Лекция 1. В. С. Соловьев: религиозно-философские идеи



Скачать 444.5 Kb.
страница9/13
Дата11.03.2018
Размер444.5 Kb.
ТипЛекция
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Шестов, Л. Умозрение и апокалипсис. Религиозная философия Вл. Соловьева // Сочинения / Л. Шестов. М. : Раритет, 1995. С. 382—383.

В. С. Соловьев и его место в истории русской философии

Владимир Соловьев относится к числу тех немногих отечественных мыслителей, чье воздействие на русскую философию и русскую культуру было весьма глубоким, долговременным и разносторонним. Влияние поднятых в его произведениях фундаментальных вопросов и сформулированных им идей ощущалось не только в философии, но и за ее пределами. Оно легко прослеживается в творениях открывших Серебряный век русской поэзии символистов. Всегда находившаяся в центре внимания Соловьева проблема отношения светской культуры и Церкви, личной свободы и церковной дисциплины, смирения перед Богом и исторического творчества в начале ХХ века приобрела новое звучание на Религиозно-философских собраниях 1903 года в Санкт-Петербурге, оказавших значительное воздействие на русскую культурную элиту начала ХХ века.

Если говорить о философской и религиозной мысли, то всеми ее историками признано бесспорным влияние Соловьева на религиозно-философский ренессанс первой половины ХХ века и на более узкое, но также весьма примечательное движение, нацеленное на своего рода «реформацию» православия, — на так называемое «новое религиозное сознание» (это движение было связано с именами Мережковского, Розанова, Бердяева и др.).

И хотя ни один из мыслителей, использовавших в качестве конструктивного принципа в построении собственной философии принцип всеединства, не был ортодоксальным продолжателем метафизики всеединства в ее собственно соловьевской версии, но их преемственность Соловьеву в том, что касается усвоения и развития системообразующей идеи, которой руководствовался Владимир Сергеевич (принципа всеединства), есть неоспоримый исторический факт.

Не все из мыслителей, которых современные историки относят к продолжателям начатого Соловьевым движения (а к этому кругу С. С. Хоружий, например, причисляет большую часть деятелей религиозно-философского ренессанса), считали себя его учениками и продолжателями, но даже если исходить из самооценки мыслителей первой половины ХХ века, то все равно тех, кто связывал свое философствование с именем Владимира Сергеевича, будет немало (князья С. Н. и Е. Н. Трубецкие, С. Н. Булгаков, ранний Флоренский, А. Ф. Лосев). Их отношение к наследию Соловьева было не ученическим, а творческим, критическим. Секрет обаяния философии Соловьева лежал, конечно, в идее целого, в цельности: это была идея обретения цельности в познании, в человеческой личности, в обществе и окружающем человека мире. Чаемая цельность мыслилась, вслед за Соловьевым, достижимой на путях соединения духа и плоти, Церкви и мира. Очень действенной и притягательной была идея Богочеловечества, мысль о творческом предназначении человека как о его религиозном призвании.

Важность философии и личности Вл. Соловьева для истории отечественной мысли подтверждается как анализом развития русской религиозной философии первой половины ХХ века, так и тем количеством мемуаров, воспоминаний, статей, вышедших в свет вскоре после смерти мыслителя. До октябрьской революции вышло четыре книги, четыре монографических труда, посвященных изучению творческого наследия и биографии философа (это работы Величко, Радлова, С. М. Лукьянова (в 3-х книгах) и остающееся и по сию пору наиболее фундаментальным исследованием метафизики Соловьева двухтомное сочинение Е. Н. Трубецкого). А вскоре после революции было написано еще несколько книг, посвященных творчеству Владимира Сергеевича (работы С. М. Соловьева, Л. Шестова, К. Мочульского), изданных за рубежом.

Ничего подобного мы не можем сказать ни о каком другом русском мыслителе ХIХ-го века. Внимание, проявленное потомками в начале ХХ века к творчеству Соловьева, сопоставимо только с потоком литературы, посвященной осмыслению духовного наследия Л. Толстого и Ф. Достоевского.

Цитата

«Идеал органического синтеза, положительного всеединства — основная идея Соловьева. Он никогда не мог пристать ни к одному из “двух враждующих станов”, ни к светской культуре, ни к церковному аскетизму, ни к западникам, ни к славянофилам, ни к представителям свободной мистики, ни к носителям церковного авторитета. <…> Естественно, что по смерти Соловьева начался ожесточенный спор за его наследие и, как говорит поэт Андрей Белый, “разнообразные, бессмысленные касты причли его к своим”».




Каталог: files
files -> Истоки и причины отклоняющегося поведения
files -> №1. Введение в клиническую психологию
files -> Общая характеристика исследования
files -> Клиническая психология
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> К вопросу о формировании специальных компетенций руководителей общеобразовательных учреждений в целях создания внутришкольных межэтнических коммуникаций
files -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница