Лекция 2 Образ русского европейца в творчестве А. С. Пушкина



Скачать 287.37 Kb.
страница1/6
Дата21.05.2018
Размер287.37 Kb.
ТипЛекция
  1   2   3   4   5   6


Лекция 2

Образ русского европейца в творчестве А.С. Пушкина
Часть 1

Русский европеец – «одна из исторических формаций русской души»
Процитированное определение принадлежит историку культуры Георгию Федотову, выдающемуся мыслителю ХХ века. Возникновение типа русского европейца связывают с эпохой императора Петра Великого, который осуществил в первой четверти ХVIII столетия грандиозные преобразования, сблизившие Россию с Европой.

Петр решал прежде всего практические задачи, продиктованные исторической необходимостью ускоренного развития страны, долго остававшейся закрытой от мира: он изменил систему государственного управления, реорганизовал армию и фактически заново создал флот, построил на новых началах промышленность и т.д. Гуманитарная сторона его деятельности: реформа русского алфавита, развитие книгопечатания, издание первой в России газеты, повсеместное учреждение светских школ (в противовес школам при церковных приходах и монастырях), основание Академии Наук и Санкт-Петербургского университета, – все это имело главной целью воспитать подданных, способных сознательно исполнять свой долг перед обновленным государством.

Первые русские европейцы – «птенцы гнезда Петрова», по образному выражению Пушкина, т.е. человеческий тип, теснейшим образом связанный со своей неповторимой эпохой. Но государственные труды Петра и служение его сподвижников-практиков имели далеко идущие последствия. Как заметил по этому поводу Владимир Вейдле, «дело Петра переросло его замыслы».

Георгий Федотов подчеркивал: «Петровская реформа действительно вывела Россию на мировые просторы, поставив ее на перекрестке всех великих культур Запада, и создала породу русских европейцев». При цитировании этого знаменитого суждения обычно отмечают, что и Федотов – представитель прославленной «европейской породы»; то же можно сказать об упомянутом выше Вейдле: они, подобно многим, несли миссию русского европейца в годы вынужденной эмиграции после большевистского переворота 1917 года.

Вершинные проявления европейского типа дал «золотой век» русской культуры, духовный облик которого определило поколение пушкинское – и прежде всего сам Пушкин.

Общеизвестна формула Александра Герцена, для которого пушкинская эпоха была живым воспоминанием и в то же время воспринималась как завершенный исторический период: «На приказ Петра Великого образоваться Россия ответила через сто лет колоссальным явлением Пушкина». Герцену вторил Дмитрий Мережковский, уже на исходе ХIХ столетия: «В сущности, Пушкин есть доныне единственный ответ, достойный великого вопроса об участии русского народа в мировой культуре, который задан был Петром. Пушкин отвечает Петру, как слово отвечает действию…»

В год столетия со дня рождения Пушкина Василий Розанов писал: «Пушкин не только сам возвысился до национальности, но и всю русскую литературу вернул к национальности, потому что он начал с молитвы Европе… Это – европейская школа для нас, заменяющая обширное путешествие и обширные библиотеки».

Современный культуролог Владимир Кантор обобщает: «Пушкин – показатель петровской удачи по привитию России европейской культуры». Уникальная роль Пушкина в отечественной культуре обусловлена единством национального (первый великий национальный поэт) и европейского (истинный русский европеец).

Лариса Ильинична Вольперт, крупнейший исследователь межкультурных связей пушкинской эпохи, ставит проблему «Пушкин и европейское мышление» как «часть общей, необозримо широкой проблемы: Восток и Запад, Азия и Европа, место России в этом единстве-противостоянии». В художественном творчестве и публицистике Пушкина «мысль европейская» объемлет и наследие Петра, и вопрос о смене инокультурных авторитетов на протяжении российской истории, и недавний опыт войны с Наполеоном, когда во время заграничного похода русской армии, увенчавшегося в 1814 году взятием Парижа, победители могли наблюдать гражданский быт Европы и сравнивать его с отечественным.

Пушкин запечатлел в художественных образах психологическое и культурное своеобразие русского европейца на основных этапах его исторической судьбы (к тому времени – за столетие с небольшим) и в тех несходных обликах, которые формировала пестрая, неоднородная русская жизнь. Пушкинские герои впоследствии послужат источником представлений об устойчивых свойствах европейски ориентированной личности в условиях русской жизни, иначе говоря – о вечных типах, порожденных особым положением России по отношению к Европе. Через сто лет после Пушкина Георгий Федотов в «Письмах о русской культуре» обозначил эти вечные типы как две крайности: с одной стороны, тип строителя, цивилизатора, продолжающего дело усовершенствования жизни, которое заведомо не знает конца, причем масштаб деятельности может быть и грандиозным, и самым скромным; с другой стороны, тип скитальца, чьи европейские идеалы отчуждают его от русской действительности и обрекают на бесплодное существование. Разумеется, к этой схеме не сводится все разнообразие характеров русских европейцев, представленных в творчестве Пушкина. Начнем рассмотрение пушкинских персонажей с тех, которые олицетворяют петровскую эпоху.


Часть 2




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница