Лекция №1-2: Лингвокультурология как научная и учебная



Скачать 122.7 Kb.
страница1/10
Дата18.04.2018
Размер122.7 Kb.
ТипЛекция
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

КРАТКИЙ КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ

Лекция № 1-2: Лингвокультурология как научная и учебная дисциплина

Цель: познакомить с лингвокультурологией как научной и учебной дисциплиной

Вопросы:

  1. Смена парадигм в науке о языке.

  2. Новая антропоцентрическая парадигма современного языкознания.

  3. Язык и культура.

  4. Лингвокультурология как наука

  5. Объект, предмет, цель и актуальные проблемы лингвокультурологии.

  6. Лингвокультурология как учебная дисциплина.

  7. Место лингвокультурологии в кругу других гуманитарных наук.

  8. Методология и методы лингвокультурологии



1. Смена парадигм в науке о языке

Вопрос о парадигме как модели постановки проблем и совокупности приемов их решения встал перед исследователями после выхода в свет в 1962 г. известной книги американского философа и историка науки Томаса Куна (1922 – 1996) «Структура научных революций» (русский перевод был сделан в 1977 г.). Томас Кун выдвинул концепцию научных революций как смены парадигм – исходных способов постановки проблем и методов исследования, господствующих в науке определенного исторического периода.

Из курса теории языка известно, что в лингвистике (и вообще в гуманитарных науках) парадигмы не сменяют друг друга, но накладываются одна на другую и сосуществуют в одно и то же время.

Традиционно в истории лингвистики, с начала XIX века, выделяются три парадигмы – сравнительно-историческая, системно-структурная и антропоцентрическая.



Сравнительно-историческая парадигма была первой научной парадигмой в лингвистике, т.к. сравнительно-исторический метод был первым специальным методом исследования языка. Весь XIX век прошел под эгидой этой парадигмы. Сравнительно-историческое языкознание – область языкознания, объектом которой являются родственные языки, установление соотношения между родственными языками и описание их эволюции во времени и пространстве. Результатом таких исследований явились сравнительно-исторические грамматики групп родственных языков, включающие описание фонетических, морфологических и синтаксических уровней языковой системы и этимологические словари.

Возникновение сравнительно-исторического языкознания связывают со знакомством европейских лингвистов в конце ХVШ века с древним священным языком Индии санскритом. К этому времени в естественных науках был накоплен большой конкретный материал, давший основание первым универсальным классификациям, открывшим возможность рассмотреть целое, определить иерархию его частей и предположить, что сама она есть результат действия неких общих законов. Весь этот этап работы подразумевал существенную роль сравнения фактов и неизбежно приводил к выводу: за внешне разнообразными фактами должно крыться внутреннее единство, нуждающееся в истолковании.

Принципом истолкования для науки того времени стал историзм, т.е. признание развития во времени, осуществляющегося естественным образом (а не божественной волей), по законам, которые не только описывают смену одних форм другими, но и конкретный вид ими принимаемый.

Наиболее значительные работы лингвистов в рамках сравнительно-исторической парадигмы:



  • немецкий ученый Иоганн Готфрид Гердер «Исследование о происхождении языка» 1770 г., в которой ученый выступал против распространенных тезисов об исконности языка, его божественном происхождении и неизменяемости;

  • немецкий ученый и путешественник Фридрих фон Шлегель «О языке и мудрости индейцев» 1808 г. ввел термин сравнительная грамматика, подчеркивал роль грамматических элементов при установлении языкового родства, формулирует первые постулаты сравнительно грамматических исследований индоевропейских языков;

  • российский ученый Петр Симонович Паллас «Сравнительный словарь всех языков и наречий» 1790 – 1791, благодаря которому создались особо благоприятные условия для выделения лексем родственных языков;

  • немецкий ученый Франц Бопп «О системе спряжения санскритского языка в сравнении с таковою в греческом, латинском, персидском и германском языках» 1816 г.;

  • датский ученый Расмус Кристиан Раек «Разыскания о древнесеверном языке» 1818 г.;

  • немецкий лингвист и фольклорист Якоб Гримм «Грамматика немецкого языка» в 4-х т. 1819 – 1837 гг.;

  • великий немецкий мыслитель и филолог Вильгельм фон Гумбольдт «О сравнительном изучении языков применительно к различным эпохам их развития» 1820 г.

В четырех последних работах был теоретически обоснован статус сравнительно-исторического языкознания не только как особой, но и автономной лингвистической дисциплины, выводы которой имеют первостепенное значение при изучении культуры и интеллектуальной деятельности человека.

При системно-структурной парадигме внимание ученых было ориентировано на изучение языка как системы уровней фонетико-фонологического, лексико-семантического и грамматического, каждый из которых обладал собственной структурой и иерархией единиц. В русле этой парадигмы строятся учебники и академические грамматики. Фундаментальные исследования, выполненные в рамках этой парадигмы, являются ценнейшим источником сведений не только для современных исследователей, но и для будущих поколений лингвистов.

Становление и эволюция системно-структурного подхода к языку происходили на фоне общего поворота науки XX века от «атомистических» к «холистическим» взглядам (т.е. к признанию примата целого над частями и всеобщей связи явлений). Большую роль в разработке учения о системе языка сыграли идеи выдающегося российского лингвиста Ивана Александровича Бодуэна де Куртенэ о роли отношений в языке, о разграничении статики и динамики, внешней и внутренней истории языка. Бодуэн де Куртенэ выделил наиболее общие типы единиц системы языка – фонему, морфему, графему, синтагму.

В учении великого швейцарского ученого Фердинанда де Соссюра система языка рассматривается как система знаков, при исследовании которой следует разграничивать ее внутреннюю структуру от внешнее функционирование, проявляемое в речевой деятельности.

В разработке учения о системе языка большое место принадлежит отечественному языкознанию, опирающемуся на традиции в изучении языка Филиппа Федоровича Фортунатова, который в общем курсе сравнительного языкознания (1901 – 1902) создал учение о форме слова, в основе которого лежит понятие грамматической формы, под которой он понимал способность слова делиться на основу и аффиксы, различал формы словоизменения (формообразования) и словообразования (деривации).

Идеи Ф.Ф. Фортунатова были продолжены в трудах академика Виктора Владимировича Виноградова, в частности, в его классическом труде «Русский язык. Грамматическое учение о слове» (1947 г.).

Новая антропоцентрическая (от греч. anthropos 'человек') парадигма, оформившаяся в конце XX века – это переключение интересов исследователя с объектов познания на субъекта – человека, оперирующего языком, т.е. анализируется человек в языке и язык в человеке, поскольку, по словам И.А. Бодуэна де Куртенэ, «язык существует только в индивидуальных мозгах, только в душах, только в психике индивидов, составляющих данное языковое общество».

2. Новая антропоцентрическая парадигма современного языкознания

Чтобы отразить сложнейшую сущность языка, Юрий Сергеевич Степанов представил его в виде нескольких образов:



  1. язык как язык индивида;

  2. язык как член семьи языков;

  3. язык как структура;

  4. язык как система;

  5. язык как тип и характер;

  6. язык как компьютер;

  7. язык как пространство мысли и как «дом духа», т.е. язык как результат сложной когнитивной деятельности человека.

Следовательно, язык, во-первых, – результат деятельности народа; во-вторых, результат деятельности творческой личности и результат деятельности нормализаторов языка (государства, институтов, вырабатывающих нормы и правила).

К этим образам в конце XX века прибавился еще один; язык как продукт культуры, как ее важная составная часть и условие существования, как фактор формирования культурных кодов.

С позиций антропоцентрической парадигмы, человек познает мир через осознание себя, своей теоретической и предметной деятельности в нем. Многочисленные языковые подтверждения тому, что мы видим мир сквозь призму человека, это метафоры, «переносящие» обозначение действий человека на природные объекты:

метель разыгралась, метель укутала леса, снежинки пляшут, весна пришла, звуки уснули, земля спит, матушка-зима, мороз-батюшка, годы идут, дни летят, тень ложится, объятый тоской.

Особенно впечатляют яркие поэтические образы:



и над могилой сосны стыли (Дмитрий Голубков), глухая пора листопада, ветер, рябину занянчив, пугает ее перед сном, лес лопоухий шутом маскарадным одет (Борис Пастернак), и неживого небосвода всегда смеющийся хрусталь, тает в бочке, словно соль, звезда (Осип Мандельштам), глаза т полны заката, сердца т полны рассвета (Иосиф Бродский).

Никакая абстрактная теория не сможет ответить на вопрос, почему можно думать о чувстве как об огне и говорить о пламени любви, о жаре сердец, о тепле дружбы и т.п. Осознание себя мерой всех вещей придает человеку право творить в своем сознании антропоцентрический порядок вещей.

(Ср. геоцентрическую и гелиоцентрическую модель Вселенной, которые появились гораздо позже, в более ранних мифах и строение Вселенной объяснялось через строение человеческого тела: египетская богиня неба Нут изображалась на рисунках с очень длинным туловищем, образовывавшим небесный свод над землей. Поддерживаемая отцом Шу, она соприкасается с землей только кончиками пальцев ног и рук. Ближе к вечеру богиня встречается со своим мужем Гебом (богом земли) и тогда наступает темнота. Солнце рисовалось в образе мужчины: каждое утро как только люди-скорпионы открывали Восточные ворота, шумерский бог Солнца Уту совершал восхождение на гору и оттуда возносился на небо. Вечером он возвращался к горе, но уже через Западные ворота).

Этот порядок, существующий в сознании человека, определяет его духовную сущность, мотивы его поступков, иерархию ценностей. Все это можно понять исследуя речь человека, те обороты и выражения, которые он наиболее часто употребляет, к которым у него проявляется наивысший уровень эмпатии.

В процессе формирования новой научной парадигмы был провозглашен тезис: «Мир есть совокупность фактов, а не вещей» (по словам австрийского философа и логика Людвига Витгенштейна). Язык был постепенно переориентирован на факт, событие, в центре внимания стала личность носителя языка (языковая личность, по теории Юрия Николаевича Караулова). Новая парадигма предполагает новые установки и цели исследования языка, новые ключевые понятия и методики.

Следовательно, формирование антропоцентрической парадигмы привело к развороту лингвистической проблематики в сторону человека и его места в культуре, ибо в центре культуры и культурной традиции стоит языковая личность во всем ее многообразии: Я-физическое, Я-социальное, Я-интеллектуальное, Я-эмоциональное, Я-речемыслительное. Человек познает окружающий мир, лишь предварительно выделив себя из этого мира, он как бы противопоставляет «Я» всему, что есть «не-Я». Таково устройство нашего мышления и языка: любой речемыслительный акт всегда априорно предполагает признание существования мира и при этом сообщает о наличии акта отражения мира субъектом.

Итак, антропоцентрическая парадигма выводит на первое место человека, а язык считается главной конструирующей характеристикой человека, его важнейшей составляющей. Человеческий интеллект, как и сам человек, немыслим вне языка и языковой способности к порождению и восприятию речи. Текст, создаваемый человеком, отражает движение человеческой мысли, строит возможные миры, запечатлевает в себе динамику мысли и способы ее представления с помощью средств языка.

В рамках антропоцентрической парадигмы оформились новые лингвистические дисциплины: когнитивная лингвистика, этнолингвистика, лингвокулътурология и лингвострановедение.



Когнитивная лингвистика (или когнитология, когитология) – наиболее распространенное (особенно в Европе) название направления лингвистических исследований, сложившегося во второй половине 1970-х годов и имевшего в дальнейшем значительное число последователей. В США, где это направление зародилось, его чаще называют когнитивная грамматика, тогда как в России нередко используется термин когнитивная семантика, указывающий на один из источников данного исследовательского начинания.

«Когнитивная наука о языке, – пишет Леонид Михайлович Васильев, – это учение о различных типах человеческого знания и способах его репрезентации. Предметом когнитивной теории является речевая деятельность людей, т.е. реальные процессы порождения и понимания текстов. Механизмы тех и других процессов являются весьма сложными. Для их осуществления необходима солидная база языковых и неязыковых знаний; языковые знания наиболее концентрированно, емко представлены в семантических и грамматических категориях, а неязыковые – в когнитивных категориях. Таким образом, когнитивные категории (или модельные конструкты) – это категории мыслительного содержания, конструкты сознания, моделирующие наши знания о мире и соотносящие их с моделями знаний, зафиксированных в структуре языка».



Этнолингвистика – интердисциплинарная наука, совмещающая в себе предметы и методы языкознания (преимущественно диалектологии и компаративистики), фольклористики и этнографии. Этнолингвистика как составляющая современной семиотики соприкасается с мифологией, историей культуры, этнической историей, теорией этногенеза, в фокусе которых находится человек (прежде всего «человек говорящий» – homo loquens) и этнос. По определению Никиты Ильича Толстого, этнолингвистика есть «раздел языкознания или – шире – направление в языкознании, ориентирующее исследователя на рассмотрение соотношения и связи языка и духовной культуры, языка и народного менталитета, языка и народного творчества, их взаимозависимости и разных видов корреспонденции». Помимо этого, «этнолингвистика занимается эмпирическими исследованиями моделей и функций применения языка в различных ситуационных контекстах, свойственных разным культурам, равно как и созданием общей теории языка, шире – коммуникации вообще во всей совокупности человеческой культуры, опираясь при этом на предпосылки, исходящие от связи конкретных культур с конкретными языками» [Исаев. Словарь этнолингвистических терминов: 178].

Лингвострановедение изучает собственно национальные реалии, нашедшие отражение в языке. Это безэквивалентные языковые единицы (по определению Евгения Михайловича Верещагина и Виктора Григорьевича Костомарова) – обозначения специфических для данной культуры явлений. Рассматривая языковые единицы как органическую часть естественного бытия человека в его социальной и природной среде, лингвисты исходят из тезиса о том, что лингвокулътурное освещение языка есть сопоставительное изучение этого языка в сравнении с иностранным, либо родным. Поэтому в качестве единиц изучения здесь фигурируют реалии, т.е. те факты действительности, которые объективно присущи только данной этнокультурной общности.

Во всех этих дисциплинах ключевыми понятиями являютсяязык и культура народа.




Каталог: ebook -> umm
umm -> Учебное пособие по социологии
umm -> Курс лекций "Государственное и муниципальное управление в зарубежных странах"
umm -> Алимжанова Г. М. Сопоставительная лингвокультурология
umm -> Введение в философию
umm -> I. История и философия науки >31,2%
umm -> Курс лекций по философии предназначен не только для студентов и магистрантов всех специальностей и преподавателей философии, но и для всех интересующихся философией
umm -> Экономика социальной сферы
umm -> Тема №1 Философия как феномен культуры
umm -> Введение в философию


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница