Лекция Религия. Богословие. Религиоведение Историки свидетельствуют о сотнях «мертвых»



страница8/27
Дата09.07.2018
Размер3.59 Mb.
ТипЛекция
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27
Формы свободомыслия достаточно многообразны. Сравнительно примитивной, ранней формой свободомыслия является богоборчество — осуждение богов за попущение злу и неустройство в мире, за их равнодушие к людским страданиям, за несправедливость и жестокость. В Древнем мире и Средневековье обездоленные слои общества, стихийно и неосмысленно реагируя на его социальную несправедливость, наивно переносили на богов вину за эту несправедливость, нередко окрашивая богоборческими мотивами массовые выступления против государственной власти, сопровождавшиеся хулением чтимых святынь, а подчас и разрушением святилищ. Хуление веры, попирание святилищ — на самом деле не свободомыслие, а воинствующее бессмыслие, видимость вольнодумства.

Иной вид у нестихийного, уже осмысленного, однако тоже наивного богоборчества. Им насыщены некоторые древние сказания (миф о Прометее), фольклор (отдельные сказки и поговорки), даже отдельные «священные» тексты. Таков, к примеру, ветхозаветный эпизод о борьбе Иакова с Богом (Быт., 32, 24—32). Более осознаны и отчетливо вольнодумны богоборческие проявления — упреки и даже «бунт» перед Богом — у некоторых глубоко верующих и в то же время болезненно чутких личностей. Их не устраивают богословские построения теодицеи (оправдания Бога за наличие зла в мире). Достаточно вспомнить знаменитый диалог Ивана Карамазова с братом Алешей в гениальном романе Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы»:

«— Я не Бога не принимаю, пойми ты это, я мира, им созданного, мира-то Божьего не принимаю и не могу согласиться принять... Не Бога я не принимаю, Алеша, я только билет ему почтительнейше возвращаю.

— Это бунт, — тихо и потупившись проговорил Алеша»1.

Богоборчеству очень близка другая, тоже бесплодная и даже уродливая видимость свободомыслия — религиозный нигилизм. Нигилизм — нередкий феномен культуры на кризисных этапах ее истории. Он выражается в дерзком и циничном отвержении ее духовных ценностей, а потому представляет собой тупиковую ветвь развития культуры. Нигилизм не рационален. Это не проявление свободомыслия, а лишь озлобление, потому он не плодотворен, а разрушителен. Внешне религиозный нигилизм направлен против верований, внутренне же — враждебен и свободомыслию.

Яркое проявление религиозного (и морального) нигилизма — скандальное сочинение М. Штирнера «Единственный и его достояние» (1845 г.). Штирнер уничижает и отвергает религию с позиций индивидуализма и эгоизма. Он именует мораль, право и религиозную веру видом мании, глумливо провозглашает христианство «домом умалишенных». Циник отбрасывает напрочь высшие (светские и религиозные) ценности культуры: «Всех цепляющихся за что-нибудь высшее, — а к таковым принадлежит огромное большинство людей, почти все человечество, — считаю настоящими сумасшедшими пациентами из больницы умалишенных».

В подобном циничном ключе написано и сочинение Ф. Ницше «Антихристианин» (1888 г.). По всей видимости, начавшаяся у автора душевная болезнь особенно обострила его религиозный нигилизм, доведя его до своеобразной религиофобии. Ницше глумится над образом Иисуса Христа («он умер по своей вине»), над Библией («недурно надевать перчатки, когда читаешь Новый Завет»), над христианской Церковью («худшей из всех мыслимых порч», «позорным пятном на теле человечества», «движением отбросов»), над вероучением христианства («бестолковщиной всех видов больного разума»), над приверженцами христианства («миром умалишенных», «лживыми уродами»). Этот трактат — желчная издевка над гуманистической религией, которая является одним из краеугольных камней современной цивилизации. Книга Ф. Ницше стала расхожим пособием немалого числа нигилистических

течений новейшего времени, в том числе анархически настроенной молодежи в ряде западных стран и нашего Отечества.

Часто к свободомыслию относят и религиозный индифферентизм, то есть безучастие, безразличие к религии. Однако это — отнюдь не плод свободной мысли в том обществе, где реально обеспечена свобода совести. Равнодушие к религии, скорее, является не следствием осознанных размышлений, не намеренной нейтральностью, а просто леностью мысли, далекой от истинного вольнодумства. Такой индифферентизм — не мировоззренческая позиция, а мировоззренческая пассивность, инфантильность, незрелость, свойственная лицам с бедными культурными запросами.

Иное дело там, где религия властвует, где Церковь опекает и контролирует духовную жизнь в обществе. Тут не только открытое выступление против нее, но даже осознанное игнорирование религии — бесспорное проявление свободы мысли. Безразличие к религии, равнодушие к Церкви и обрядам обычно подвергаются осуждению не только со стороны служителей Церкви и ее ревностных прихожан, но и со стороны светских властей. Здесь религиозный индифферентизм — пусть неактивная и непоследовательная, но все же отчетливая мировоззренческая позиция, обычно свойственная многим деятелям культуры и искусства стран с клерикальным государственным устройством.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница