Лекция 17. Материалистическая критика философии Гегеля у К. Маркса. «Сущность христианства»



страница3/6
Дата12.06.2018
Размер68 Kb.
ТипЛекция
1   2   3   4   5   6
2. Критика гегелевской процедуры снятия предметности.

Для Маркса, заслуга Фейербаха в том, что, указав на укорененность идеалистической философии в религиозных представлениях, он тем самым продемонстрировал, что она так же, как и религия, является еще одним способом самоотчуждения человеческой сущности и в качестве такового подлежит преодолению. Фейербах же открыл созвучный своему времени путь развития материалистической философии и реальной науки, поскольку основным принципом своей теории он сделал отношение человека к человеку.

В идеалистическом учении Гегеля основные возражения Маркса вызывает процедура снятия предметности, благодаря которой разумная субстанция превращается в идею-в-себе-и-для-себя, «присваивая» наличное бытие в качестве проявлений, или многообразного содержания, своего собственного единого и всеобщего самосознания. Передавая мыслящему индивиду функцию, своего рода, «агента» мирового духа, Гегель приравнивает человека к самосознанию. Тем самым любая предметность (т.е. данность в сознании предметов, или объектов, в качестве того, что отличается от самого сознания) отождествляется у него с отчужденностью. Можно спорить о том, есть ли это действительно позиция самого Гегеля, но, по крайней мере, Маркс понимает его именно так. «Предметность как таковая считается отчужденным, не соответствующим человеческой сущности (самосознанию) отношением человека. Поэтому обратное присвоение порождаемой как нечто чуждое, под категорией отчуждения, предметной сущности человека имеет значение не только снятия отчуждения, но и снятия предметности, т.е. человек рассматривается как непредметное, спиритуалистическое существо». (Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года.)

На самом же деле, с точки зрения Маркса, процедура снятия предметности – если не полный абсурд, то вполне искусственный философский жест: пустая абстракция, не позволяющая понять реального человека. Реальный же человек открывается не как чистый дух, а скорее, в образе «природного», телесного существа. В таком своем качестве он «является страдающим, обусловленным и ограниченным существом, т.е. предметы его влечений существуют вне его, как независящие от него предметы; но эти предметы суть предметы его потребностей; это – необходимые, существенные для проявления и утверждения его сущностных сил предметы <…> Быть предметным, природным, чувственным – это все равно, что иметь вне себя предмет, природу, чувство или быть самому предметом, природой, чувством для какого-нибудь третьего существа». (Там же.) Ежедневно испытываемые нами элементарные потребности указывают, что две вещи могут существовать друг вне друга (не будучи частями какого бы то ни было реального целого), но в то же время одна может быть необходимым условием существования другого. Например, голод – естественная потребность, «нуждающаяся в некотором предмете, существующем вне моего тела», или «солнце есть предмет растения, необходимый для него, утверждающий его жизнь предмет, подобно тому, как растение есть предмет солнца в качестве обнаружения животворной силы солнца, его предметной сущностной силы». (Там же.) Вообще, как заключает Маркс, «существо, не имеющее вне себя своей природы, не есть природное существо, оно не принимает участия в жизни природы <…> Непредметное существо есть невозможное, нелепое существо». Таким образом, Маркс признает изначальное, нередуцируемое к чему-либо единому существование множества различных связанных друг с другом, взаимно обусловливающих друг друга вещей; а как раз такая позиция традиционно и обозначается термином материализм.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница