических для какой-либо одной понятийной области, включающая в себя отношения частичного или полного совпадения словесных означаемых, а слова, связанные между собой данным типом корреляции, Кобозева называет синонимами (Кобозева, 2000: 100).

Ю.Д. Апресян в процессе анализа различных подходов к определению синонимов, приходит к выводу, что синонимы можно определять в исключительно семантических терминах. Также он предлагает основные критерии синонимии для каждого из подходов к данной проблеме, один из которых — критерий взаимозаменяемости (Апресян, 1974).

Семантическая близость синонимов, с точки зрения Л.А. Новикова, проявляется как правило в тождестве, совпадении части их смыслового содержания: конкретных семем (лексико-семантических вариантов) либо части сем, включённых в такие семемы. В этом отношении синонимия — тождественность, но совпадают не слова, а отдельные элементы их смысловой структуры. Синонимы эквивалентны семантически, в пределах их общего содержания, пересечения их смыслового объёма (Новиков, 1982: 224).



§ 6.2. Антонимия.

Противоположностью синонимии выступает антонимия. Предложим несколько определений этого явления.

«Антонимия — тип семантических отношений лексических единиц, имеющих противоположные значения» (ЛЭС, 2002: 35).

Как указывает Шмелёв, антонимия — это один из видов противопоставления слов. Антонимичны, в частности, могут быть слова, противопоставленные по основному и самому существенному для их определения семантическому признаку, которые к тому же располагаются на крайних точках рассматриваемой лексико-семантической парадигмы (Шмелёв, 1973: 131).

Кобозева понимает под антонимией группу корреляций, которые связывают слова, выражающие тем или иным образом противоположные друг другу понятия (Кобозева, 2000: 104).

Антонимия определяется Л.А. Новиковым как смысловая противоположность, зафиксированная нормами словоупотребления. Данная противоположность выступает в качестве различия внутри одного и того же предмета (отношения, свойства, качества, движения), полярные определения такого предмета крайне противопоставлены в своём проявлении: большоймалый, высокий низкий (Новиков, 1982: 243).

Можно сделать вывод, что в современной семантике антонимия понимается широко, понятие не ограничивается сферой качественных слов, а подразумевает некоторую систему семантически противопоставленных слов и самой их противоположности.

Наличие крайнего отрицания в определении одного из членов антонимичной пары через другой член, по мнению Новикова, является общим признаком антонимии, затрагивающим все её разновидности. Данное обстоятельство позволяет определить понятие антонимии как отношение крайнего отрицания, существующего между двумя лексическими единицами и выражающегося в наличии противоположных сем (Новиков, 1982: 246).

Одной из основных семантических корреляций, наравне с синонимией и антонимией, является гипонимия. Отношения данного типа затрагивают в своих работах такие учёные, как М.А. Кронгауз, Л.А. Новиков, А. Вежбицкая, Р.М. Фрумкина, Е.Л. Гинсбург.

§ 6.3 Гипонимия.

Гипонимия, по определению Лингвистического энциклопедического словаря, — это «одно из основных парадигматических отношений в семантическом поле — иерархическая организация его элементов, основанная на родо-видовых отношениях» (ЛЭС, 2002: 104).

В нашей работе в определении гипонимии мы следуем за М.А. Кронгаузом и деффинируем этот вид корелляции как отношения между понятиями — частным и общим. Изучение гипонимии неразрывно связано с разнообразными теоретическими конструктами. Описание гипонимии сопряжено с классификацией соответствующих объектов. «Гипонимическая иерархия лексем по существу представляет собой категоризацию фрагмента мира. Таким образом, гипонимия в языке отражает иерархическую структуру объектов, характерную для конкретной картины мира» (Кронгауз, 2005: 147-148).

И.М. Кобозева определяет гипонимические корреляции как отношения, связывающие слово, которое обозначает родовое понятие, со словами, которые обозначают частные варианты этого понятия (Кобозева, 2000: 101). Гипонимия можно охарактеризовать как отношения, основывающиеся на логико-семантической субординации, приватных оппозициях единиц, включённой дистрибуции, совместимости подчинённых понятий (Новиков, 1982: 241): лексема диван выступает в роли гипонима по отношению к лексеме мебель и наоборот мебель является гиперонимом к дивану.

Гипонимия, несомненно, является одним из главных парадигматических видов отношений, с опорой на которые определённым образом структурирован словарный состав языка. Данный вид отношений — самый общий и универсальный при проведении анализа и построении семантических полей (а именно иерархической системы классов единиц) в лексике (Новиков, 1982: 241).

§ 6.4 Парадигматические отношения.

Понятие лексической парадигмы трактуется словарём под ред. В.Н. Ярцевой как «объединение грамматически однородных слов, имеющих семантическую общность» (ЛЭС, 2002: 558), где также указано, что значения слов одной лексической парадигмы включают в себя не только общие семантические черты, но и дифференцирующие признаки. В нашем случае лексические парадигматические отношения характеризуются в первую очередь связанностью отдельных значений многозначного слова и его лексико-семантических вариантов.


§ 7. Понятия центра и периферии семантического поля

Слова в пределах семантического поля обладают различным статусом. Одни воплощают базовые противопоставления, через них выявляются наиболее существенные дифференциальные признаки. Такие слова образуют ядро (каркас) семантического поля. Посредством других слов проявляются периферийные дифференциальные признаки поля.

Соотношение центра и периферии в каждом семантическом поле будет отличаться в зависимости от его состава и сложности компонентной структуры.

Кузнецов предлагает несколько критериев разделения слов на центральные и периферийные:



  1. Центральные слова отличаются достаточной простотой своего морфологического состава.

  2. Они, как правило, обладают широкой сочетаемостью.

  3. Центральные слова лексико-семантических полей насыщены психологической значимостью для носителей языка.

  4. Слова, недавно заимствованные из других языков, скорее всего, не будут относиться к центральным.

  5. Значение одного из центральных терминов не может быть уже любого другого понятия, включённого в данное поле, кроме ядра — темы данного семантического поля (Кузнецов, 1980: 77).

Периферийные слова, соответственно, имеют более сложный морфологический состав, более ограничены в сочетаемости, реже употребляются информантами, чаще бывают заимствованными и занимают наиболее низкие ступени в иерархической структуре поля.

§ 8. Лексическое значение слова душа

Как мы уже сказали, рассмотрение парадигматических отношений между словами тесно связано с основной проблемой лексической семантики — проблемой описания лексических значений. Именно лексическое значение слова и его описание лежат в основе исследования отношения между словами в рамках отдельных относительно замкнутых групп. Для того чтобы составить общее представление о значении слова душа, зафиксированном словарях, рассмотрим несколько наиболее авторитетных источников.

Для начала обратимся к Толковому словарю живого великорусского языка Владимира Даля / четвертое исправленное и значительно дополненное издание под редакцией проф. И.А Бодуэна-де-Куртенэ. Т. 1. — Издание Т-ВА М.О. Вольф. — СПб-М. — 1912 (в дальнейшем — Словарь Даля), поскольку значения, приведённые в этом источнике, наиболее актуальны для времени написания романа «Братья Карамазовы». Данный словарь даёт нам определение, в котором на первый план выведена именно сущность души, её место и значение в структуре человеческого облика: «бессмертное духовное существо, одарённое разумом и волею; в общем значении человек, с духом и телом; в более тесном: человек без плоти, бестелесный, по смерти своей; в смысле же теснейшем: жизненное существо человека, воображаемое отдельно от тела и духа»(Толковый, 1912: 519). Здесь мы наблюдаем некоторую парадигму значений, включаемых в понятие душа, которая полнее раскрывает его содержание. Многообразие значений, присущих одному и тому же понятию, свидетельствует о пестроте и разнообразии слов, которые включает присущее ему лексико-семантическое поле, ширину, глубину, неизведанность последнего.

Энциклопедический словарь. Т. 21 / Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. — СПб.: Типолитография И.А. Ефрона, Прачешный пер., №6, 1893 (в дальнейшем — Словарь Брогкауза и Ефрона) даёт следующее определение слову душа: «верование или убеждение, что наша мысль, чувство, воля, жизнь обусловливается чем-то отличным от нашего тела, хотя и связанным с ним или имеющим в нём местопребывание, свойственно, по-видимому, всему человечеству и может быть констатировано на самых низких ступенях культуры, у самых первобытных племён» (Энциклопедия, 1893: 277). В данном определении наиболее интересным моментом является трактовка души как верования, то есть не как составляющего компонента человеческой сущности, а как некоего убеждения, которое можно разделять или не разделять. Это толкование представляется нам необычным, оригинальный взгляд на душу выводит его из ряда прочих словарных определений, что всё же в некоторой степени отдаляет его от ответа на конкретный вопрос: что такое душа?

Толковый словарь русского языка под ред. Д.Н. Ушакова — М., Государственный институт «Советская энциклопедия». — 1935 (в дальнейшем — Словарь Ожегова) даёт следующую парадигму определений: «1. В религиозных и идеалистических представлениях — нематериальное начало жизни, противополагаемое телу; бесплотное существо, остающееся после смерти человека. 2. В старой психологии — совокупность психических явлений, переживаний, основа психической жизни человека. 3. Внутренний, психический мир человека. 4. Свойство характера, основные черты личности, а также человек с теми или иными свойствами» (Толковый, 1935: 215). Таким образом, в Словаре Ожегова, в отличие от Словаря Даля, христианское значение души уже не принимается как непререкаемое, а поясняется характером представлений: «религиозных и идеалистических» — хотя и остаётся первым, основным.



Схожее со Словарём Ожегова определение душе даёт Философский энциклопедический словарь / С.С. Аверинцев, 2-е изд. — М.: «Советская энциклопедия», 1989: «понятие, выражающее исторически изменявшиеся воззрения на психику и внутренний мир человека; в религии и идеалистической философии и психологии — понятие об особой нематериальной субстанции, независимой от тела (Философский, 1989: 186). Понятие душа здесь соединяет в себе два значения: первое — характерное для советской материалистической идеологии, и второе — религиозное.

В Большом академическом словаре русского языка Т. 5. — СПб: Изд-во «Наука», 2006 душа трактуется как «внутренний мир человека, его чувства, переживания, настроения» (Большой 2006: 317). С нашей точки зрения, данное определение несколько размыто и неконкретно, что подтверждает необходимость составления и исследования лексико-семантического поля душа, подробное рассмотрение его составляющих и их семантических компонентов.

Наконец, представим определение наиболее актуального в контексте нашего исследования источника — Словаря языка Достоевского / гл. ред. Ю.Н. Караулов, М. — ИНФОТЕХ, 2015 (В дальнейшем — Словарь языка Достоевского): «личностная сущность человека, его психический мир» (Словарь, 2015: 244). Это определение представляется нам наиболее содержательным: несмотря на свойственную ему лаконичность, оно наиболее конкретно и прицелено раскрывает данное понятие. Несомненно, его конкретика обусловлена отсутствием необходимости раскрывать всю парадигму взглядов на душу, сформировавшуюся в течение многовековой истории существования языка, под влиянием различных верований, а также событий, оставивших отклик в национальном самосознании. Словарь языка Достоевского репрезентирует взгляд на душу, присущий великому писателю, а значит, многообразие значений, которыми располагает это понятие в русском языке, сужается до масштабов мировоззрения одного человека.

Ознакомившись с данными наиболее значительных словарей, мы пришли к заключению, что определение души, предлагаемое словарём Даля, точнее всего передаёт понимание души современниками Достоевского, это определение отражает взгляды автора на душу представителя той эпохи, в которой создавался роман «Братья Карамазовы». А определение, данное в словаре Брокгауза и Ефрона, уже заставляет основательно усомниться в существовании души или хотя бы в весомости причин для признания её существования. Определение словаря Ожегова звучит увереннее предыдущего, но составители ограничивают его рамками религии, предоставляя читателю право на атеизм. Большой академический словарь совсем уходит от понятия религии, делая определение максимально неконкретным. А словарь языка Достоевского, хоть и обходит вопросы веры, как и предыдущий, вычленяет самую суть, ядро вкладываемого в понятие души смысла автора «Братьев Карамазовых». Именно поэтому в качестве архисемы лексико-семантического поля душа в нашей работе принимается определение слова душа словарём языка Достоевского.



§ 9. Существительное душа — одушевлённое или неодушевлённое?

Согласно Русской грамматике. Т.1. / гл. ред. Н.Ю. Шведова, М. — Наука, 1980 все существительные в русском языке делятся на одушевлённые и неодушевлённые, где первые — «названия людей и животных», а вторые — «названия всех других предметов и явлений» (Русская, 1980: 460). Парадигмы одушевлённых и неодушевлённых существительных различаются следующим образом: одушевлённые существительные во множественном числе имеют форму винительного падежа, совпадающую с формой родительного падежа, а неодушевлённые — с формой именительного падежа. Формы согласуемых определений повторяют данное различие. На основании этой информации выясним, является ли существительное душа одушевлённым в русском языке. Во множественном числе форма слова душа винительного падежа: любить души — совпадает с формой именительного падежа: наши души. Следовательно, согласно нормам русского языка, существительное душа является неодушевлённым. Контекстуальный анализ исследуемого романа свидетельствует об обратном — в словосочетаниях с глаголами: душа может прощать, обвинять, мыслить, созерцать и даже рваться из мрака в свету — все эти способности из множества живых существ доступны только человеку, в одушевлённости существительных, называющих которого, нет никакого сомнения, будь то мужчина, женщина, ребёнок, старик, пожарный, победитель, инвалид и т.п.

Таким образом, выявлено противоречие между грамматическим статусом неодушевлённости, который получает существительное душа через совпадение во множественном числе формы винительного падежа с формой именительного, и статусом принадлежности к миру человеческих способностей и решений, качеством бессмертия, недоступного даже столь «разносторонне одушевлённому» существу как человек.


Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Программа «Теория и практика межкультурной коммуникации»
11701 -> Смысложизненные ориентации и профессиональное выгорание онлайн-консультантов по специальности
11701 -> Теоретико-методологические аспекты исследования проблем планирования жизни
11701 -> Основная образовательная программа бакалавриата по направлению подготовки 040100 «Социология» Профиль «Социальная антропология»
11701 -> Основная образовательная программа магистратуры вм. 5653 «Русская культура»
11701 -> Филологический факультет


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   22


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница